Левобережная Украина - гетманщина в конце XVII века

Если в войне Османской империи с Москвой в 1676-1681 гг и особенно в Чигиринских походах инициатива принадлежала турецко-татарской стороне, то в следующей русско-турецкой войне 1686-1699 гг она перешла к Московии. Началась борьба за Южную Украину, освобождение которой было и в интересах украинского народа. Поэтому правительство гетмана Ивана Самойловича в целом поддержал ее, приняв участие вооруженными силами в военных акциях, хотя отдельные условия вступления в войну и не устраивали украинское руководство. Москва, чтобы обеспечить союзников, заключила в 1686 г. «Вечный мир» с Речью Посполитой, подтвердивший условия Андрусовского перемирия и окончательно закрепил деление Украины на Левобережную и Правобережную. В вечное владение Москве передано Киев с окрестностями и Запорожскую Сечь, на которую имел претензии и И. Самойлович. Не доверяя польском союзу, через «вездесущие Ляхову измену», старшина не желала воевать и с Крымом, с которым у Гетманщины, после Бахчисарайского мира, начали налаживаться добрососедские отношения. Но находясь под царским скипетром, И. Самойлович должен подчиняться политической ситуации, которая возникла.

После подписания «Вечного мира» Москва того же года вступила в «Священной лиги», созданной Австрией, Венецией и Польшей для борьбы против агрессии султанской Порты и ее вассала - Крымского ханства. Россия объявила Турции войну и начала подготовку к походу в Крым.

В мае 1687 100-тысячное русское войско, возглавляемое боярином и князем Василием Голицыным, выступило в поход на Крымское ханство. Вскоре к нему присоединилось 50 тысяч украинских казаков во главе с гетманом I. Самойловичем и, форсировав реки Самару и Конские Воды, объединенные войска двинулись в степи, не чувствуя решительного сопротивления татар. Но столкнулись с природными трудностями далекого похода: в урочище Большой Луг армии остановила неожиданное препятствие - на сотни верст горел степь, подожженный татарами. За несколько дней войска прошли незначительное расстояние и остановились лагерем. Собрав военный совет и проанализировав движение армий в условиях оторванности от главных баз, в горящих степях, при недостатке воды и провианта, гетман и князь решили отступить и следующий поход подготовить более тщательно. Чтобы до конца выполнить союзнический долг и скрыть отступление от татар, на турецкую крепость на Днепре Кизикермен был послан отряд гетманича Григория Самойловича, который нанес чувствительное поражение татарам. Остальные армий в июне вернулась обратно и отступила на Полтавщину, а в конце июля стала лагерем на реке Коломак.

Финал первого Крымского похода был несколько неожиданным: гетмана Ивана Самойловича, как противника войны, старшина обвинила в связях с ханом и в курении степей. Все выдвинутые обвинения, особенно по союза с татарами, были придуманы. Но царское правительство поддержало их. Сначала в Москве высоко ценили деятельность Самойловича, особенно его успехи в борьбе против Петра Дорошенко. После удачного похода русских войск и украинских казаков под руководством Самойловича в 1674 г. на Правобережье вознесся его авторитет и по Украине. На старшинской раде десяти правобережных полков в Переяславе I. Самойловича был провозглашен гетманом и Правобережной Украины, имевшая воссоединиться с Левобережьем и подчиниться Москве. Появилась у него даже мечта о передаче гетманства в наследство сыновьям. Однако на Правобережье его власть не закрепилась: за «Вечным миром» он остался под властью Польши. Попытка Самойловича испросить у царского правительства право на управление казачьими полками Слободской Украины провалилась. Heпидкорилася ему и Запорожская Сечь.

И окончательный упадок авторитет Самойловича в Украине после того как он в 1686 г. дал согласие на подчинение киевского митрополита власти московского патриарха и подобрал уступающую кандидатуру на этот пост. Независимая украинская православная церковь перестала существовать.

Наряду с этим по всей Гетманщине расходились слухи и об излишнем властолюбие гетмана, и о его склонности к взяточничеству, и о засилье родственников гетмана в государственной администрации. Все это и привело выступление старшины. Чтобы оправдать командирскую неспособность и непредусмотрительности и свалить на кого просчеты войны, Василий Голицын поддержал обвинения против I. Самойловича. Царским указом 23 июля гетмана отстранили от власти, арестовали и отправили в ссылку в Сибирь в Тобольск, где он вскоре умер. Гетманом Левобережной Украины избрали генерального есаула Ивана Мазепу, которого поддержал В. Голицын.

Иван Степанович Мазепа (1644-1709) продолжал политику стабилизации автономного управления Левобережной Украиной, укрепление авторитета власти гетмана. В ряду государственных деятелей Украины I. Мазепа предстает выдающимся политиком своего времени, который прошел сложный жизненный путь. Занимая должность обладателя Гетманщины более 20 лет (с 1687 по 1708 p.), он вошел в плеяду выдающихся гетманов. По способностям государственного деятеля и политика в истории Украины Мазепа, пожалуй, уступает лишь Богдану Хмельницкому.

Происходя из правобережной украинской шляхты, Иван Мазепа рано проявил незаурядные способности к познанию наук. Он получил основательные знания в Киево-Могилянской и в Варшавском иезуитском коллегиумах, владел свободно не только на украинском, но и польским и латинским языками, что открыло ему путь к служебной карьере. Мазепа попал ко двору короля Яна IIКазимира и за средства государства изучал артиллерийскую дело в Италии, Голландии, Франции и Германии. В 1669 г. он покидает королевский двор и переходит на дипломатическую службу к гетману Петру Дорошенко. В 1674 г. уже не только хорошо образован, но и опытный казак Мазепа пересекает Днепр (тогда московский рубеж) и поступает на службу к гетману I. Самойловича.

Благодаря собственным способностям, а также тактичной поведении, уже в 1682 Мазепа занял один из ведущих правительств гетманской администрации - должность генерального есаула. Ему теперь принадлежал надзор за составом казацкого войска, его реестрами, которые назывались компут. На него возлагались обязанности наказного гетмана в казацких походах, в боевых действиях. Имея способности и успехи в выполнении служебных поручений, Мазепа проявил находчивость в достижении высшей цели - стать гетманом. I, когда I. Самойлович был смещен с гетманства, по совету всесильного боярина В. Голицына на Коломакский рады гетманом Левобережья избрали Мазепу. По свидетельству современников, Мазепа дал боярину взятки в 10 тыс. рублей золотом. Украинская Мазепа понял и принял условия политической игры, навязанной Москвой, всегда любила деньги.

Вместе с избранием нового гетмана на Коломакский совете заключено и новую украинскую-московскую соглашение - так называемые Коломакские статьи 22 пунктов. В соответствии с ними власть царской администрации в Гетманщине усиливалась, а политические права гетмана и старшины ограничивались. Без разрешения царского правительства гетману запрещалось устранять и назначать полковникиви сотников, а старшина лишалась права самостоятельно снимать гетмана с его должности и выбирать нового. Гетман и старшина обязались подавлять восстания и разрухи и выдавать московским чиновникам всех беглых московских подданных. Для осуществления власти гетману навязали полк царских стрельцов, розквартирувалися в Батурине. Запрещалось торговать с Крымом, называть Украину гетманским краем, а только царским, поощрялись смешанные русско-украинские браки.

Статьи юридически закрепляли за старшиной крупные земельные владения, подаренные как правительством, так и гетманом. Провозглашалось уравнение старшины и украинской шляхты с московскими помещиками, а «заслуженным» предоставлялось и дворянство.

Старшина осознавала, что этими подачками царизм стремится сломать посеяны освободительной борьбой ростки свободного строя и свободной заимки, что путем узаконения старшинских владений царь набросал ярмо как на посполитых и рядовых казаков, так и на старшину. I, хотя это ярмо и было тяжелым, сановник его воспринимала ради той выгоды, что оно давало чиновным и богатым.

Между тем шла подготовка к новому походу на Крым. У устья Самары возвели крепость, казаки несли сторожевую охрану и своими небольшими отрядами ходили в походы, достигая Очакова. Но международные обстоятельства ухудшились: Речь Посполитая вступила в мирные переговоры с Турцией, и Москва оказалась наедине с сильным противником.

Весной 1689 украинские и московские войска, объединившись на реке Самаре, в количестве 150 тыс. человек двинулись к Перекопу. На Кизикерменський дороге, переходя из Зеленой Долины в Черную, они увидели татар, которые напали на авангард. Но казаки отбили их в бою, шел восемь часов. Турецкие источники сообщают, что после боя хан собрал военный совет, на котором решил нанести удар всеми силами, разделив войско на три корпуса. Когда московское войско стало лагерем в Черной Долине, спрятавшись от дождя, ханская конница начала стремительную атаку и нанесла ему страшных потерь. Только благодаря артиллеристам и оперативным действиям сердюков врага удалось остановить и отбросить от лагеря, нанеся ущерб. Татары пошли и до ночи было видно на склонах их стаи, как черные тучи.

На следующий день татарская конница и янычары снова хотели остановить московско-украинское войско. Iбув «бой большой и жестокие наступления непрерывные целый день». Но больше ничего не способны сделать, татары отошли к Перекопу и скрылись за его укреплениями. Сюда 20 мая прибыла и объединенная армия. Однако и В. Голицыну взять Перекоп не удалось, как не удалось подписать и выгодного мира. Учитывая опыт переходов, недостаток провианта, воды, болезнями, военачальники снова дали приказ отступить. Через день преследуемые татарской конницей армии В. Голицына и I. Мазепы двинулись от Перекопа в Гетманщине, отступая в ожесточенных боях.

Крымские походы были первой попыткой наступательной борьбы России против владений Турции и Крымского ханства в Причерноморье. Несмотря на поражение, они показали необходимость концентрации больших сил для освобождения юга Украины. Они разоблачили несовершенство командования, устаревшие стратегию и тактику, комплектацию и обеспечения. Войска вступили в них опыта борьбы в жарких условиях юга, при оторванности от баз снабжения.