Деятельность УЦР весной - летом 1917

Тем более удивительным выглядел успех Центральной Рады в постепенном переодетые верховенства над революционной стихией и направление ее в русло государственного строительства. Отмена запретов и ограничений, наложенных царским правительством на украинство, высвободило большую общественную энергию. Свидетельством потенциальной силы украинского движения стали 20-тысячная украинская манифестация 12 марта в Петрограде и 100-тысячная демонстрация в Киеве 19 марта 1917 Они оказались самыми массовыми и найимпозантнишимы всех демонстраций, что с начала революции произошли в этих обоих городах.

Весна - лето 1917 г. в Украине прошли под знаком «украинизации» общественно-политической жизни. За три весенних месяца Центральная Рада оттеснили на второе место Раду объединенных общественных организаций в Киеве, а к концу лета переняла руководство делами в большей части Украины. Власть Временного правительства до конца весны 1917 г. не выходила за пределы Киева.

УЦР начала деятельность попытками легитимизировать свою власть. 6-8 апреля 1917 под ее руководством состоялся Всеукраинский национальный конгресс, почти 900 делегатов которого представляли различные крестьянские, профессиональные, культурно-просветительные организации, политические партии, земства и т.п. Конгресс провозгласил Центральную Раду верховной национальными властями, дополнив ее состав 150 своими депутатами и подтвердив основной пункт политической программы УЦР - получение национально-территориальной автономии для Украины.

Это требование поддержали съезды представителей крупнейших социальных слоев украинского общества - крестьян, рабочих и военных. Одновременно на съездах звучали голоса, которые не довольствовались автономией и требовали полной политической самостоятельности Украины. Во время Украинского военного съезда (5-8 мая) выступления были настолько радикальными, что известный литературный и общественный деятель Владимир Винниченко, представлявший Центральную Раду, вынужден был просить делегатов оставаться лояльными к российской демократии.

Ситуация обострилась еще больше, когда в начале июня 1917 военный министр Временного правительства Александр Керенский запретил проведение в Киеве II Украинского войскового съезда, мотивируя свой отказ «несвоевременности» такого мероприятия. Впервые за несколько месяцев своего существования российский революционный правительство запретило съезд депутатов. Впрочем, последний же начал работу, и Временному правительству не осталось ничего другого, как отправить поздравительную телеграмму военному съезда. Военные делегаты встретили провозглашение телеграммы хохотом. Резолюция съезда призвала УЦР прекратить переговоры с Временным правительством и взяться за проведение в жизнь автономии Украины. Делегаты съезда поклялись, что «не возвратится в свои части без автономии матери-Украины».

Опираясь на решения крестьянского и военного съездов, 10 июня 1917 p. Центральная Рада издала свой I Универсал, в котором провозглашалось: «Отныне сами будем творить нашу жизнь». Вскоре после этого, 15 июня, для выполнения решений УЦР было создано правительство - Генеральный секретариат во главе с Владимиром Винниченко. Последний одновременно исполнял обязанности генерального секретаря (министра) внутренних дел. В правительстве доминировали социал-демократы: в их число принадлежал секретарь военных дел Симон Петлюра, секретарь земельных дел Борис Мартос, секретарь судебных дел Валентин Садовский. Украинским эсерам и есефам досталось лишь по одному портфелю - генерального писаря (Павел Христюк) и секретаря межнациональных дел (Сергей Ефремов. Остальные министерств - финансов, образования и продовольствию - обсадили беспартийные Xристофор Барановский, Иван Стешенко и Николай Стасюк.

Провозглашение автономии Украины было настороженно встречено русскоязычным населением. Ответы были разными - от презрения и насмешки к откровенным угрозам. Так, после образования украинского правительства российские газеты в Киеве советовали Симону Петлюре мобилизовать по магазинам всех оловянных солдатиков и сформировать из них украинское войско, а Сергею Ефремову - навязать добрососедские отношения со Слободкой, селом на другой стороне Днепра. Лидеры же российских левых партий восприняли I Универсал как измену, как удар в спину общероссийской революции. Председатель исполкома Совета рабочих депутатов в Киеве меньшевик Незлобин угрожал, что русская революционная демократия «штыками ответит на провозглашение автономии Украины», а лидер киевских большевиков Георгий Пятаков призвал «бороться с шовинистическими устремлениями украинского», поскольку «Россия без украинской сахарной промышленности не может существовать, то же можно сказать и относительно угля (Донбасс), хлеба и т. д. ».

Несколько смягчен отреагировал Временное правительство. В своей прокламации от 16 июня 1917 он уговаривал украинского не разбивать силы освобожденной России, ожидать решения Учредительного собрания. Ситуация с Украиной не была исключительной - подобное напряжение переживал Временное правительство и в отношениях с Финляндией и Польшей. На подъеме находились национальные движения и других нерусских народов империи. Однако поведение Украины выдалась особенно опасной, учитывая ее близость к зоне военных действий (некоторые из лидеров русской революции даже утверждали, что провозглашение I Универсала являются результатом «немецкой интриги». Одновременно это создавало прецедент для критики Временного правительства со стороны оппозиционных Советов. Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов в своей резолюции от 22 июня 1917 выразил поддержку усилиям украинской демократии в деле достижения автономии для Украины и требовал от Временного правительства начать переговоры с Центральной Радой.

Для урегулирования конфликта в конце июня в Киев выехала делегация в составе трех ведущих министров Временного правительства - Михаила Терещенко, Ираклия Церетели и Александра Керенского. Переговоры с М. Грушевским, В. Винниченко и С. Петлюрой 2 июля закончились компромиссом, по которому предусматривалось признание Временным правительством легитимности УЦР и Генерального секретариата и предоставлялся разрешение на организацию отдельных украинских воинских частей. Ценой за достижение компромисса с украинской стороны стал отказ от провозглашения национально-территориальной автономии. Окончательное согласование дела откладывалось на время созыва Всероссийского учредительного собрания.

Условия соглашения были объявлены одновременно отдельным постановлением Временного правительства и II Универсалом УЦР (3 июля 1917 p.). Состав Центрального Совета увеличился за счет представителей национальных меньшинств, проживающих в Украине. Причем процент предоставленных им мест (30%) превышал их процентную долю среди жителей Украины (не более 20%). В состав Генерального секретариата вошли двое россиян, два еврея и один поляк. Таким образом, УЦР стала политическим органом нс только этнических украинских, но и всего населения Украины.

Юрисдикция украинской власти уточнялась «Временной инструкцией Генеральному секретариату Украинской Центральной Рады, утвержденной Временным правительством», увидевшей свет 4 августа 1917 Согласно ему, Генеральный секретариат признавался исполнительным органом Временного правительства, а не Центральной Рады. Она имела право подавать только предложения по его личного состава, который окончательно утверждался в Петербурге. Количество секретариатов (министерств) уменьшилась вдвое (с 14 до 7). Отныне полномочия Генерального секретариата ограничивались пятью губерниями: Киевской, Волынской, Подольской, Полтавской и Черниговской (за исключением нескольких ее северных уездов).

Без сомнения, II Универсал был шагом назад по сравнению с первым. Его компромиссный характер не мог удовлетворить обе стороны. Российские консервативные круги оценили этот компромисс как победу украинской дипломатии. В знак протеста против него из Временного правительства вышли трое министров-кадетов. В самом Киеве М. Грушевский и В. Винниченко говорили о значительной победе, полученную украинской стороной после заключения соглашения с Временным правительством. Однако их оппоненты из радикального лагеря требовали провозглашения государственной самостоятельности. Эти настроения проявились в неудачной попытке переворота, осуществленного Украинским полком им. Полуботка. В ночь на 4 июля полуботковцы пытались взять контроль над городом, призывая заключить сепаратный мир с Центральными государствами и провозгласить независимость Украины. Повстанцев разоружил другой полк, сохранял верность УЦР, а впоследствии их отправили на фронт. Принятие условий Временного правительства вызвало также первую министерскую кризис в Генеральном секретариате, когда председательство попеременно переходило от Владимира Винниченко к Дмитрию Дорошенко. Так в политических конфронтация и спорах доходило до конца лето.