Слово о полку Игореве (1185р.)

В то же время Святослав Игорь, внук Олегов, поехал из Новгорода [Северского] месяца апреля в двадцать третий день, во вторник, взяв с собой брата Всеволода из [города] Трубецкая, и Святослава Ольговича, племянника своего, из [города] Рыльская , и Владимира, сына своего, из Путивля, и у Ярослава [Всеволодовича] выпросил он подмогу - Ольстина Олексича, Прохоров внука, с Кову черниговскими ...

А назавтра, когда наступила пятница, в обед, встретили они полки половецкие, ибо приготовились были до их [прихода], башни свои отправили назад, а сами, собравшись от мала и до велика, стояли по ту сторону реки Сюурлию. ..

... И сказал Игорь братьям своим: "Братья! Этого мы искали есмь! Так ударим! И тогда двинулись к ним, положив на бога упование свое.

А когда Свитала суббота, начали выступать войска половецкие, как боры, и не знали князья русские, кому из них к которому поехать, потому что было их бесчисленное множество. И тогда, посоветовавшись все, они свернувшимся с коней, намеревались, сражаясь, дойти до реки Донца. Ибо говорили: "Если мы побежим, сбежит сами, а черных людей оставим, то от Бога нам грех, как сих выдадим. Пойдем и либо умрем, либо живы будем все вместе". И, так сказав, все свернувшимся с коней и пошли сражаясь. И здесь за допустом божьим ранили Игоря в руку и умертвили левую его, и была печаль велика в полку его. Однако тогда крепко они сражались той погоду до вечера, и много было раненых [и] мертвых в полках русских. Наступила ночь субботняя, и пошли сражаясь.

А когда Свитала воскресенье, произошло замешательство Кову, в полку [их] побежали. Игорь же был в то время на коне, потому что был ранен, и пошел он к полку их, пытаясь вернуть их к войскам. Поняв же, что далеко отошел от [своих] людей, и, сняв шлем, он помчался снова в армию [кову], чтобы они узнали князя и возвратились бы. Однако же не вернулся никто, а только [боярин] Михалко Юрьевич, узнав князя, вернулся. Но лучше [мужи] не пришли в замешательство с Кову, и мало [кто] из простых [людей] или кто из отроков боярских, так как все лучшие [мужи] дрались, идя пешком, и среди них Всеволод немалую мужество показал.

И когда приблизился Игорь к полкам своим, поехали [половцы] навпоперек, и тут схватили [его] в отдалении одного перестрилу1 от полка своего. И схвачен Игорь видел брата своего Всеволода, который крепко боролся, и просил он душе своей смерти, чтобы не видеть гибели брата своего. Всеволод же так бился, что даже оружие в руках его было недостаточно, а дрались они, идя вокруг у озера.

Итак, в день святой воскресенье даже на нас Господь гнев свой: вместо радости навел на нас плач, и вместо веселья сожалению на реке Каяле ...

Сказал тогда Игорь: "Спомьянув я грехи свои перед господом богом моим ... Это воздал мне господь за беззакония моего, и за злодеяние мое [прогневался] на меня", и "упали теперь грехи мои на главу мою". "Праведен Господь, и справедливые весьма суды его", и мне нечего с живыми судьбы ... Но владыка, господи боже мой, "не одвергны меня до конца", а когда воля твоя, господи, то [дай] же милость нам, рабам твоим. "
Святослав же, услышав и весьма вздохом утер слезы и сказал: "О дорогие мои братия и сына, и мужа земли Русской! Дал мне был бог подавить плохих, но вы, не вдержавшы молодости, отворили ворота на Русскую землю. Воля господня да будет во всем. "