123

Эмский указ

Деятельность киевской, как и других общин в Украине, а также Отдела Географического Общества обратила на себя внимание московских шовинистов, которые вновь засыпали Петербург доносами о росте украинского сепаратизма. Александр II создал в августе 1875 г. специальная комиссия "для выработки мер борьбы с украинофильской деятельностью," И на основании предложений той комиссии царь, именно тогда находился на отдыхе в Германии, городе Эмс, подписал закон об абсолютном запрете украинской литературы. Закон получил название "Эмский Указ" 1876 г. Указом запрещалось печатать на украинском языке книги и даже тексты к музыкальным нот, ставить украинские театральные спектакли и устраивать концерты с украинскими песнями. Если хотели организовать концерт, то все песни надо было переводить на русский язык. Но тогда украинский, не желая петь по-русски, переводили песни на французском языке и пели по-французски. Правда, в 1881 г. отменен запрет устраивать театральные представления на украинском языке, но изданы другие оговорки и ограничения. Кроме того, Указ строго запрещал ввозить в пределы империи, без специального разрешения, любые книга и брошюры, изданные за границей на украинском языке.

Большим вредом для украинской науки и культуры было закрытие Юго-Западного Отдела Географического Общества, а его руководителя этнографа Павла Чубинского уволен с работы. Это было дополнительное распоряжение к Эмского Указа, которое подписал сам Александр II. На предложение упомянутой Комиссии, запрещено было издавать "Киевский Телеграф" и устранен ряд профессоров из Киевского Университета, в том числе и Драгоманова, которого выслали из Украины. Известный уже тогда писатель П. Кулиш отрекся российского гражданства. Вслед за тем начались репрессии против отдельных деятелей украинского движения. Одновременно комиссия решила поддерживать материально москвофильский движение в Галичине, выдавая тайные субсидии на его издание, особо рьяно боролись с украинским движением.

Это был большой удар по украинскому движению, но он не сумел прекратить трудов украинских ученых. Не имея возможности издавать свои произведения в пределах Российской империи, они выдавали их в Галичине под австрийской оккупацией и оттуда нелегально перевозили в Украину.

Ведущие круги Украины не могли согласиться с Эмским Указом. Ряд организаций и отдельных влиятельных людей, интервенювалы, чтобы правительство разрешило мере детишек в школах учить украинский язык. Киевский адвокат и известный писатель Коииський в 1890 г. подал прошение министру внутренних дел кн. И. Н. Дурново, чтобы вообще отменить Эмский Указ. Олекса Коваленко, который жил вне Украины на Урале в городе Челябинске, просил министерство разрешения издавать на украинском языке еженедельник "Украина". Два года позже, в 1892 г. Харьковского общества грамотности послали петицию к правительству, чтобы освободить украиноязычные издания от ограничений. Но все это оставалось либо без ответа или заканчивалось отказом.

В частности, актуальной стала дело украинского языка в 1903 p., когда в Полтаве открывался памятник Ивану Котляревскому. На само открытие съехались представители со всей Украины, включая земель под австрийским владычеством, чтобы почтить память отца современной украинской литературы. Организаторы обращались к правительству за разрешением провести праздник на украинском языке, в честь отца украинского литературного языка, но правительство разрешения не дал. Одинокий исключение было сделано для галицких и буковинских делегатов, которые могли говорить по-украински, потому что не знали русского языка.

Только в январе 1905 p., благодаря мерам Александра Лотоцкого, высокого чиновника имперского правительства, при сотрудничестве Петра Садилова и Петра Стебницкого и известного писателя Даниила Мордовия, писавший на украинском и русском языках, удалось достичь того, что царь Николай II подписал документ об отмене запрета употребление украинского языка. В приложении к тому мерами П. Садилова и О. Лотоцкого Славистический отдел императорской Академии Наук во главе с российским ученым и ведущим славистом Алексеем Шахматовым возразил шовинистические российские утверждение, что украинский язык - это только диалект русского, утвердив, что это вполне самостоятельный язык. Академия Наук также выдала записку "О сносе запрета малороссийского печатного слова" при конце марта 1905 г. и от себя добавила пожелание, чтобы "малорусское население имело такое же право, как и великороссы, говорить публично и печататься на родном языке".