Заселение южной Украины

Рассматривая крепостничество в Южной Украины в первой четверти XIX века, один из современников заметил, что "хотя некоторые помещики обременяют крестьян тяжелыми работами и преследуют невыносимыми требованиями, в общем можно сказать, что в Южной Украины применяются в отношении крестьян более человечные права, чем в других российских губерниях, и поэтому здесь притеснения были меньше, чем где Крестьяне даже не спрашивали у господ разрешения на женитьбу, считая, что господин не имеет права вмешиваться в семейную жизнь своих подданных ". А в Крыму населения совсем было свобидне, ибо "согласно магометанским законом мусульманин не может быть крепостным". Исходя из того, после завоевания Крыма Россией, правительство не отважился вводить там крепостную систему, чтобы задержать населения, бежало в Турцию. Вследствие этого в Крыму не введен закон о закреплении крестьян к земле и оставлено им личную свободу; татары не платили налоги и не были обязаны служить в армии, ибо все противилось мусульманской религии.

В Русско-турецкой войне 1812 г. Россия захватила Бессарабию, территорию между реками нижним Днестру на востоке, Прутом и устьем Дуная на западе и Черным морем на полдень. Эти земли, заселенные в Х-ХII вв. Украинский племенами, уличи и тиверцы, принадлежали к Киевской Руси, а в XII-XIV вв. - В Галицко-Волынского государства. В конце XIV в. Бессарабию заняли молдавские воеводы и с тех пор туда стали наплывать румыны, болгары, гагаузы и другие. Но даже в 1812 г. Бессарабии была очень слабо заселена и насчитывала едва 51 121 семью. Считая в среднем пять человек на семью, Бессарабию имела около 256 тысяч населения. Однако слабое была заселена южная степная часть Бессарабии - Буджак (турецкое слово, означающее "угол", т.е. территорию на западном черноморском побережье, между устьем Дуная и нижним Днестром до Троянских валов на юго-западе). Малозалюднени земли Бессарабии вообще, а Буджака частности, стали новым пристанищем для всех беглецов от крепостничества, которой там не было. Кто переселился в Бессарабии с Правобережной или Левобережной Украине, также как и из России - становился свободным человеком. И это утверждалось даже в документах, что "помещики российских губерний, привез своих крестьян на земле, закупленные в бессарабский области, не могут ими распоряжаться по крепостными законами, ибо тем людям предоставляется здесь такие гражданские и личные права, которыми пользуется коренное население области" .

В Украину 1814 прибыла часть немцев из Варшавского княжества, которые перешли на территорию Буджака и здесь организовали шесть колоний. В течение следующих лет население Бессарабии более чем удвоилось и в 1824 г. выросло до 586 тысяч, из чего большинство составляли переселенцы из Украины, а кроме того немцы из Польши, русские и болгары. В 1828-1832 годах колонизация Бессарабии выросло за счет болгар, украинский и русских, а позже главным из Молдавии, с Украины и России. Население Бессарабии уже в 1858 г. составляло 1018775 человек, из них молдаване 51,4%, украинский - 21,32%, болгары - 10%, евреи - 7,25%, другие - 10%. Украинский составляли подавляющее большинство в Хотинском уезде. В Аккерманской уезде они составляли самые многочисленные национальную группу населения - 28%, на втором месте были молдаване - 27,5% населения. С Бессарабии российское правительство создало отдельную область с центром в городе Кишинев-ве с отдельным правлением. В 1828 г. Бессарабию включено в Новороссийское генерал-губернаторство и подчинено "новороссийском" генерал-губернатору, которым от 1823 до 1844 г. был князь Михаил Воронцов.

В 1816-1817 pp. немецкая эмиграция в Украину усилилась, в частности из южной Германии, которая обычно транспортировалась водами Дуная, от Ульма до Измаила. Так образовались большие колонии в Буджака, Приазовье на реке Молочные Воды. В Мариупольском округе, где уже раньше поселились греки, прибыло также много выходцев из Западной Пруссии, Чехии и Польши. В 1823 г. в районе Мариуполя было уже 17 новых колоний, в том числе шесть католических. Почти одновременно на реке Берда появились три колонии, которые дали начало Бердянской округе. В конце несколько немецких колоний создались также в Крыму возле Симферополя.

Заселение Южной Украины с ее запорожскими степями и приближения к Черному морю имели огромное значение для Украины, несмотря на то, что делалось все это "во славу России и ее величии", - писала Полонская-Василенко. - Стремление России завладеть черноморским побережьем совпадало с устремлениями Украины, которая все время своего исторического существования, начиная с походов и заканчивая проектами Мазепы, добивалась господства на Черном море ... Украина получила выход к Черному морю и перед ней открылся путь к небывалому экономического развития ".

В конце XVIII в. в Южную Украину иммигрировали многие немцы из Германии. Многие из них поселились возле Одессы. Иммигрантам из-за рубежа, которые заселяли причерноморские степи, правительство создавало благоприятные условия, оказывал материальную помощь, чтобы они могли закрепиться на новых землях. Были это в основном люди, которые не знали местного языка, ни культурно, ни религиозно не могли приспосабливаться к своему украинскому окружения и поэтому они так и остались в разговорной речи населения - "колонистами". Под религиозным осмотром они были лютеранского, католического, а то и еврейского вероисповедания, резко отличало колонистов от окружающего населения.

Украина и Беларусь вместе с Прибалтикой входили в т. н. "Черты оседлости" для евреев. В Южную Украину и Беларуси переехало много евреев. Например, к концу XIX века, в городе Бердичеве, лежащий в 150 километрах юго-западнее Киева, евреи составляли 80% населения. Это было единственный город в Российской империи, где даже полиция говорила по еврейски (идиш). Но евреи, которые хотели заниматься земледелием, могли творить свои колонии на юге Украины и им создавали такие же условия, как и другим чужеземными колонистам.

В 1807-1812 pp. российское правительство начало переселять русских из Смоленской губернии, которые получали по 15 десятин земли на лицо мужского пола, т.е. в среднем на семью приходилось около 40 десятин земли. В 1812 p., когда назревала война с Наполеоном, российское правительство в феврале распорядился, чтобы население белорусского Бобилецького староства, кстати верных униатской Церкви, находилось около западных границ России, до двух месяцев перенеслось также в Украину, в Елисаветградский район . За плохой погоды их много погибла от голода и холода - в Елисаветград прибыло ок. 4,5 тыс. человек, которые окончательно поселились между реками Ингулом и Ингула. Они также получили в среднем по 12 десятин на лицо мужского пола и более 170 000 рублей помощи наличными, а за 5 500 рублей им куплено сельскохозяйственный инвентарь.

Когда же в 1807 г. Наполеон создал Варшавское княжество, русское правительство призвал немцев, проживавших в Варшаве, переселяться в южной Украине и даже платил им средства переезда, и оселяв вблизи меннонитских колоний, основанных еще при Екатерине II, т.е. вдоль Днепра, и в районе Молочных Вод. Каждая немецкая семья, иммигрировала в Украине, получила от Российского правительства 60 десятин в вечное владение. В 1814 г. "варшавских переселенцев" насчитывалось 1 743 семьи, или ок. 8 000 человек. Все они пришли в Украину почти голые. Вместе с немцами иммигрировали также и некоторые поляки ".

В районе Молочных Вод поселились в начале XIX в. также и ногайцы, кочевое племя, вело еще кочевую жизнь и сохраняло родовое-племенной строй. их Турция предпринимала как основную ударную силу против России во время русско-турецких войн. Во времени войны 1768-1774 часть ногайцев, под влиянием русской агитации в Буджака и Очаковской области, вступила в союз с Россией и переселилась на территорию между Доном и Кубанью. После захвата Россией Крыма российское правительство забыл о своих обещаниях ногайцами и пытался силой переселить их в Приуральского степи, чтобы они не могли контактировать с турками. Ногайцы протестировали и массово бежали за реку Кубань. Российское правительство пытался задержать их и дошло до схватки, в которой много ногайцев погибло. Наконец всех, задержанных, правительство переселил часть над Каспийское море, а часть числом круг 5000 над Азовское море, между устьями рек Молочные Воды и Берда до г. Токмак на северо-западе. Екатерина II наделила ногайцев всеми привилегиями колонистов, пытаясь сделать из них оседлых земледельцев. Но царь Павел I зачислил ногайцев в государственных крестьян и осадил их обычными податками1.

В начале XIX в. на запорожские земли стали наплывать иммигранты с Балкан, которые на основе указа с 29 декабря 1819 имели все права и привилегии, предоставленные чужакам, называемых колонистами, живущих в Новороссийских губерниях и в Бессарабии. "Кроме того, что каждый колонист получал на семью 60 десятин государственной земли, он имел право покупать земли у помещиков и владеть ими, как своей собственностью, заводить на них фабрики, торговать, вступать в различные цеха. Задунайские колонисты были освобождены от военной службы так как и все остальные чужаки колонисты ".

Колонизация юга Украины на протяжении всего XIX в. в большой степени происходила стихийно. Но рядом с тем, правительство отправляло переселенцев, которым в 60-х годах в одной лишь Херсонской губернии отведено для переселенцев 26 233 десятины государственной земли, а с 1881 по 1893 г. по всем трем южных украинских губерниях - 157 946 десятин розданы переселенцам из центральных российских губерний, или немецким колонистам. В том же самом времени крестьянство Киевской, Черниговской, Полтавской и Харьковской губерний терпело на нехватку земли. Начиная с 1795 г. по 1897 г. удельный вес украинского населения в шести губерниях Украины сократилась примерно на 13%. В Екатеринославской и Херсонской губерниях, которые были усиленными районами колонизации, в конце XVIII в. проживало 83-90% украинского населения, а через сто лет - украинская составляли уже только половину населения.

Правительство переселював на украинском территории также и русских различных религиозных сект, староверов, духоборов и молокан, а на государственные предприятия отправляло квалифицированных рабочих. В частности помещики, чтобы заселить приобретенные земли, переводили своих крепостных на юг Украины. Кроме того, приходили еще и т. н. "Беспаспортные бродяги". На новых поселениях, куда прибывали русские - там они переносили, согласно своей хлебопашеством традиции, т. н. общины, т.е. совместное пользование наделенной им землей целой общиной, тогда когда украинская разделяли землю между семьями и брали ее в вечное пользование.

На Левобережной Украины (Гетманщина и Слобожанщина), помимо заведенных царицей Екатериной II новых порядков на русский манер, задержалося еще много с древности. Хотя крестьянство было закрепощено, казаки остались и дальше свободным казацким станом, благодаря чему почти треть сельского населения была свободной. Хотя старые суды были упразднены и заступлених новыми - русскими, но законы оставлено старые, украинский. Введено новое административное устройство, но должности, начиная от губернатора и кончая последним канцеляристом, заповнялися местными людьми. Итак, на Левобережье сохранилась как высший положение в обществе своя собственная ведущий слой, бывшая казацкая старшина, а теперь шляхетство или дворянство. Под конец XIX в. в европейской части Российской империи проживало 654 миллиона населения, из того 533 691 человек принадлежали к шляхте-дворянства, следовательно, даже не один процент всего населения империи. С того большая часть находилась в западных и юго-западных губерниях, некогда принадлежавших Польше. В украинском девяти губерниях насчитывалось 128 596 лиц, принадлежащих к шляхте-дворянства, из того огромное большинство чужестранцев.

В начале XIX в. огромное большинство земель Правобережья была собственностью польских панов. Например, на пространстве между Васильковом и Уманью, т.е. более 60 километров, простирались земли графов Браницких, на которых было 30 000 крепостных крестьян мужского пола, следовательно, вместе с женщинами, еще раз столько. Кроме того, к ним относились еще и городка, так что вся территория с населением превышала некоторые немецкие державки. Подобные имения имели графы Потоцкие и др.. Пользуясь из такого выгодного положения, польская аристократия дальше мечтала как отстроить Польшу в границах с перед 1772 и поэтому старалась сохранить и закрепить свои культурные влияния в своих владениях.

С начала XIX в. целое Правобережье присоединен к Венской школьной округа, где польские аристократы утешались большими влияниями. Князь Адам Чарторыйский, близкий приятель царя Александра I, будучи куратором Венской школьной округа, свои хорошие связи с царем использовал для польского дела. В частности, близкий сотрудник кн. Чарторыйского - Тадеуш Чацкий, помещик из Киевщины и великий польский патриот, развивал на Правобережье польское образование, а для высшего образования в Кременце на Волыни основано лицей с прекрасной библиотекой, "чтобы подготовить молодое поколение нести бремя восстановления Польши". Все эти школы были рассадниками польской культуры и просвещения на Правобережье. В этом помогали им также и польские ученые, как например историк Иоахим Лелевель, которые доказывали, что украинская, это только другая отмена поляков.

На это обратили внимание украинский - министры образования в российском правительстве и пытались противодействовать назад. Один их них, воспитанник Киевской Могилянской академии, граф Петр Завадовский (1738-1812), будучи 1805 г. в Киеве "проектировал открыть там университет для борьбы с полонизацией края", но Чарторыских своим влиянием изуродовал тот план. Второй министр образования, Андрей Разумовский (1752-1838), хотел открыть университет на Волыни и даже волынские польские паны поддерживали его в том, но с тех мероприятий также ничего не вышло.

Так обезправнений и униженный украинский народ встречал XIX века. Казалось, Украина уже нет, а есть только официальное название Малороссия со своим малороссийским народом. Но это было только так наружу. На деле же, внутри народа, а в частности среди его интеллектуальной элиты, просыпалась тута за свободной жизнью, желание быть собой.