Российско-украинский договор 1654 и геополитическое положение Украинского государства во второй половине 1650-х гг

18 января 1654 в Переяславе состоялась расширенная старшинский совет, который принял решение о принятии протекции царя. Дальнейшие переговоры едва не сорвались из-за отказа россиян присягнуть от имени Алексея Михайловича, что тот не нарушать прав и свобод украинского населения и не вернет его в подданство короля. И только осознание неспособности собственными силами отстоять независимость побудило гетмана и старшину составить одностороннюю присягу. После совета правительство разработало проект договора с Россией - «Просьба» с 23 статей, с которыми в Москву 27 февраля выехало посольство С. Богдановича-Зарудного и П. Тетери. Во время сложных переговоров к содержанию статей были внесены поправки, и главные из них вошли в документ из 11 статей, получивший название «Статьи Богдана Хмельницкого». Другие с соответствующими поправками были подтверждены царскими грамотами. 6 апреля украинский посл; ш вручили «Статьи Богдана Хмельницкого», «Жалованную грамоту» Б. Хмельницкому и Войску Запорожскому, «Жалованную грамоту» шляхте и другие документы, и составили содержание украинских-российского договора.

Он предусматривал сохранение формы правления и политического строя Украинского государства, его границ, административно-территориального устройства, суда и судопроизводства, финансовой и фискальной систем, социальной структуры общества и характера социально-экономических отношений. Подтверждались права и привилегии казачества, шляхты, духовенства и мещан, независимость правительства в проведении внутренней политики. Посажен в Киеве российский воевода с несколькотысячным подразделением имел предоставлять украинским в случае внешней угрозы военной помощи. Численность казацкого реестра устанавливалась в 60 тыс. человек, определились размеры платы российского правительства казакам и старшине. Россия обязывалась вступить в войну против Речи Посполитой и оказывать помощь казацкой Украины в отражении нападения татар. Со своей стороны, украинское правительство признало протекцию царя, согласился выплачивать ежегодно определенную сумму дани в российскую казну, потерял право на самостоятельные дипломатические контакты с Речью Посполитой и Портой. По своим формальным правовым признакам договор предусматривал установление отношений номинальной вассальной зависимости или протектората. Он юридически оформил факт выхода Украинского государства из состава Речи Посполитой, служил правовым признанием ее внутреннего суверенитета и открыл перспективу достижения победы над Речью Посполитой, а следовательно объединение украинских земель в пределах соборного государства.

Правовая неопределенность характера отношений между обоими государствами, разное видение политического смысла договора их правительствами несли в себе зерна будущих недоразумений. Ведь если украинская сторона рассматривала его скорее как военно-политический союз для победы над Речью Посполитой, то российская - как акт включения казацкой Украины в состав своих владений, как реализацию имперской идеи «собирания русских земель», концепции «Третьего Рима». Отличие позиции обоих государств начала отчетливо отражаться в стратегических планах ведения военных действий. Пытаясь овладеть Беларусью и Литвой и закрепиться в Прибалтике, русское правительство решило нанести основной удар в этом направлении. Но главную военную силу Речи Посполитой составляла не литовский, а польская армия, которой при таком ходе событий приходилось сражаться самим украинским. Кроме этого, вследствие заключения в июле польско-крымского договора о «вечной приязнь» стала реальной опасность вторжения в Украину сорокотысячных орды. Следовательно, возникла угроза ведения войны на двух фронтах да еще силами ослабленной армии, так по требованию царя в Белоруссию отправлялось 20 тыс. воинов.

Игнорирование украинских интересов заставило гетмана настойчиво убеждать российское правительство в необходимости как можно скорее прислать на помощь мощное войско. Однако эти дипломатические усилия терпели неудачу, поскольку россияне на них не реагировали. В конце ноября начались бои, и только в течение декабря гетман шесть раз обращался к Алексею Михайловичу и его военачальников с просьбой оказать помощь. Поскольку те не спешили с решением, польские подразделения захватили Брацлавщину, а в начале 1655 г. объединились с татарами. И только 23 января 1655 Б. Хмельницкий наконец дождался прибытия 10-12 тыс. русских и немедленно выступил в поход. Охматовской битве 29 января - 1 февраля победителя не выявила, а следовательно польские и татарские подразделения до конца марта находились в Брацлавицини, которую превратили в пустыню.

Трагические последствия кампании лета 1654 ~ зимы 1655 показали неэффективность заключенного договора с Россией и заставили Б. Хмельницкого пересмотреть характер отношений с ней в сторону проведения самостоятельной курса, в частности, активизировать поиск новых союзников. Во время похода в Галицию (лето-осень 1655 г.) он не скрывал недовольство жестоким отношением русского военачальника к населению Подолья и Галичины, а во время осады Львова отклонил его настоянию штурмовать город и добиваться капитуляции мещан и их присяги царю, ограничившись выкупом. И это не случайно, поскольку гетман рассматривал освободившиеся земли составляющей не Российской, а Украинского государства. В разговоре с посланцами львовского магистрата Выговский подчеркнул, что Б. Хмельницкий теперь стал обладателем всей Русской земли, которой никому не уступит.

В течение 1655 определилась еще одна сфера, где вызревало столкновения интересов Украины и России, - Белоруссия. Действия украинских полков под руководством И. Золотаренко в районах, где проживало много украинском, получили поддержку не только с их стороны, но и части белорусов. Занятые территории подчинялись украинской власти, тогда как российское правительство стремился включить их к своим владениям. Поэтому в сентябре 1655 г. царские титулы получили дополнение «великий князь Литовский и Белой Руси, и Волынский, и Подольский», что означало ограничения территории Украинского государства («Малой Руси») только землями Брацлавщины, Киевщины и Черниговщины. В 1656 г. Белоруссия оказалась в эпицентре открытого военного противостояния между Украиной и Россией за распространение на нее своих влияний.

С конца 1655 обозначились контуры принципиальных разногласий внешнеполитических курсов Украины и России. Правительство последней, обеспокоенный успехами Швеции в Прибалтике и Литве, решил пойти на сближение с Речью Посполитой, тем более что лелеялась надежда на избрание царя польским королем. Шведском посольству было отказано в переговорах. В конце мая 1656 г., не заручившись поддержкой ни одного из союзников и не заключив выгодного договора с Речью Посполитой, царь объявил войну Швеции. Узнав об изменении направления российской внешней политики, Б. Хмельницкий понял, что российско-польское примирение может произойти только за счет Украины. Поэтому в письмах к царю пытался убедить его в ошибочности нового курса, советовал в случае, если переговоры все же начнутся, добиваться согласия на определение границы с Украиной вдоль Вислы до Венгрии.

Для защиты государственных интересов в польско-российских переговорах, гцо начались в августе в Вильно, Б. Хмельницкий направил посольство Р. Гапоненко, которое, однако, не было на них допущено российскими дипломатами. Во время дебатов россияне согласились на уменьшение территорий казацкой Украины (согласно Белоцерковского договора). Заключено перемирие предусматривало совместные военные действия против Швеции и Бранденбурга, выборы царя будущим сеймом на польский трон с оговоркой, что он сможет его занять лишь после смерти Яна Казимира; согласие России, чтобы казацкая Украины, статус которого должен быть определен переговорами российских, польских и украинский комиссаров, оставалась в составе Польши. Откровенное пренебрежение украинскими интересами возмутило Б. Хмельницкого и старшину. Гетман собрал совет старшин, на которой поднял вопрос о разрыве договора с Россией и поиск новых союзников. Хотя соответствующего постановления принято не было, а разъяснения российским послом содержания перемирие несколько смягчило напряженность, все же с этого времени внешняя политика Украины приобретает независимого от Москвы характера.

Заключая в 1654 г. договор с Россией, украинское правительство не мог до конца осознать масштабы его влияния на изменение соотношения сил в Восточной и Юго-Восточной Европе, а затем предусмотреть все негативные для геополитического положения казацкой Украине тенденции. И все же самую из них были определены сразу. Она заключалась в опасности создания военно-политического союза Речи Посполитой с Крымом. Поэтому в течение февраля - первой половины марта гетман направляет в Бахчисарай два посольства, имевших сообщить о принятии царской протекции казацкой Украины и желание украинского правительства сохранить союз с Крымом. Реакция ногайских и крымских беев и мурз оказалась неоднозначной. Если Ислам-Гирей и часть крымской знати восприняли этот факт негативно, то многие ногайских и отдельные крымские мурзы отнеслись к нему спокойно и ратовали за сохранение союза с Б. Хмельницким.

Учитывая наличие проукраинских настроений среди мурз, несогласованность собственных и польских планов ведения будущей войны с Россией и позицию Порты, крымское правительство в течение апреля-1 мая склонял гетмана к разрыву договора с Москвой и нейтралитета в войне с ней Крыма и Польши. Украинская дипломатия (в отдельных случаях она сотрудничала с русской) добивалась сохранения дружеских отношений, оказании военной помощи против Польши и стремилась удержать Крым от заключения союза с последней. Аргументы украинской стороны оказались менее убедительными, чем польской, которые были подкреплены выплатой сотен тысяч злотых упоминок за предыдущие годы. Крым пошел на заключение в июле «вечного договора» с Польшей, предусматривал совместные военные действия против Украины и России. Правда, смерть Ислам-Гирея и борьба за власть дали Б. Хмельницкому возможность разорвать его, и гетман сделал все возможное, чтобы реализовать шанс, но потерпел неудачу. Предназначен султаном хан Мехмед-Гирей 22 ноября ратифицировал договор.

Однако дипломатические контакты с отдельными представителями крымской элиты все же поддерживались. Именно благодаря им Б. Хмельницкому удалось объясниться с Каммамбет-мурза, а затем спасти армию от катастрофы в боях под Охматовым. Успешные действия украинском и русских в боях с татарами под Заложцы и Озерной, присутствие в ставке Б. Хмельницкого турецкого посла Шагин-аги, который привез согласие султана принять Украину под протекцию, и дипломатический талант украинского посла С. Богдановича-Зарудного способствовали заключению 22 ноября 1655 г. украинский-крымской Озернянськои соглашения. Она предусматривала признание Крымом силу украинский-российского договора, нейтралитет Крыму в войне Украины и России с Речью Посполитой, запрет татарам нападать на украинские и российские зеллли, а украинский и донским казакам - на Крым и Порту, обмен военнопленными. На протяжении 1656 - первой половины 1657 Украинская посланцы и послы неоднократно подтверждали Крыма намерения правительства сохранять с ним дружбу, однако отказывали ему в требованиях оказать помощь Польше. За действий хана по поддержке Яна Казимира весной 1656 военный конфликт с Украиной возобновился.

Заметное место в украинской дипломатии и дальше занимали отношения с Портой, поскольку собственно ее позиция определяла содержание и направленность внешней политики Крыма, в частности, Украина и Речи Посполитой. В марте 1654 г. было отправлено посольство в Стамбул, которое должно убедить Порту в том, что царская протекция не изменит дружественных отношений с ней украинский, а также ходатайствовать о запрете хану помогать Польше и возвращения к власти В. Лупула. Османская элита негативно отреагировала на принятие украинским государством московской протекции, однако великий визирь решил не менять устоявшихся отношений, лелея надежду добиться разрыва ее союза с Москвой. Мехмед-Гирей получил поручение склонять Гетманщину в антироссийской лиги, что отвечало интересам ханства.

Поскольку польско-крымские войска в конце 1654 - в начале 1655 гг. Нанесли удар не по России, а по казацкой Украины, турецкое правительство обеспокоился возможным усилением Речи Посполитой, поэтому в феврале 1655 направил распоряжение хану прекратить военные действия, а силистрийскому паши - объясниться с гетманом. В марте в Чигирин отправились посольство Шагин-аги с предложением принять протекцию Порты. Б. Хмельницкий согласился, но при условии запрета татарам нападать на украинские земли. И во второй половине мая султан взял под протекцию казацкую Украину на условиях, тождественных тем, ицо существовали относительно Молдавии и Валахии. К гетману выехало посольство Ш Агин-аги. Б. Хмельницкий встретил его под Львовом, но не спешил присягать на верность султану. В декабре он отослал посольство Шагин - аги с письмом, в котором констатировал готовность служить султану, однако обошел молчанием вопрос принесения присяги Войском Запорожским. Такая позиция Б. Хмельницкого внесла охлаждение в отношениях, сложившихся 1656 Однако во второй половине марта 1657 гетман направил Л. Капусту в Стамбул засвидетельствовать «старую дружбу и искреннюю верность» казацкой Украины в порты, сообщить об отказе от участия в антитурецкой коалиции, создаваемой Австрией, и согласие оставаться в протекции султана. Посольство приняли благосклонно, и турецкое правительство подтвердил намерение держать гетмана «под опекой».

Провал военных кампаний весной и осенью 1654 - зимой 1655 гг., Вызревания конфликта со Швецией побудили польское правительство в мае прибегнуть к поиску путей восстановления дипломатических отношений с Украиной. Король обратился с универсалом к Войска Запорожского, в котором обещал амнистию, предоставление казакам «шляхетских вольностей и прерогатив», перевод крестьян и мещан на выплату легкого чинша. В конце июня сейм уполномочил комиссаров начать переговоры с гетманом о заключении соглашения. Она должна была провозгласить амнистию, гарантировать права православной церкви и возвращения ЕЙ захваченных храмов и имущества, признание численности реестра в 40 тыс. человек, предоставление шляхетства 6 тыс. казаков, разрешение проживать им в воеводствах юга Киевского воеводства т.д. Однако переговоры не состоялись. Вторую попытку объясниться с Б. Хмельницким король сделал в октябре 1655 г. Посол С. Лубовицький просил гетмана вернуться в подданство Польши, обещая от имени Яна Казимира нобилитацию казакам, на что тот заметил, что готов заключить с Речью Посполитой соглашение, но при условии отказа от претензий «ко всему Русского княжества» и признании его казаками в границах по Владимир, Львов, Ярослав и Перемышль.

С февраля 1656 украинская-польские дипломатические контакты приобрели постоянный характер. Польская сторона предлагала начать переговоры о мире, разорвать союз с Россией и прислать на помощь Речи Посполитой 10-тысячное войско. Б. Хмельницкий отклонил эти предложения, заявляя, что помочь не сможет, пока не будет заключен мира, чего пока нельзя сделать за отсутствия старшины. Майская же совет старшин вообще приняла решение прекратить дипломатические отношения с Речью Посполитой. Польское правительство обратилось с просьбой к австрийскому императору посодействовать заключению соглашения с Войском Запорожским. Тот согласился, и в январе 1657 г. На Украину отправилось посольство П. Парцевича, которое мало предложить посредничество и гарантии императора в переговорах с польским правительством. Вместе поляки направили в Чигирин посла С. Беневский добиваться заключения «Вечного мира» на основе проекта 1655 г., разрыва украинский-трансильванского союза и отзыве из похода корпуса А. Ждановича. Переговоры с П. Парцевичем завершились в конце апреля согласия гетмана принять посредничество Австрии, но при условии, «если только не будет причинен никакой несправедливость безопасности и сохранности нашего государства». Однако он не торопился польские предложения, поэтому миссия С. Беневский потерпела неудачу. Как предполагает М. Грушевский, вполне вероятно, что при обмене мнениями украинская сторона высказалась за превращение казацкой Украине на Великое княжество Русское вроде Великого княжества Литовского.

Важными задачами внешней политики правительства было расстроить антиукраинскую коалицию, восстановить союзнические отношения с Трансильванией и Молдавией и доброжелательные с Валахией. Провал намерений Польши разгромить Украинское государство и добиться ее капитуляции, заключения ею договора с Россией вызвали сильное беспокойство у их обладателей. Вместе усиливается стремление Дьердя II Ракоци овладеть польским троном. Поэтому с начале 1654 г. начался новый виток в поисках взаимопонимания с гетманом. Со своей стороны, Б. Хмельницкий сделал шаг навстречу: освободил пленных молдавских воинов и сообщил, что смерть сына не должна препятствовать развитию дружественных отношений между странами. Правда, лукавство НЕТ. Георгіци та військова підтримка ним дій польських підрозділів у березні—квітні підштовхнули гетьмана до проведення дипломатичної акції щодо повернення на трон В. Лупула. Впродовж весни — літа 1654 р. стають постійними дипломатичні відносини з Трансільванією й окреслилася тенденція поліпшення взаємин із новим валаським господарем К. Щер - баном. На початку липня гетьман урочисто зустрів посольство Швеції (контактів з її урядом він шукав з 1649 р.), яке запропонувало розпочати переговори про спільні воєнні дії проти Речі Посполитої. Б. Хмельницький погодився на пропозицію і відправив до Стокгольма посольство І. Макарова, водночас зробивши спробу схилити до союзу зі Швецією Олексія Михайловича.

Воєнні дії осені 1654 — зими 1655 рр. затримали процес зближення козацької України з Придунайськими державами та Шведським королівством. Новий імпульс йому було надано упродовж весни—літа 1655 р. Наприкінці травня гетьман отримав листа від нового шведського короля Карла X Густава з повідомленням про готовність розпочати війну проти Речі Посполитої. У середині серпня під стінами Кам'янця-Подільського було укладено українсько-шведську угоду, що передбачала проведення українцями наступу до західних кордонів України, включення звільнених земель до складу держави й зобов'язання шведів не переходити на правий берег Вісли. Прийняв Б. Хмельницький і трансільванське посольство, яке запевнив у бажанні зберігати дружбу з князем.

Досягнення узгодженості дій зі Швецією створювало сприятливі умови для поширення влади гетьмана на західноукраїнські землі. Однак вражаючі успіхи шведів у боротьбі з поляками викликали у Карла X переоцінку власних сил. Вважаючи Річ Посполиту переможеною, він втратив зацікавленість у збереженні союзу з козацькою Україною і вирішив прилучити до своїх володінь Белзьке, Волинське, Подільське й Руське воєводства, а тому звернувся до Б. Хмельницького з вимогами зняти облогу Львова й відступити у козацьку Україну. Зважаючи на вторгнення хана й на те, іцо Польща ще не здолана, гетьман прийняв слушне рішення поступитися, не розриваючи дипломатичних відносин зі Швецією.

Окупація шведами Польщі підштовхнула Придунайські держави до зближення з Україною. На початку 1656 р. до Чигирина з'явилися посли Молдавії та Валахії, котрі засвідчили гетьманові бажання їхніх володарів «бути з ними у мирі». Б. Хмельницький попросив їхніх володарів не допомагати ані польському, ані шведському королям. Він прийняв також посланця Дьєрдя II Ракоці, від якого дізнався про згоду князя не надавати допомоги ворогам України й укласти з нею союз. 20 квітня гетьман направив посольство І. Брюховецького до трансільванського князя, щоб обговорити умови майбутнього договору й схилити до воєнних дій проти Польщі.

Переорієнтація Росії на підтримку Речі Посполитої підштовхнула український уряд активізували зусилля із формування антипольської ліги. Воєнні невдачі Карла X спонукали його шукати порозуміння з Україною.

Слід зазначити, що восени 1655 і в 1656 рр. бранденбурзький курфюст Фрідріх Вільгельм та вождь англійської революції Олівер Кромвель робили спроби встановити дипломатичні зв'язки з Б. Хмельницьким. Процес формування союзу козацької України, Трансільванії й Швеції був складним, бо кожна зі сторін прагнула досягти власних інтересів. Як засвідчує хід переговорів, Карл X і Дьєрдь II Ракоці, домагаючись воєнної допомоги з боку Української держави, водночас побоювалися зміцнення її потуги й плекали надії прихопити західноукраїнські землі. Зокрема, у травні 1656 р. шведський король погодився віддати трансільванському князеві Галицьку і Львівську землі та частину Поділля, а в серпні — Сяноцьку, Перемишльську і Белзьку землі. Розроблена у вересні інструкція шведському послу до Б. Хмельницького передбачала визнання України «повністю вільною державою», але тільки у межах Брацлавського, Київського і Чернігівського воєводств. Проблему належності західного регіону порушено не було. Не випадково підписаний у грудні 1656 р. у Радноті шведсько-трансільванський договір передбачав його входження до володінь Дьєрдя II Ракоці.

За таких обставин гетьман уважно стежив, іцоб у текстах укладених із союзниками договорів фіксувалося визнання ними західних земель складовою Української держави. Спершу вдалося порозумітися й укласти договір про союз і взаємодопомогу з Трансільванією. Вочевидь, у додатку до нього зазначалося, що «міста по Віслу ріку і в яких проживали руські люди благочестиві і церкви були, і їм бути до міст... Війська Запорозького». В листопаді укладаються аналогічні договори з Молдавією та Валахією. На допомогу Дьєрдю II Ракоці на початку січня 1657 р. вирушив корпус А. Ждановича. Складнішим виявився шлях до укладення договору зі Швецією. В лютому 1657 р. було відхилено запропонований Карлом X проект на тій підставі, що він не передбачав входження західноукраїнських земель до складу Української держави. Під час переговорів у червні зі шведським послом Г. Лілієнкроною останнього повідомили про вимогу уряду «отримати всю країну між Віслою й тутешніми місцями». Трансільванському послу Ф. Шебеші нагадали, що не може бути й мови про передачу князеві українських земель, розташованих на схід від Вісли. Водночас гетьман позитивно сприйняв пропозицію Фрідріха Вільгельма «скласти дружбу» між Бранденбургом і козацькою Україною.

Смерть Б. Хмельницького 6 серпня помітно, хоча й не одразу, вплинула на зміст і напрями зовнішньої політики уряду. Поліцентризм політичної влади, що започатковується вже за гетьманування І. Виговського, відповідно породив і поліцентризм зовнішньої політики. Кожне з державних утворень — Лівобережна і Правобережна Гетьманщини та Запорожжя — розробляло власний зовнішньополітичний курс і формувало свою дипломатичну службу, що різко послаблювало міжнародне становище Української держави загалом і створювало для урядів інших країн оптимальні можливості використовувати таку ситуацію у своїх зовнішньополітичних інтересах. Друга прикметна риса зовнішньої політики полягала у відсутності координації між діями згаданих державних утворень на міжнародній арені. Оскільки погіршення геополітичного становища Української держави та послаблення її ролі у сфері міжнародних відносин не давали змоги гетьманським урядам виступати ініціаторами створення коаліцій (як це мало місце за гетьманування Б. Хмельницького), то основні їхні зусилля спрямовуються на зіштовхування інтересів Речі Посполитої, Росії, Криму й Порти та використання суперечностей між ними. Основним завданням зовнішньої політики став постійний пошук оптимального варіанта протекції.