Политика украинского государства 1918 г. Относительно государственных образований, возникших на территории бывшей российской империи

Бурные революционные процессов 1917 г. дали мощный толчок распространению демократических движений в национальных районах колшдньои Российского государства, следствием чего стало возникновение на усиливающиеся ее территории (Польша, Финляндия, Украина, Белоруссия, Литва, Дон, Кубань, Грузия, Армения и т.д.) отдельных государств и государственных образований. Становление между ними отношений на государственном уровне, как составной общемировых отношений, приобретало значение международного признания и открывало перспективы их утверждения как субъектов международного права в широком плане.

Налаживание отношений со странами, которые встали на территориях, отделившихся от России, было важным направлением внешнеполитической деятельности правительства Украинской Державы. Признание Украины государственных новообразований субъектами международного права было удачным тактическим ходом украинской дипломатии. Вопервых, установления между новообразованными государствами принципиально новых отношений межгосударственного уровня зафиксировало факт распада единой Российской империи на отдельные регионы, стремившихся самоопределение. Вовторых, это должно утвердить положение Украинского Государства, которая сама возникла в результате этих процессов и в определенной степени ограничивало возможности реализации великодержавницьктих попыток РСФСР по восстановлению "единой и неделимой" под главенством большевиков.

Осуществляя свой внешнеполитический курс, Украинская Держава становилась естественным союзником для других новообразованных государств. 3 большинством из них были установлены прямые отношения, интенсивность которых определялась наличием нерешенных проблем, головннм образом территориальных. Во времена Украинской Державы были встпновлени дипломатические отношения и произошел обмен послами с Финляндией, Грузией, Арменией, Польшей, Белоруссией, Кубанськнм краем, Всевеликим Войском Донским, с Литвой были установлены консульские отношения.

В действиях украинской дипломатии в этом направлении проглядалпсь общие закономерности, которые базировались на принципах добрососедства, обеспечение суверенитета, териториаяьнои. целостности Украинского государства и т.д. Однако, учитывая сложную внутриидню и внешнеполитическую ситуацию, связанную с присутствием немецких оккупационных войск на территории Украины, а также политической нестабильностью в некоторых регионах, с которыми завязывались отношения, от украинской стороны требовалось применение более гибкой тактики.

По видцосин с Белоруссией, то в интересах Украинского Державп было желательно иметь дело с полностью независимой белорусским государством. В действительности Белорусская Народная Республика, провозглашенная в марте 1918 г. не была признана немцами, которые в то время оккупировали часть ее территории.

В апреле, а затем в июне 1918 г. в Киев приезжали белорусские правительственные делегации на переговоры. Однако, вследствие разногласий взглядов относительно территориального размежевания, а также примириться белорусской власти (отсутствием официально признанного правительства и четко определенной формы белорусского государства) обе сто ронп не дошли взаимопонимание. Вопрос о границах белорусская сторона ставила очень принципиально, отмечая важное значение для нее областей, отошедших к Украине за Брестский мир. Как отмечал Д. Дорошенко, который в то время находился на лости министра закордоннйх дел Украинской Державы, что "при таком положении вещей украинское правительство не мог делать никаких уступок ни обещаний о возможных уступки Жизненный интерес Украинского Государства приказывал держать в своих руках линию Прип ' яти и Гомеля ".1 Однако белорусские представители и консулы были допущены на Украину, хоть без официального признания. Признавались также и белорусские дипломатические паспорта.

Одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности украинского правительства в этот период были стосункрг с Крымом, где действовал краевое правительство. Вирищення этого вопроса тесно переплеталось с проблемой создания украинского черноморского флота. Д. Дорошенко указывал, что Украине нельзя было отказываться от Крыма по целому ряду причин: политических, стратегических, этнографических. Он подчеркивал, что нельзя было оставлять Севастополь вийськовоморську базу и ключ к господству на Черном море, следовало учитывать високрий процент украинского населения в Крыму, а главное, по его мнению навишо было создавать условия для восстановления "единой и воскресенье

ЛГОИ РОССИИ ".2

Однако пррилучення Крыма в состав Украинской Державы сопровождалось определенными трудностями. К ним прежде, привели ошибки предыдущего украинского правительства во времена Центральной Рады, III Универсал которой, не включал Крым в состав Украины. Это противоречило позиции гетманского правительства, который выходил из принадлежности Крыма к Украинской Державы. Вовторых, это позиция советской России, для которой Крым также был стратегически важным регионом.

Политика Украинеькои Государства относительно Крымского полуострова по мнению известного деятеля украинского национального движения Д. Донцова, который в то время принимал участие в мирных переговорах между украинским государством и РСФСР в качестве эксперта политической комиссии, должна быть несколько специфической. Признание права Крыма на самоопределение должно носить характер не политический, а лишь культурнонпциональний с обеспечением прав татарского народа. Ук ~ раинском Государство не должно было делать никаких компромиссов в деле Крым, так принадлежности Крыма к Украине, вважяв Д. Донцов, является необходимым условием украинской независимости. Украинский правительство должно добиваться от РСФСР признания его суверенитета над Крымом и вести переговоры о его статусе в украинском государстве, исходя из того, что полуостров е ее составной и неотъемлемой частью. Другие факторы при решении крымской дела должны бути видкинути.3

78 мая вопрос о приобщении Крыма к Украине обсуждался на заседании Совета Министров Украинской Державы. Были приняты решения о необходимости приобщения Крыма к Украине и целесообразность информировать германского посла о важности этой справи.4 10 мая гетман П. Скоропадский обратился к немецкому послу барону Мумма, a 30 мая с подобным письмом к немецкому и австро послов обратилось министерство иностранных дел Украинской Державри .

Узнав о намерениях представителей Крыма войти в переговоры с украинским правительством относительно условий приобщения Крыма к Украине, а также сочувствуя населению полуострова, находящегося в тяжелом положении, Совет Министров Украинской Державы 18 сентября • решила временно прекратить таможенную войну по Крыму, а также снять таможенный досмотр из грузов, направлявшихся из Украины в Криму.5

Переговоры между украинским государством и представителями Крыму начались в сентябре. Однако крымская делегация всячески нампгалась обойти вопрос о соединении. Тогда украинская сторона заявпла о непризнании ее компетентным проявлять волю и побажпння крымского населения и потребовала вести дела с другими уполномоченными, которые бы представляли все народности Крыма.

После долгих и острых переговоров с новыми представителями от Крыма было достигнуто. взаимопонимания и произведено предварительные условия договора, по которому Крым доставал внутреннюю автономию в составе Украинской Державы, свою администрацию, территориальное войско т.д.

Одной из составляющих внешнеполитической стратегии правительства Украинского Державри по новообразованных государств были отношения с Всевеликим Войском Донским и Кубанским краем. К сближению и налаживанию добрососедских отношений между ними вели наличие общих интересов, а также необходимость решения политических, экономических и териториаяьних вопросов. Как считал Д. Донцов: "в Всевеликого Войска Донского следует усматривать союзника, что могло бы стать первым и самым главным заданием нашей восточной политики" .6

Но в этой сфере были и причины к спорам. Вопервых, на территории Дона жило много украинского населения. Донской правительство должно территориальные претензии к Украине относительно Таганрогского района, Старобельского уезда Харьковщины и Луганска, которые имели огромное экономическое значение для Украинского государства. Вовторых, одной из причин, что задерживало признание Всевеликого Войска Донского, был курс его руководящих кругов на восстановление "единой великой России" и подчеркивание временности ииого существования как отдельного государства по достижении этой цели. Втретьих, официальное признание Украины Всевеликого Войска Донского как субъекта международного права вело к конфронтации с РСФСР, которая считала его за кратковременную и неуверенная государственную формацию, возникшей в результате военных обстоятельств, недистала признание подавляющим большинством народа и представляла собой, по определению представителя РСФСР на украинськоросийських мирных переговорах в Киеве Д. Мануильского, классовое самоопределение идуже узких кругов ".7

В такой обстановке в Киеве в мае начались переговорм с делегацией Всевеликого Войска Донского которые продолжались почти два месяца. Обсуждались также вопросы о возможности федерации Дону Украины. Но представители Донщины не соглашались уступить Таганрогский округ и добивались Луганска. Поэтому, как отмечал Д. Дорошенко: "разговоры и переговоры по делу федерации остались в области теоретических рассуждений" .8

Однако целый ряд причин политического и экономического характ (^ ру подталкивала Украинское Государство к скорейшему заключению договора с Доном. Украинская сторона надеялась, что заключением украинськодонськои соглашения, в частности установления государственной границы на юго-востоке, может повлиять на ускорение внришення вопрос о границах на переговорах с советской Россией Для скорейшего улаживания дела украинская сторона была готова даже Питри на определенные уступки. На возможности этого, в частности подчеркивал и Д. Донцов, считая, что "по цене этого п]) иятельства могла бы Украине зрезигнувати из украинских национальных окраин Донщины. Аннексия Донщины с Кубанью была бы вредна и невозможна к проведению ".9

Украинский правительство считало, что лучше иметь на Дону украинскую диаспору и тем самым пробуждать национальное сознание се> ед украинского населения Дона, чем иметь в Украину донскую и тем самым русскую диаспору. Поддержку украинского национального движения на Дону путем финансирования украинских организаций и изданий взяло на себя министерство иностранных дел, как это оно ро било в Крыму и на Кубани.

8 августа 1918 между украинским государством и Всевеликнм Войском Донским был заключен договор, по которому обе стороны признавали себя независимыми и суверенными государствами, устанавливали государственные границы. Условия договора предусматривали обеспечение политических, гражданских, культурных прав своих граждан на территориях обоих государств, заключение в дальнейшем отдельных соглашений относительно свободного транзита, товарообмена, таможенных, финансовых отношений и т.д. 3 своего стороны Всевеликое Войско Донское обязывало ся принять меры для обеспечения Донецкого бассейна продовольчишы и смазочными материалами, а Украину поставлять лес и металлоизделия.

18 сентября была заключена отдельное соглашение о совместном урегулировании вопросов Донецкого бассейна. В Харькове учреждалась постоянная доноукраинська комиссия по делам донецкого топлива, целью которой было согласование общих вопросов добычи распределения торговли, потребления и перевозки донецкого минеральиого топлива. Были также заключены временные соглашения о железнодорожного сообщения и передачи подвижного состава между железными Всевеликого Войска Донского и украинским государством.

Следует отметить, что установление отношений с Войском Донськиим а также признания последнего за субъект международного права и заключения с ним соответствующих условий резко обострило и до того крайне напряженные отношения Украинской Державы с РСФСР.

Советская дипломатия наполягада на неделимости собственной территории, обвиняла украинскую сторону в нарушении международного права и международных договоров, поскольку последняя ранее военного кругу Донской области, который должен собраться только 28 сентября, заранее согласилась на существование этой новой власти. РСФСР расценивала эти действия как вмешательство в свои внутренние дела, забрасывая Украины, что она не имела права определять статус отдельных частей России.

Негодуя по поводу действий украинской дипломатии, представникн РСФСР на украинськоросийських мирных переговорах в Киеве объявили декларацию, в которой заявляли о неделимости территории бывшей Российской империи. В ней, в частности, говорилось: "Признание Украины так называемой Донской Республики и ее отказ установить в согласии с российской мирной делегацией свой Южно восточную границу ... является попыткой пересмотра БрестЛитовського договора, заключенного Россией с центральными державами" .10

Опасаясь, что признав суверенитет Дону Украины сможет наладить с ним отношения, оказывать военную помощь в борьбе с РСФСР, российская сторона потребовала от украинской гарантии в том, что последняя не помогать "мятежникам".

Кроме того РСФСР связывала решение вопросов отношений Украины с новообразованными государствами на Дону, Кубани, Крыма с условиями Брестского мирного договора, который, будучи заключен государствами Четверного союза с Россией, как одной из договаривающихся сторон, не предвидел возникновение на ее территории любых государственных новообразований . Именно отсутствие в договорных статьях положений и вообще упоминаний о возможности самоопределения в будущем отдельных территорий России, по мнению российской стороны, констатировало территориальную целостность РСФСР и мало и в дальнейшем сохранить ее превосходство над регионами бывшей Российской державы, отделение которых не установлено в договоре.

Украинская сторона считала заявления российских представителей безосновательными, а собственные дипломатические действия вполне оправданными, поскольку соглашения РСФСР с государствами австронимецького блока не касались гарантий незыблемости и целостности территории бывшей России, находившейся под советской властью. К тому же российская сторона еще в начале украинськоросийських мирных переговоров четко указала, что под юрисдикцией правительства РСФСР находятся лишь те территории, на которых действует власть робитничоселянських рад.11 По логике, с отделением от советской России Всевеликого Войска Донского как самостоятельного государственного образования советская власть на его территории скасовалась и оснований для продолжения переговоров с РСФСР отношении Донской области не было.

Доказывая неправомочность казацкой государственной формации на Дону, представители РСФСР отмечали, что в государственном самовнзначенни Дону нарушался главный принцип самоопределения свободное волеизъявление народа, отсутствовали признаки создания новой власти самим населением. Глава российской делегации на мирных переговорах Х. Раковский, выражая официиину мнению российской стороны по этому поводу, отметил, что "мы признаем право на самоопределение, вплоть до полного отделения, но это не значит, что мы признаем его за импровизированной учреждением." 12 Делая это заявление, Х. Раковский явно игнорировал обстоятельства создания РСФСР, которая сама возникла в результате государственного переворота и установленной впоследствии диктатуры партии большевиков, а не свободного волеизъявления населения России на Установчнх собрании.

Ожесточенные ссоры между украинской и российской сторонами по поводу признания Всевеликого Войска Донского в конце привели не только к прекращению работы украинськороеийськои мирной конференции, но и к фактическому прекращению отношений между украинским государством и РСФСР.

По Кубани украинскую правительство проводило линию на сближение с кубанским казачеством с целью склонения его к воссоединения с Укрлиною. Как отмечал Д. Дорошенко, украинское правительство смотрел на Кубань а как на часть украинской земли, которая раньше или позже должна присоединиться к Украине, или как автономная область, или на федеративных началах ".13

Дело сближение с Кубанью осложнялась тем, что с начала лета почти вся ее территория находилась под контролем большевиков. Кубанское правительство, Краева Рада и залришкы казацкого войска находились на севере Кубанского края. Северовосточном часть контролировала Добровольческая армия. Таким образом кубанский в> яд оказался в окружении сил, неблагосклонно относились к украинской государственности и идеи сближения Кубани с Украиной.

Однако 28 июня в Киев на переговоры прибыла кубанеька правительственная делегация. ее представители, среди которых главную роль играли украинский, шли навстречу устремлениям включить Кубань в состав Украинской Державы, если не на автономных, то гтринаймни на федеративных началах. Как вспоминал Д. Дорошенко, между министром иностранных дел Украины и Украинский членами кубанской делегации установилось тайное взаимопонимание Вегте дело в направлении приобщения Кубани до Украинский Держави.14

Однако с захватом Добровольческой армией Екатеринодара и освоением ею территории Кубанского края стало труднее воплощать намеченные планы. Кубанский краевой правительство и после этого не терял надежды на возможность объединения в будущем.

Во второй половине октября в Киев было отправлено чрезвычайную миссию, которая 21 октября была принята гетманом. На переговорах піднімались питання щодо укріплення дружніх відносин Української Державм і Кубані, укладення воєнної конвенції, з'ясовувались підгрунтя, на якому мало відбутися об'єднання Кубані з Україною. В середині листопада між Українською Державою та Кубанню були заключені угоди про торговельні, консульські, фінансові взаємини, поштовотелеграфні зносини тощо. Було досягнуто угоду щодо висилки нових транспортів зброї і амуніції.

Слід зазначити, що у відносинах Української Держави з Всевеликим Військом Донським і Кубанню, крім вищенаведених фактів міжурядових контактів, укладення договорів і угод, встановлення дипломатичних і консульських відносин, підтримки українського національновизвольного руху, були присутні ще й військові аспекти.

Український уряд за гроші і в кредит постачав цим державним утворенням зброю для боротьби з більшовиками. На Україні формувалися загони для поповнення Південної армії. Опорні пункти no вербуванню знаходились у Києві, Одесі, Харкові, Житомирі та інших містах.15 Це підтверджував Д. Дорошенко, розповідаючи про відправку наприкінці червня на Кубань першого транспорту з 9700 рушниць, 5 млн. набоїв,' 50 тис. снарядів для 3х дюймових гармат, а в липні ~ ще одного. Він також зазначав, що такі трано порти надсилалися українськрш урядом майже кожного місяця. Українською стороною розроблявся план відправки до Кубані дпвізії генерала Натієва чисельністю 15 тис. чол.16

Німецькі окупаційні власті всіляко сприяли цій справі. В середині 1918 р. ними було надіслано Дону, Кубані та Добровольчій армії понад 11,5 тис. гвинтівок, 88 кулеметів, 46 гармат, 10 тис. снарядів та інша зброя.17 Тоді ж з Києва до Новочеркаська в Астраханську армію було відправлено шість ешелонів добровольців.1<ч

Однак Д. Дорошенко, перебуваючи на посту міністра закордонних справ, приховував вищенаведені факти. Так наприклад, в офіційній відповіді на ноту протесту радянської сторони щодо цього, він зазначив, що "формування Астраханської і Швденної армії відбувається за межами території Української Держави, а тому український уряд не може впливати на ці дії, тим більше, що контингент цих формувань складається з російських громадян. Таким чином, на думку уряду Української Держави, зазначені в ноті формування, в яких ні уряд, ні громадяни України не ириймають ніякої участі... ні в якому випадку не можуть бути розглянуті як привід для порушення мирних відносин між Українською Державою та РСФРР".із

Підбиваючи підсумки слід зазначити, що діяльність уряду Української Держави в цей період характеризувалась посиленою актнвністю у зовнішньополітичній сфері. Крім встановлення міждержавних стосунків з загальновизнаними світовими державами, новою ланкою зовнішньої політики було налагодження контлктів між новоутвореними державами, що виникли на території колишньої Росії.

Налагодження між ними відносин було викликано необхідністю вирішення цілого кола питань (політичних, економічних, територіальних тощо), які виникли внаслідок розпаду єдиної держави на окремі частини. Взаємне визначення ними один одного на міждержавному рівні стверджувало їх правовий статус, як суб'єктів міжнародного права, що в свою чергу, робріло очевиднпм факт розпаду колишньої Російської держави.

Реальні досягнення української дипломатії в цьому напрямку були пов'язані з певними труднощами. Наявність розбіжностеіі в поглядах провідних політичних сил цих державних новоутворень щодо вирішення спірних проблем і перспектив розвитку взаємовідносин, непевність політичної ситуації на місцях накладали свій відбиток на процеси інтеграції між ними. Українська сторона, в свою чергу, не мала повної свободи рухів у зовнішньо політичній сфері і в своїх діях залежала від "союзного" окупаційного командування.

Однак основною перешкодою у здійсненні Україною зовнішньополітичної стратегії в цьому напрямку була позиція РСФРР, яка намагалась зберегти свою зверхність над територіями, що відокремились від неї останнім часом, зокрема тих, що відійшли від неї за Брестським миром. Радянська Росія не внзнавала ці державні утворення і звинувачувала Україну в порушенні норм міжнародного права, кваліфікуючи дії української дипломатії як агресивні і наступальні.

Розбіжності в поглядах на національні і державнополітичні процеси, що етали природним наслідком колапсу імперії, і на перспективи' їх розвитку призвели до конфронтації у стосунках між Українською Державою та РСФРР, що врешті призвело до втрати Україною своєї державності.

специальные округа в сша это