Борьба князя Галицкого Данилы с татарами (50-е годы XIII в.)

После кременецкой же войны [хана] Куремсы Даниил поднял войну против татар. Посоветовавшись с братом [Васильком] и с сыном Львом], послал [воеводу] Дионисия
Павловича [и] взял [город] Межибож. А потом Даниилу таки люди и Василькове опустошили Болохов, а Львове - Побожжя и людей татарских.
Когда пришла весна, послал Даниил] сына Шварна на Городок, и на Симоць, и на все [тамошние] огороды. И взял Городок, и Симоць, и все огороды, подвергшихся татарам, Городеськ и [огороды] по [реке] Тетереву к Жедечева. Но возвягляны обманули Шварна: взяв тивуна [его], они не дали ему тивуниты, и Шварно пришел [назад], взяв огороды все. А вслед за ним пришли билобережци, и Чернятинцы, и все болоховцев [смиренно]
к Даниилу.
Прислал также Миндовг [посла к Даниилу: "Я пришлю к тебе Романа и новгородцев, чтобы он пошел в Возвяглю, [а] оттуда в Киев". И назначил он срок [сбора] круг Возвяглю.

В год 6766 [1258]. Даниил с братом [Васильком] двинулись к Возвяглю с большой силой, ожидая известия от Романа и литвы. И стоял [Даниил] на [реке] Корчик денек, ожидая известия от них и пошел в Возвяглю. Раньше пос-лав он сына своего Шварна, чтобы он окружил город и чтобы никто из них не спасся.

Воинов же было с ним пятьсот, и горожане, видя мало ратников с князем, смеялись, стоя на городской стене. Но назавтра пришел Данило с множеством воинства брата [Васильком] и сыном Львом. И когда увидели [это] горожане, то страх напал на них, не выдержали они, и сдались. И [Даниил] город запаболив, а людей вывел и отдал их на деление - то брату своему, а то - Львове, других - Шварно. Он пошел к себе домой, взяв город.
Когда Роман пришел в город [Возвяглю], то литовцы, бросившись на огороде, не обачыли ничего, только самые главные [и] псов, бегавших по городищу. И [литовцы] досадувалы и плевали, говоря по-своему "Янда", призывая богов своих Анда и Диверикса и всех богов своих вспоминая, т.е. бесов.

Затем Роман поехал вслед за отцом, взяв с собой несколько человек, а других пустил домой. Даниил же и Василько рады [ему]. А Лев уехал к себе домой. Литва между тем, роздумавшы [ехать домой], воевали [землю Данилову], так держали они гнев [в него]. Итак, поехав, опустошили они вокруг Луцка, а [этого] Даниил не ведал, ни Василько. Князья, служившие у Даниила, и Василькове люди - [тысяцкий] Юрий [Домажирич], Алексей [Оришок] дворцовый и другие - уехали на них. Но когда они ехали на них, то те примчались насупротив к притоку, и кинннкы столкнулись. [Литовцы] не выдержали и повернули наутек, а они, рубя их и колячы, вогнали их в озеро. Десять человек хватались за одну лошадь, полагая, что "конь вынесет нас", и при этом тонули, потому что ангел их топил, посланный богом. И натонуло в озеро трупов, и щитов, и шлемов, так что местные жители большую пользу имели, виволикаючы их.

Большая же против литвы была сеча. Побидникы славили бога и святую владычицу богородицу, и послали добычу Данилу и Василькове, и обрадовались Даниил и Василько божьей помощи, что [была] против плохих. ...

В год 6767 [1259]. А потом [хан] Куремса двинулся на Даниила и на Василька; неожиданно он приехал. Василек тогда собирался [на войну] во Владимире, а Даниил - в Холме, [и] они послали гонцов] до Льва, чтобы он поехал к ним.
Куремса же, перейдя [реки] Стыри, послал людей к [города] Владимира. А когда въехало войско противников в город, вышли на них пешие горожане и бились с ними крепко, и выбежали они из города, прибыли в Куремсы и рассказали, что горожане крепко борются с ними.

Даниил же и Василько все равно собирались вдвоем, намереваясь сражаться с татарами. Но приложилось вот за грехи [наши] загореться Холме через окаянную бабу - и об этом мы потом напишем: о сооружении города, и украшение церкви, и о большой гибель его, так что все сожалели, - и пламя было такое, что со всей земли [Холмской] зарево [было] Посмотрите. Даже и из Львова глядя, было видно [ее] по Белзьких полям от полыхающего
сильного пламени. И люди, видя [это, думали], что город был зажжен татарами, и убежали в лесные места, и поэтому они не могли собраться. Даниил встретился с братом и утешал его, что над бедой, посланной богом, не следует погански тосковать, а на бога надеяться на него возложиты печаль, - как оно и произошло. ...

В год 6769 [1261]. Наступила тишина по всей земле, то в те дни свадьба была у Василька-князя во Владимире-городе. Стал он отдавать дочь свою Ольгу за Андрея-князя Всеволодовича в Чернигов, и был тогда [здесь] брат Васильков Даниил-князь с обоими сыновьями своими, и со Львом и с Шварном, и других князей много, и бояр много.
И когда была же веселье немалая во Владимире-городе, пришла тогда весть Даниле князю и Василькове, что Бурондай идет, окаянный, проклятый, и опечалилися этим оба брата очень. Ибо прислал был [посла, так говоря: "Если вы есте мои сообщники-встретьте меня, а кто не встретит меня - тот враг мне".

Поэтому Василько князь поехал навстречу Бурондай со Львом, племянник своим. А Даниил-князь не поехал с братом - он так послал вместо себя владыку своего холм-
ского Иоанна.
И поехал Василько князь со Львом и с владыкой навстречу Бурондай, взяв дары и питья, и встретил его у [города] Шумская. И пришел Василько со Львом и с владыкой перед нему с дарами, а он большой гнев положил на Василька-князя и на Льва, а владыка стоял в страхе великом. А потом сказал Бурондай Василькове:
"Если вы есте мои сообщники - розмечите же огороды свои все".

[И] Лев разбросал [огороды] Данилов и Стожок, а оттуда послав [воинов], Львов разметал. Василек же, послав [воинов], Кременец разметал и Луцк.

Между тем Василько князь послал с Шумская владыку Иоанна вперед к брату своему Даниилу. И владыка, приехав к Даниилу-князя, начал ему рассказывать о том,
что произошло, и о Бурондай гнев сказал ему. Даниил испугался и убежал в Польшу, а с Ляхов побежал в Угры.

И тогда двинулся Бурондай к [города] Владимира, а Василько князь - с ним. Но не дошел он до города, а стал на [селе] Житани на ночь. Бурондай же стал вещать о Владимир: "Василек! Розмечы огород!" И князь Василько начал думать в себе про город, потому что нельзя было бросать его скоро через [его] величину. [И] повелел он зажечь его, и за ночь он сгорел весь.

Летопись русская.


лидер торговец