Старшина в условиях усиления имперского давления в 20-е гг XVIII века

Доведенные до крайности, попытку легального отстаивания «прав и вольностей» в августа 1721 г. пытаются роблиты переяславцы. Так как их челобитная о назначении полковника еще не становилась объектом исследования, остановимся на ней подробнее. Полчане констатировали, что царем назначен «Был яко здешний в полку Переяславском житель, только не за совершенного полковника, Иван Сулима, хорунжий войсковой Енеральный, которого мы после уже и за целого себя надеялися полководца ... однако и тот нынешнего году в пути, идя на службу монаршую Вашего царского Величества в Ладогу, декретом Божием Окончил Свое бытие »[613, 306]. Таким образом, после смерти в 1715 г. полковника Томари шесть лет не было полковника (и еще шесть не будет).

Казацкие старшины желали видеть за полковника: вопервых, «кого мы, полчан, похочем вольнымы голосами за ведом и волей Хозяйке Гетьмана нашего», вовторых, «из наших же малороссийских людей», Втретьих, «здешних родимцов», которых «Свои власние и грунта и достаток имеющих, не надо оборудоваты, а хозяйства удоволяты заводами », в-четвертых,« иностранцам бы в том благопризрительном нас Вашего царского Величества повелением отказыв понеже они, как в других полках ... делается, обидливе и непоздешнему обыкновениях с полчанами своими поступают »[603, 306]. Как видим, старшина отстаивала свое право избирать полковника из своих же полчан, вспоминая мазепинские времена, когда в полку властные политические и материальные рычаги находились в руках греков (полковник Томара, писарь полковой Рустанович, Згура).

Позже, после смерти Ивана Скоропадского, ГВК направила в полки письмо об избрании нового «гетмана с урядников, Войтов, бургомистров, райцов, лавников, людей добрых ... грамотных ... потому и достойных »[613, 306], однако выборов и гетмана, и полковника переяславского пришлось ждать долго.

Следующим шагом старшины была Коломакская челобитная, подписанная тремя полными полковниками Даниилом Апостолом, Михаилом Милорадовичем, Антон Танский. По неграмотного полковника Прилуцкого Галагана расписались [1137, 318]. Подписали и наказные: стародубский Семен Березовский, черниговский Василий Томара, переяславский Антон Чарушинський, лубненский Яков Маркович, полтавский Григорий Буцкий. Среди чолобитчикив не было нежинцев.

Всего Коломакские челобитные представляли от 61% правительственной старшины полков (по штату). В этой связи следует напомнить, что в полках часть штатных должностей не была заполнена, кроме того отдельные подразделения возглавлялись старшинами в других местах и, конечно, подписать любую Челобитной они могли лишь с мест своей тогдашней дислокации.

Кроме правительственной старшины, челобитную подписали курення значковых товарищей Гадячского (атаман Филипп Самарский), Полтавского, Прилуцкого (атаман Григорий Зеленский), Стародубского, Черниговского полков. Этот факт в сочетании с тем, что во челобитной нет ни одной подписи бунчукового товарища, свидетельствует о том, что полковой или, как оно теперь именуется Значково общество сохраняло на уровне полка республиканские традиции. Бунчуковые Товарищи будут в ближайшее время использованы Малороссийской коллегией как таран против любого республиканизма в казачестве.

Особо следует обратить внимание на тех старшин, подписавших челобитную вместо неграмотных сотен: значковые товарищи Полтавского полка Павел Тройницкий, Стефан Песчанский и Григорий Литвишко; писарь сотни Лукомский Лубенского полка Мартин Алексеевич, писарь Золотоношской сотни Даниил Андреевич, писарь судебный черниговский Иван Яновский, из этого же полка Значковой товарищ Стефан Славатинский, писцы сотенные из Стародубского полка Иван Забужский (Шептакивська сотня), Лукьян Гордиенко (Топальской сотни), Значковой друг Михаил Голембиовский, Василий Варявський, Значковой товарищ Прилуцкого полка Федор Матвеевич, сотенный хорунжий из Гадячского полка Яков Исидорович . Эти люди совершили гражданский подвиг. Ибо если кто мог отказаться от несуществующего «своего» подписи, то эти люди несли прямую ответственность. Они требовали гетманства.

На 17му году полковничества Павел Полуботок оказался на вершине социальной лестницы Гетманщины, оставшись после смерти Скоропадского наказным гетманом [570, 220].

Около 1680 г. он женился на дочери священника г. Лебедина, племянницей гетмана Самойловича Евфимием Васильевной Самойлович (? 1717). В ноября 1718 г. женился вторично на вдове военного товарища Романа Жураковского, дочерью нежинского полкового судьи Анной Романовной Лазаревич. Его сестра Мария (1664-1729.8.10) была замужем за генеральным хорунжим Иваном Сулимой, Варвара (? - 1733 - ран. 1737) - протопопом переяславским Павлом Добронизьким, одна из сестер - по Орликовского генеральным бунчужным Федором Мировичем, Марфа (? - 1700 -1729 -?) - за полковым сотником миргородским Григорием Лесницкий.

К Нежинского полка Румянцев поставил полковым писарем Леонтия Грановского. Первую полковую сотню возглавлял Лаврентий Гуденко, вторую - Леонтий Беляк, в третьей известен лишь наказной сотник Никита Мурашко.

В Прохоровке сотникував Матвей Борсук [339, 1], наказным сотником был Семен Григорьевич [347, 1]. В Воронеже есть упоминание о трех наказных сотен: Василия слабее, Степана Холодович и Ивана Давидовича, в Коропе Филипп Химич был наказным, а Тихон Лихошерст - полным. Новомлинським сотником был Кирилл Троцкий [340, 1]. Наказными в Батурине - Алексей Григорьевич, Бахмаче - Даниил Налтовський, Глухове - Каким Федорович, Девицы - Фома Фомич. В Кролевце наряду с полным сотником Константином Генваровським упомянутые наказные Филипп Федченко, Григорий Падалка, Василий Николаенко, а в Шаповаловке вместе с Кириллом Алексеевичем - Иван Небаба. Шляхтич герба «Лески» [1162, 91] Кирилл Лазкевич стал наказным сотником Шаповаловский Нежинского полка по рекомендации генераланшефа Долгорукого за службу в Сулацькому походе. 23 старшины, из них 15 наказных сотников составляли правительственный Копусь полка.

Стародубского полковника были уже только россияне, сначала Леонтий Кокошкин, а затем Иван Пашков. Среди наказных полковников были представители старинных козацькостаршинських семей Семен Березовский, Иван Бороздна, Степан Миклашевский [1124, 245]. В состав правления входили также представители местных семей: Афанасий Есимонтовський, Семен Галецкий, Степан Максимович.

Семен Галецкий (ок. 1670 [1165, 132] - 1738.8.07) службу начал в 1686 г., значительный военный товарищ, наказной сотник Погарский, есаул полковой стародубский, сотник Погарский, сотник новгородсиверський. 24 апреля 1720 получил универсал гетмана с подтверждением права собственности на с. Михайловку Бакланськои сотни, с. Витомле Погарский сотни и на почвы и мельницы, скупленные в этих сотнях. Был в составе делегации, которая отвозила колимацьки статьи в Петербург, где был арестован и находился в заключении 2 года. Сотник полковой стародубский (1724-1734), одновременно иногда занимал правительства наказного полкового обозничества и судьи.

Полковыми судьями были Семен Рубец и Григорий Скорупа, приказным судьей, кроме Семена Галецкого, упоминается Степан Максимович. Весь этот период полковым хорунжим бессменно был Федор Данченко.

В полковом сотничества Галецкого предшествовал Иван Бороздна, наказными сотниками в Стародубе были Данченко Филипп, Судиенко Иван, Янченко Родион. Среди наказных новимиських сотников зафиксированы Романовский, Иван Васильевич, Стефан Козловский, Федор Жоравка. Топальской сотниками были Михаил Янжул (наказным), Филипп НемировичДанченко (полным), в НовгородСиверському, кроме полного сотника Василия Христичевського, наказными были Даниил Зенович и Иван Судиенко, в Мглине, соответственно, Алексей Есимонтовський и наказные Матвей Монченко, Андрей Зубрицкий, Тимофей Только. В Шептаки известные два полных сотники: Нестор Шейменко и Игнат НемировичДанченко, а также наказной Иван Шейн. В Погаре за сотника Семена Соболевского были наказные Осип Рухлядка, Роман Подгаецкий, Иван Круковский, Яроновський. В Почепе наказным сотником был Михаил Янковский. Всего известно 32 старшины, из них 19 наказных сотников.

Черниговским полковником протяжении всего периода был только один полковник Михаил Богданов, наказным полковником упоминается Павел Сангурський. По обозного известный Игнат Сахновский, писарем Иван Янушкевич Бутенко и на месте писаря - Никита Васильевич.

Наказными сотниками полковыми были Тимофей Кущинский, Мирон Грисенко, Василий Медушевский, Любецкий сотниками были Иван Савич и Василий Полонецкий, Киселевский - Иван Лысенко (полный) и Василий Лавринович (наказной), Березнянский - Федор Лысенко (полный) и Иван Давыдович (наказной), огороднических наказным Самойло Холодович, Белоусовской Олефир Товстолис (полный) и Ерещенко Тимофей, Кирилл Богун, Иван Товстолис (наказные). В Седневе сотником был Дмитрий Милютинович, а наказными Иван Мокриевич и Федор Базилевич. В Мне весь период соникував Иван Васютинский (Сахновский), в Понорнице - Тихон Савицкий (Савенко), а в Синяве - Андрей Полоницкий, в Слабин сначала наказной, а с 1725 г. полный сотник Семен Филоненко. В Соснице правили сотники Павел Сангурський и Василий Дорошенко, а также наказные Остап Запорожченко, Кирилл Гаврилович, Афанасий Петрункевич. Есть сведения о полковнике, 4 полковых старшин, 26 сотников (из них 12 наказные).

Прилуцким наказными полковниками были Каким Горленко [1140, 249] и Григорий Прокопович. Хорунжими полковыми - Иван Семенович, Стефан Гарбуз, Григорий Дубель. Полковую сотню возглавлял Петр НосенкоБилецький, Монастирищанську - Михаил Ягельницький и Павел Соханський, наказными в этой сотни были Павел Карась и Андрей Донец. Наказными в Варвинский сотни были Марко Михайлов и Моисей Косенко, в Журавский - Корнилий Кульбачанський, в Иваницкий - Захар Дмитренко и Тимофей Ниженець, в Красноколядинський - Иван Карпенко и Иван Билецкий. В полку известны 12 сотников, из них большинство наказные. Всего известные 17 старшин из 16 семей.

В Киевском полку полковым обозным был Федор Ханенко, писарем - Григорий Немировский, есаулами - Борис Жила и Иван Кукаран, хорунжими - Василий Карасейка (Карасик), Михаил БрановицькийБароненко, Матвей Шум.

Наказным полковым сотником был Михаил костяной. В Остре сотником был Иван Солонина, а приказным - Яков Слюзко. Киевскую сотню возглавлял Иван Синявский, в Носовке сотникувалы Трофим Былина и Иван Шаула, в Кобищи - Остап Гречко, Алексей Мандрыка, Василий Мандрыка, Семен Мандрыка, Константин Васильевич, Кирилл Греченко. Моровска сотню возглавлял Иван Опушний. Всего в реестр внесено 20 сотников из 17 семей (3 Мандрыки, 2 Солонин). Всего в полку фиксируется 29 старшин из 24 семей (3 Мандрыки, Жили, 2 Солонины).

Полтавский полк с 1725 г. возглавлял Иван Левенец. Наказными полковниками были Иван Кирпич, Савва Тарануха, Григорий Черняк. Обоз возглавлял Лаврентий Никитич, есаулом был Иван Левенец, хорунжим - Павел Герасименко. Полковым сотником был Григорий Черняк, а приказным в этой сотни - Лука Старицкий. По Великобудищанского сотника Ивана Сулимы наказным был Осип Сулима. В Решетиловке наказным сотником был Матвей Сендиков.

В Старых Санжарах сотником был Самойло Стафарий (Спафарий) [8, 3], наказными - Василий Павлович, Иван Виблый, Гавриил Олейник [17, 1]. Белицкий сотниками были Яков Цесарская, Павел и Василий Юхименко [20, 1] наказным - Марко Лазаренко, приказным Кобелякским - Стефан Бродский, наказными царичанских - Федор Васильковский, Григорий лужковским. В Маячке сотником был Андрей Прийма, а приказным - Гордей Семенович, приказным Нехворощанский - Иван Палецький, келебердинським - Иван Набок. В Китайгороде сначала приказным, а с 1724 г. полный сотником Иаков Головченко. В реестр внесены 52 сотники из 49 семей (Черняки, Сулимы, Самарские имели по два сотники).

Всего в полку зафиксирован 61 старшину с 55 семей (6 семей имели по 2 старшины: Черняки, Балясное, Сулимы, Самарские, Тимишовичи, Левенца).

Гадячский полк поочередно возглавляли два Милорадовичи [1126, 480], наказными полковниками были Василий Велецький, Григорий Граб'янка (полковой обозный), Мартин Штишевський (полковой судья) [181, 1]. Полковым есаулом Иаков Гречаный, хорунжим - Афанасий Борзевич (Борзовський), прапорщиком - Федор Цуцмай.

Наказным 3-й полковой сотни был Федор Сулима, в Лютенские сотни - Онисько Величай. Сотниками Куземинске были Василий Павловский и Михаил Семенов, Ковалевский - Демьян Перехрест, а приказным - Иван Гоян. По Грунский сотника Ильи Милорадовича наказным был Михаил Милорадович [1126, 481], приказным комишенським - Афанасий Барзевич. 2гу Опошнянскую сотню возглавлял Степан Милорадович [1126, 480], а наказными в обоих сотнях были Моисей Клименко, Иван Саске, Иван Барабаш. Реестр составляют 24 сотники с 22 семей (3 Милорадовичи), всего же в полку известны 31 старшина из 27 семей (4 Милорадовичи и 2 Корицкая).

Даниил Апостол передал Миргородский пирнач 1727 сыну Павлу, наказными полковниками тогда были Шемет и Василий Родзянко, обоз возглавляли Василий Родзянко и Савва Мордич, полковым хорунжим Иоанн Черкес, прапорщиком - Софрон Семенович.

Наказным сотником полковым был Василий Короленко. Омельницкая сотню возглавлял Кондрат Леонтиев, Власовская - Михаил Майборода, Уставицьку - Тимофей ЯкубовичБарло, Ярескивську - Самойло Стефанив Старый, Сорочинске - Николай Горонескуль, Остаповское - Даниил Иванович, Шишацкий - Роман Лесницкий (наказной Филипп Отрущенко), Хорольскую - Степан Родзянко, Потоцкой - Иосиф Рассоха (наказной Даниил Малыш), Белоцерковский - Иван Ярослав (наказной Тихон Лукьяненко). Вместе известно 30 сотников из 28 семей (по два представителя Леонтьевич и Королей).

Среди 43 старшины из 38 семей наибольшим влиянием пользовались Апостолы, Родзянко и Остроградский, к ним следует добавить Леонтьевич и Королей. Каждая из этих семей имела в это время по два представителя на офицерских правительствах.

При полном полковничества лубненского Андрея Марковича наказным полковником был Яков Маркович. С Яковом Марковичем дружил, был крестным его дочери [869, 48] значительный и заслуженный товарищ военный Федор Васильевич Белым. 16 февраля 1725 полковник Маркович на время своего отсутствия поручил ему, Семену приказчика и Василию Дьяченко заведовать правлением и полковым судом [869, 48]. 30 ноября 1728 Даниил Апостол предоставил подтверждающий универсал ему, «которий вот давних лет до нынешним своей глубокой старости в разных знатных чинах войскових отправляли службы» [736, 114]. Нет информации о полкового судью. Обозный Павел Мартос, писарь Савицкий, есаулы Иван Гонцевський, Семен Лашкевич, хорунжие Семен Столповський, Андрей Бутурлим и Василий Жуковский организовывали работу полкового штаба.

Смелянским сотником был Константин Велодоцький, Роменский - Семен Лашкевич (наказные Денис Савусько, Лукьян Лысенко, Даниил Савусько), чигринодубравським - Семен Кириллович, (наказной - Бут Герасим), Лохвицкий - Василий Стефанович, Городисский - Леонтий Петровский (наказной - Кирик Василий ), Сенчанском - Семен Максимович, Кирилл Криштопенко, Иван Криштопович (наказной - Семен Слюз), Лукомский - Кузьма (наказной - Петр Сененко). Сохранились данные о наказных сотников чорнусивського Якова Дрозда, Глинского Василия Жуковского, пирятинского Павла Кириленко. Реестр полка составили 24 сотники с 22 семей (Жуковские и Савуськи имели по два представителя на этих правительствах), всего 31 старшина из 28 семей.

Есть упоминания о наказных полковников переяславских Карпека и Стефана Афендика [1121, 444]. 9 ноября 1726 полковником стал Василий Танский. В 1708 г. «принято Был вот Мазепы за Десну неведении и там подержанные под караулом и как освободился немедленно отошел в сторону царского величества и ныне в нем подозрения никакова нет».

Наказным полковым обозным некоторое время был Михаил Турчин, приказным судьей Семен Новакович, а также зять Томари Павел Черняховский. На 1723-под его владения в нововписани казаки перешло 2 простолюдинов, а осталось 12 [1032, 219]. Владел хутором над Чумчаком выше хутора войта Копцевича, на который имел универсал ГВК (1725) [1031, 212], которым завладел бунчуковий товарищ Григорий Иваненко [1144, 297]. Имел в правительство с. Мельники Ирклиевский сотни. В 1725 г. находился под арестом в Глухове.

Правительство полкового писаря занимали Семен Новакович, Карп Бурляй, Дмитрий Хильчевський. Полковыми есаулами были Андрей Деркач, Роман Юрченко, Прокоп Перфильев, полковых есаулов в 1726-1734 гг полных не было [23, 14]. По хоругвь отвечали Иван Адаменко и Прокоп Перфильев.

Наказными сотниками в полковой сотни были Иван Скиленко, Моисей Лученко, Григорий Чуб, Григорий Дараган. В Басанская сотню наказным сотником течение 1724-1725 гг был послан Михаил Забела, лишь 25 мая 1725 был избран и утвержден полный сотник Семен Шаповаленко.

Баришевским наказными сотниками были Федор Лушня, в Гельмязевский сотни - Федор Аза, в Песчанский - Федор Шаратенко, Даниил Орешко, Матвей Малик, в Домонтовские - Семен Исаенко, Золотоношский - Леско Бутенко и Даниил Таран, Ирклиеве - Иван Тур, Иван Журба, Стефан Джулай , Яготине - Лукьян Бережной, Борисполе - Лазарь и Кондрат Шуми. В Воронков наказного сотника Григория Головко сменил в 1724 г. полный Николай Афендик [1121, 443]. У Лепляві згадані три сотники: Степан, Михайло Яременко, Іван Киржа. Реєстр сотників Переяславського полку становив 53 чоловіки з 50 родин (по два Афендики, Дарагани, Шарати), всього 64 старшини з 61 родини.

Загалом протягом 1723–1728 рр. відомо 440 старшин з 367 родин. Серед них 4 Милорадовичі і НемировичіДанченки, 3 Шрамченки, Марковичі, Холодовичі, Сулими, Слабеї, Мандрики, Лисенки, Корицькі, Жили, Зеленські, Борсуки, 2 Янджули, Шарати, Чуйкевичі, Черняки, Ханенки, Товстоліси, Танські, Стороженки, Бутенки, Солонини, Соболевські, Силевичі, Савуські, Савичі, Савинські, Самарські, Галагани, Родзянки, Полоницькі, Остроградські, Ограновичі, Мокрієвичі, Максимовичі, Лучченки, Левицькі, Левенці, Костенецькі, Короленки, Зеневичі, Забіли, Жуковські, Ждановичі, Дарагани, Афендики, Апостоли — разом 35 родин.

З 338 родин, визначених за прізвищами, порівняно з попереднім періодом, зберегли владу 217, втратили — 196, новими в козацькому середовищі були 90 родин, повернули владу 31 родина.