Из книги Г. де Боплана "Описание Украины с картами" о запорожских казаках (1630 - 1647рр.)

Они очень умелые в изготовлении селитры, которой в этих краях, и изготавливают прекрасный пушечный порох. Женщины занимаются прядением льна и шерсти, из которых делают полотно и ткани для ежедневно потребления. Все умеют хорошо обрабатывать землю, сеять, жать, выпекать хлеб, готовить различные мясные блюда, варить пиво, мед, водку, делать брагу т.д. Нет также среди них ни одного, какого бы возраста, пола или положения он ни был, кто бы не пытался превзойти своего товарища в пиятци и кутежа. Нет среди христиан и таких, которые бы настолько, как они, привыкли не заботиться о завтрашнем дне.

Наконец, правду сказать, они вообще понимают в всех ремеслах, хотя одни бывают более крепок, чем другие в тех или иных занятиях встречаются и такие, чьи знания по сравнению с целом значительно шире. Словом, все они достаточно умны, но сосредоточиваются лишь на полезном и необходимом, главным образом на том, что связано с сельской жизнью.
Плодородная почва дает им зерно в таком изобилии, что они часто не знают, что с ним делать, тем более что нет судоходных рек, которые впадали в море, за исключением Борисфена, но навигация на нем прекращается за 50 лье ниже Киева из-за 13 водопадов, что там, э Последний из них удален от первого на семь больших лье, занимающая целый день пути, как это видно на карте. Это мешает им вывозить зерно в Константинополь, а отсюда - и их лень: они совсем не хотят работать, разве что при крайней необходимости, когда не за что купить необходимое. Они предпочитают лучше пойти занять все необходимое у турок, своих добрых соседей, чем потрудиться, чтобы самим его приобрести т.д. Им достаточно,
когда есть что есть и пить.
Они исповедуют православную веру, которую по-своему называют русским, очень уважают праздничные дни и соблюдают посты, которые у них длятся 8 или 9 месяцев в году и состоят в воздержании от мяса. Они настолько упрямы в соблюдении этой формальности, перекапывают себе, что спасение [души] зависит от изменения пищи. Зато, я думаю, вряд ли один другой народ в мире давал бы себе столько свободы в питье, как они, потому что не успевают протрезветь, как тут (как говорится) начинают лечиться тем, от чего пострадали. Однако все это только во время досуга, так как если они воюют или когда задумывают какое-то дело, то крайне трезвы. Помимо одежды, в них нет ничего простецкого. Они остроумны, сообразительны, изобретательны и щедры, не стремятся к большому богатству, но чрезвычайно любят в своей свободе, без которой не представляют жизни: именно поэтому они такие склонны к бунтам и восстаниям против местных вельмож, как только почувствуют притеснения. Поэтому редко проходит 7 - 8 лет без того, чтобы они не бунтовали и не поднимались против них. Помимо того всем это люди вероломные, вероломные, коварные, которым доверяться можно, лишь хорошо посчитав.
Они чрезвычайно прочны телосложением, легко переносят жару и холод, голод и жажду, неутомимые на войне, мужественны, смелые, а скорее безрассудные, потому что не дорожат жизнью. Где больше всего они проявляют ловкости и доблести, так это сражаясь в табори1 под прикрытием возов (ибо они очень метко стреляют из ружей, которые являются их привычным оружием), обороняя эти укрепления, они неплохие также на море, но верхом они таки не самые лучшие. Помнится, и я сам это видел, как около двухсот польских всадников заставили бежать 2000 их лучших воинов.
Однако правда и то, что сотня этих казаков под прикрытием лагеря не побоится и тысячи поляков или даже [нескольких] тысяч татар. Если бы они были такие же доблестные верхом, как и на земле, то, думаю, были бы непобедимыми.
... Вот как они выбирают своего старшего: если соберутся все старые полковники и старые казаки, пользующиеся среди них уважением, каждый из них отдает свой голос тому, кого считает способного, и тот определяется большинством голосов. Если выбран не хочет принимать должности, отказываясь неумением, малыми заслугами, недостатком опыта или преклонным возрастом, это ему не помогает. Отвечают только, что он действительно не заслужил такой чести и тут же, не мешкая, тут же убивают его, как некоего предателя. ... Если выбран казак принимает на себя обязанности старшего, то благодарит собр. Вке за проявленную
честь, хотя [добавляет, что] недостойный и для такой должности неспособен, далее же, однако, торжественно уверяет, что приложит усилия и старания, чтобы достойно послужить как всем вообще, так и каждому в отдельности, и что всегда готов положить свою жизнь за своих братьев [так они называют между собой друг друга]. ... Потом все друг за другом согласно своему рангу идут поклониться ему, а старший подает им руку, что у них служит за форму приветствия. Вот так они выбирают своего старшего, что часто происходит среди Дикого Поля. Они ему очень подчиняются. Этот старший их языке называется гетманом, е-
го власть неограниченна вплоть до права рубить головы и сажать на кол тех, кто провинился. Гетманы очень строги, однако ничего не начинают без военной совещания, которое называют Радой. ... За проявленное малодушие его убивают как предателя. Немедленно избирается новый атаман. ...

Когда у них возникает намерение уйти в море, то, не имея разрешения короля, они берут его у своего старшего, созывают Кисиз, т.е. Раду, и проводят выборы атамана, который возглавит их в этом походе, придерживаясь такого же обычая, о котором мы рассказывали относительно выборов старшего, хотя атаман этот нужен только на время. Далее они вирушують в Военную Казны, места своего сбора, и строят здесь судно около 60 футов длиной, 10 - 12 футов шириной и 12 - глубиной. Такое судно не имеет киля; его основа - это лодка из ивы или липы, длиной до 45 футов. Сбоку он обшивается и завершается досками от 10 до 12 футов длиной и до одной стопы ширину.

... Строятся они так, как привыкли и наши плотники, с перегородками и поперечными рядами, а потом просмолюються. Пользуются двумя стерней по краям лодки. ... Конечно, с каждой стороны от 10 до 15 весел, скорость больше, чем в турецких весельных галер. Есть также и мачта, на которой они [казаки] напрягают довольно неумело сделано парус; используют его только в тихую погоду, а при сильном ветре предпочитают грести. Их лодки не имеют верхней палубы, и когда наполняются водой, камыш, привязанный вокруг лодки, не дает ему затонуть.
Сухари находятся в большой бочке высотой 10 футов, на 4 стопы в диаметре, которую крепко привязывают. ... Берут также с собой бочонок с вареным пшеном и бочонок с мукой, разведенной в воде, которое едят, смешивая с пшеном, все вместе, что они очень ценят; этот блюдо служит им и едой, и питьем, он имеет кисловатый вкус и называется "саламата" [ааИатаЬе], т.е. превосходное яство. ... Во время похода эти люди придерживаются трезвости, и если между ними случится пьяница, атаман приказывает выбросить его в море. Кроме того, никакой водки везти с собой не разрешается, поскольку во время походов и экспедиций они высоко ценят трезвость.

Когда они решают идти войной на татар, чтобы отомстить за несправедливость и причиненные грабежи, то выбирают осеннюю пору. Для этого отправляют на Запорожье все, что необходимо для похода или экспедиции, для строительства лодок и вообще все, что, по их мнению, будет нужным. Затем 5 - 6 тыс. отчаянных, хорошо вооруженных казаков отправляется на Запорожье строить лодки. К строительству одной лодки приступает 60 человек.

Заканчивая его через две недели, поскольку они ... мастера на все руки. Таким образом, за две-три недели у них готово 80 или 100 лодок. ... В каждый лодку садится от 50 до 70 человек, каждый из которых имеет два ружья и саблю, на лодке есть также 4 - 6 фальконетов и запас продовольствия, чтобы хватило на всех. Одеты казаки в рубашку и шаровары, имеют еще одни переменные, плохонькую свиту и шапку, 6 ливров пороха, достаточное количество свинца, фото ядер для фальконетов у каждого есть часы. Так вот выглядит летучий казацкий лагерь на Черном море, бесстрашно нападает на значительные города Анатолии.

Снарядившись вот так, они спускаются по Борисфена. Атаман имеет мачте награду и, конечно, идет на треть корпуса впереди. Их лодки держатся так близко друг к другу, что почти касаются веслами. Турки, конечно, бывают предупреждены о полку и держат в устье Борисфена на чеку несколько галер, чтобы не дать им выйти [из лимана]. Но казаки хитрее. Они выходят темной ночью незадолго перед новолунием и скрываются в камышах, которые тянутся на 3 - 4 лье [вверх] по Борисфена, куда галеры заходить не решаются, потому что когда там терпящим бедствие. Поэтому довольствуясь ожиданием них [казаков] в устье, татары всегда оказываются перед неожиданностью. А поскольку казаки не могут пройти так быстро, чтобы их не заметили [вообще], то по всей стране поднимается тревога, достигая [самого] Константинополя. Великий Господин рассылает гонцов по всему анатолийском побережью, в Болгарию и Румелию, чтобы там каждый старался и был готов к появлению казаков с моря. И все напрасно, ибо времени не теряют и так уместно используют время года, уже через 36 или 40 часов появляются у Анатолии. Прибыв туда, высаживаются на берег, каждый с ружьем в руке, оставляя в каждой лодке для охраны только двух мужчин и двух парней. Затем неожиданно нападают на города, захватывают их, грабят, жгут их, углубляясь иногда на целое лье в глубь края, но сразу же возвращаются, снова грузятся с добычей и отправляются в другое место, чтобы не раз попытать счастья.

Боплан Г.-Л. где. Описание Украины.

парадигмы международных отношений