Епископ Фирцак и "Рутенская акция"

В 1892 г. мукачевским епископом стал Юлий Фирцак (1836 - 1912), и благодаря ему возобновлена деятельность "Общества Св. Василия Великого". Восстановленное "Общество" имело целью развивать культурную деятельность среди населения Закарпатья и поэтому сначала выдало "Букварь" для школьной детворы. С 1897 г. стало издавать популярный журнал "Наука", под редакцией о. Юлия Чучки, сначала каждые две недели, а от января 1904 еженедельно. "Наука" была газетой народовецкого направлении, печаталась этимологическим правописанием и языком, сближенные к народному. С 1903 г. ее редактором был о. Августин Волошин. Журнал "Наука" удержался до начала войны 1914 г. и привел немало к культурному развитию Закарпатья.

Епископ Фирцак болел над трагическим состоянием украинского населения Закарпатья, боролся против мадьяризации, поэтому поддерживал "Общество Св. Василия", но под давлением государственной администрации должен был его разрешить. Функции "Общества ..." перебрало вновь акционерное общество "Унио". Фирцак болел также и над экономическим положением населения и поэтому в апреле 1896 г. обратился к правительству с просьбой, чтобы правительство проверил, в каком экономическом состоянии населения Закарпатья.

Окончательно на притязания епископа Ю. Фирцака венгерское правительство выслало на Закарпатье своего уполномоченного, высшего чиновника Министерства земледелия, Эдмунда Егана, родом ирландца, для проверки ситуации. Эган путешествовал от села к селу, присматривался к жизни-бытия закарпатских крестьян сам, не ожидая от никого отдельных отчетов, и подтвердил катастрофическое состояние украинского населения во невыносимым эксплуатацией местных корчмарей-ростовщиков, в результате чего население массово эмигрировало в СНЕ. Познав ужасное положение украинского крестьянина на Закарпатье, он написал специальный "меморандум" до венгерского министерства земледелия, описывающее действительное положение. Эган обращал особое внимание на постоянное голодное жизни сельского населения и на систематический эксплуатация его со стороны евреев, доказавший закарпатских крестьян к полной хозяйственной разрухи. "Этот народ будет медленно падать материально и морально каждый раз то ниже, пока не погибнет вовсе", - отмечает Еган. Если правительство думает помогать русинам, - писал Еган министру земледелия, и хотя бы часть их спасти от смерти, необходимо срочно взяться за оздоровление всего больным организма ", и это немного помогло.

Мадьярский правительство положительно зареагував на меморандум Егана, и тогдашний министр земледелия Даран начал ряд реформ, известных под названием "Верховинская Акция", которую изначально ввел в Свалявский округе, затем распространил на Верховине, а в 1900 г. - на все Закарпатье. Завдяння "Верховинской Акции", которую иногда называли также и "Ругенською Акцией", было улучшить экономическое положение закарпатских русинов. В скором времени появился закон о лихву, который тормозил жидовские злоупотребления так, что в 1914 г. еврейская коммерческая деятельность практиковалась в основном в пределах законив1. Безземельных крестьян начали наделять землей, основывались сельскохозяйственные курсы, промышленные школы и ссудные кассы мелкого кредита. Так же начали привозить на Закарпатье расовую скот и строили в долинах государственные конюшни и колиби2. С 1898 г. венгерское правительство начал выдавать народным языком еженедельник "Воскресенье" (поучительно-хозяйственные газета для угро-руского народа), задачей которой было духовно привязывать закарпатцев к мадьярской государства. Но этот журнал нехотя способствовал также и пробуждению усыпленной сознания масс. Несмотря на безразличие тогдашней закарпатской интеллигенции к судьбе села, среди народа пробудилась самодеятельность, организовались потребительские лавки, читальные и просветительно-любительские кружки. Введением "Рутенской Акции" были недовольны ростовщики и торговцы, которые раньше могли безнаказанно эксплуатировать крестьян. Они ставили правительству всевозможные препятствия в здийснюванни того плана, а 20 сентября 1901 убили и самого Егана.

Большим бедствием для Закарпатья были частые неурожаи, где крестьяне и так собирали низкий урожай по сравнению с другими частями Венгрии и даже Европой. Не меньше вреда крестьянам Закарпатье наносили и стихийные бедствия, в частности наводнения, которые уничтожали не только урожай, но и весь хозяйственный Труды. В 1903-1904 pp. Закарпатье пало жертвой большой засухи, от которой погиб кукуруза, которая была основным продуктом многих крестьян. Вследствие низких урожаев зерновых культур и картофеля, частых неурожаев и вреда от стихийных бедствий, крестьянство жило в нищете и напивголоди. "Жизнь закарпатских крестьян, - писал В. Гнатюк, - нельзя назвать даже жизнью, а скорее прозябанием".

Хотя народ Закарпатья бедствовал, его край имел большие природные богатства, которого владельцами были чужестранцы. Были там огромные лесные пространства, которые предоставлялись не только для строительной индустрии, но также и для химической. Химическую промышленность начали строить с 1870 г. средствами Америки, Англии, Германии и Франции. Из древесины, в частности бука, стали производить древесный уголь, уксус, метил, алкоголь, ацетон и различные другие химические продукты.

В конце XIX в. на Закарпатье начали добывать из недр земли гранит, каолин, мрамор, огнеупорные и гончарные глины, известняк и т.д. Большое значение имело добычи бурого угля и каменной соли с очагом в Солотвино - крупнейшей соляной шахты в Украине, давала 200 000 т ежегодно, т.е. ок. 20% всей соляной продукции Украины. Было там также несколько нефтяных приисков, винокурен, пивоварен и т.д. При наличии такого развития промышленности казалось, что надбавки рабочих рук на селе должна бы абсорбировать растущее промышленность. К сожалению, этого не произошло, а законодательство не обеспечивало интересов закарпатского рабочих и оно нуждалось не меньше крестьянства.

Начало XX в. характеризовался тремя важными процессами: а) усилением мадьярского притеснения, б) новой волной москвофильской пропаганды, г) возникновением народовецкого, т.е. национальной украинской течения, ее представляла группа младшей светской и духовной интеллигенции. Согласно венгерским конституции, высшим законодательным органом был парламент, который состоял из выборных народом послов. К сожалению, кандидаты на послов, даже украинский рода, не выступали под фирмой украинской национальной группы. Избранный посол, послы-родовитые украинский, никогда не создавали своей национальной группы, а всегда входили в мадьярских национальных партий и публично выступали как мадьяры.

Статистические данные о населении Закарпатья очень противоречивые. В 1826 г. насчитывалось ок. 800 тыс. и с каждым годом оно численно уменьшалось. По данным Я. Головацкого, 1828 г. было 476560 украинский. Многие из них подлежало ассимиляции, как также мадьяры подделывали статистические данные переписи населения, и в 1880 г. начислювано уже только 395 тыс. человек. Перепись населения в 1900 г. выявил 537 тыс, а в 1910 г. - 605 тыс. человек. Это был внезапный природный рост населения, который повлек земельный кризис, была одиноким средством пропитания сельского населения. Крестьянам надлежало только 35% всей площади Закарпатья, а крупным собственникам - мадьярам и государству - 64%. Один только граф Шенбурн-Бухгайм имел около 100 тыс. га, то есть около 20% всей территории Закарпатья. Среди крестьян преобладали т. н. карликовые хозяйства, половина которых составляла по 2 -5 га (5 - 7,5 акров). Много людей было безземельных, живших по труду рук в господских и государственных лесах. Согласно государственной статистике, в 1910 г. 23% Украинский были батраками или сельскохозяйственными рабочими, или жили по труду рук в господских и государственных лесах. Ремесленники с помощниками составляли только 3%, а купцы - 0,07% среди украинского населения.

Ассимиляционные, или там, денационализацийни процессы также вредно отразились на закарпатских русинов-украинцев. Когда же 1900 г. состоялся всеобщая перепись населения Венгрии, то он обнаружил уже только 429 447 человек украинского рода. "Но украинские ученые, которые специально работали над вычислением венгерских украинский, доказывают, что это число должно быть преувеличенно крайней мере еще на несколько десятков тысяч, - писал историк Дмитрий Дорошенко, - так, что в том времени было их по крайней мере с пол миллиона. Это указывало на то, что в течение последние 75 лет XIX века много русинов пословачилося, а еще больше помадярилося ".

Незавидная экономическое положение заставило закарпатской русинов-украинская к массовой эмиграции за океан, в частности к СЕЛА, начало которой можно датировать 1877 Эмигрировали преимущественно бедные крестьяне, люди младшего возраста, без семей, с намерением заработать немного денег и вернуть обратно в родные стороны. В 1905-1907 pp. из Закарпатья эмигрировало вдвое больше людей, как в том самом времени родилось. В Америке 1897 уже насчитывалось ок. 100 тыс. венгерских украинский (вместе с пословаченимы греко-католиками из Пряшивщины), которые на американцев производили впечатление "наиболее темных, наиболее бедных и угнетенных из всех иммигрантов, приезжавших из Австро-Венгрии. По данным чехословацкого министра иностранных дел того времени, Милана Годжи, накануне первой мировой войны из Закарпатья эмигрировала треть населения.

Неотрадных экономические условия, в первых годах переживали закарпатские эмигранты в Америке, использовали русские православные священники и довольно успешно пропагандировали среди них переход на православие. Это движение щедро поддерживал Российский синод, посылая в Америку миссионеров, деньги и даже издавал журнал "на малороссийской назовут", то есть украинском языке, которым не разрешалось ничего публиковать на украинских землях под Россией. Очевидно, что в паре с православием ширилось и москвофильство5.

При переписи населения в 1910 г. в список венгерского населения были зачислены все те закарпатские русины, которые хоть немного понимали мадьярскую язык. Вследствие того процент украинского населения Закарпатья значительно понизился. Министерство внутренних дел издало распоряжение о переименовании ряда сел с украинским названий на мадьярские. В одном только Ужанском комитате был изменен названия 76 сел. От украинский требовалось сменить их славянские фамилии на венгерские. Еще в конце XIX в. по инициативе венгерского правительства в Закарпатье начали твориться "культурные общества, что их задачей было мадяризуваты украинские фамилии. Они развернули довольно успешную деятельность, но не среди украинского населения. По официальным данным в первой половина 1900 г. 2500 закарпатцев сменили свою фамилию, но это были в основном евреи и немцы, украинская между ними было очень мало.

Первым представителем современного украинства, что поинтересовался и взял себе к сердцу судьбу закарпатских украинский, был Михаил Драгоманов, который дважды посещал Закарпатье (1875 и 1876 pp) и проинформировал своих земляков об их нищенскую положение. Вслед за тем, начиная с 1890 pp, Закарпатьем заинтересовались галицкие ученые: писатель Иван Франко, этнограф Владимир Гнатюк, естествоиспытатель и филолог Иван Верхратский, историк Степан Томашивский и другие, которые внесли свой вклад в национальное возрождение той заброшенной земли. Федор Вовк вел гам антропологические исследования. Под их влиянием сотрудничали с Научным Обществом им. Шевченко во Львове историк священник Юрий Жаткович, исследователь литературы Г. Слипський и др.

В таких ужасных политических, культурных и экономических условиях под мадьярским господством захватил Закарпатье взрыв первой мировой войны в августе 1914 г. украинская молодежь Закарпатья была мобилизована в венгерской армии, чтобы проливать кровь и умирать за интересы государства, их преследовала.