Кубань

На протяжении XIX в. Украинское этнографическая территория московской оккупацией распространилась на юго-восток, вдоль берегов Азовского и Черного морей, вплоть до верховьев Кавказа. Ликвидируя независимость горских народов, Россия выселила с Кавказа в Турцию ок. 500 000 черкесов. Это освободило большие пространства левобережья Кубани с могучими лесами, в которых росли тысячами гектаров высокоценных пород деревьев (тыс, грецкий орех, кедр, густодеревинний дуб, сумах и др.). Климат на Кавказе мягче чем на Украине, а в отдельных местах, как на черноморском побережье, субтропическое.

Распространение украинской этнографической территории наступало благодаря переселению Черноморских казаков по приказу царицы Екатерины II из земель между Бугом и Днестром на Кубань, на восток от Азовского моря между реками Кубанью и Еею. Потомки славных запорожцев причалили к берегам бывшей княжеской Тмутаракани 25 августа 1792 под руководством своего полковника Саввы Белого и там заложили первые казацкие жилище - Таманский шалаш. Вслед за ним пришла остальные - 17 201 казаков-черноморцев, не считая женщин и детей. Казацкий атаман Захарий Чепига организовал из них по обе стороны реки Кубани 42 шалаши, которые позже, на распоряжение правительства, переназвано на станицы. Казаки назвали шалаше так же как когда на Запорожье: Батуринский, Каневский, Переяславский, Полтавский и т.п. Эти шалаши в свою очередь разделил на пять округ. В 1794 г. над рекой Кубанью, в Карасунского углу, на том месте, где был лагерем казацкий кош, основан город, который назван в честь царицы Екатерины II, которая отдала эти земле "в вечное обладание", - Катеринодар2.

На Кубани, где поселились черноморцы, велась ежедневная война, более 50 лет. Каждую минуту могли напасть черкесы, татары и другие горцы. Из-за каждого куста и из камыша подстерегала опасность, свистели пули, или сверкала сабля. Обстоятельства требовали постоянной осторожности, даже сельскохозяйственные работы выполнялись под военной охраной. Это заставляло уже смолоду ребят учиться орудовать оружием и поэтому на Кубани вытворились отважные и ловкие воины. Очевидно, что здесь не обходилось без постоянных жертв в людях, которые гибли в борьбе с горцами или от ран.

Кроме того, климат здесь был нездоров, различные болезни, а в частности малярия, косили населения, и через некоторое время больше людей умирало как родилось. Посему в своих началах Казачество Кубани численно скреплялось не естественным приростом, но притоком новых сил с Украиной.

Поскольку земли слабо заселены, правительство способствовало переселению, ибо число казаков не соответствовало огромной площади, предназначенной казацком войске. Кроме этого, казаки охраняли границы империи на Предкавказье, негативно отражалось на сельском хозяйстве Кубани.

Переселение казаков на Кубань продолжалось в течение XIX века, а еще больше приходило из Украины, одни легально, а другие нелегально убегали от барщины и их немедленно вписывали в реестр свободных людей.


В то образом Кубань стала новой Сечью для преследуемых в Украине. С Воронежчины в 1802 г. прибыло 350 украинских казаков, а 1803 из Екатеринославщины - 3227 казаков, основали четыре станицы и создали Кавказский казачий полк. Переселилось этаж 600 казаков из Харьковщины и Екатеринославщины. В 1831-1834 pp. российское правительство послал на Кавказ два полка украинских казаков, один из Полтавщины и один из Черниговщины, воевать с горцами. Но когда они отбыли свою службу, им не разрешили вернуться домой, но приказано поселиться в районе Владикавказа на Терщини. Потому что это были в основном молодые ребята, 1834 г. им привезено из Украины 500 девушек, с которыми они бросили и там завели свои родини1.

Чтобы избавиться на старой Гетманщине беспокойного элемента, все время мечтал о восстановлении своего казацкого строя, российское правительство устроил массовые переселения на Черноморье казаков из Украины, которых еще не обращено в крепостных. Появился царский указ 17 марта 1808 о переселении на Кубань из Черниговской и Полтавской губерний 25000 казаков. На его основе из малоземельных районов упомянутых губерний течение трех последующих лет (1809-1811) на земле Черноморского войска переселились семьи бывших регистрируемых казаков, 23 088 мужского пола и 18 672 женского, вместе 41 760 человек. В 1820-1821 годах на Кубань переселилось еще 25 000 казаков с семьями. Казаки охотно переселювалися на Кубань, там им не грозило закрипачення2. Течение первого полувека (1800-1850) на Кубань переселено более ста тысяч человек. Кроме того, слухи о возрождении свободного казачества на Кубани поощряли емигрування на Кубань, в частности крепостных крестьян, бежавших туда нелегально.

На новых поселениях заводились казацкие порядки с удельной казацкой демократии, ибо Екатерина II дала им широкую автономию. Была там Военный Совет, выборный кошевой и выборная военная старшина, свой суд и свое казацкое духовенство, даже собственная казацкая конституция. Но это долго не существовало, потому Харко Чепига был первым и последним выборным кошевым. После его смерти московское правительство запретило выборы кошевого, а название "шалаш" заступлених названием "станица". В 1797 г. отменена название "кошевой" и введено название "наказной атаман". Так же отменен правительства Военного Судьи и Писаря и запрещено созвать Военный Совет. В первой половине XIX в. московское правительство назначал наказными атаманами казаков-украинский, но начав с 1855 г., на эту должность назначались уже исключительно россияне. Так же земли, которые правительство дал казакам "в вечное владение", позже около одного миллиона десятин государство отобрало от казачества и раздала преимущественно российским чиновникам и старшинам. Царское правительство пыталось отлучить от казаков старшину и привлечь ее на свою сторону и потому в 1870 г. им предоставлено достаточно большие земельные наделы из общего земельного фонда. Так правительство купил себе старшину, которая была отдана ему и льояльна к царю.

В 1861 г. к Черноморского войска присоединены 6 казацких бригад - западную часть т. н. Линии и всем этим казацким соединением предоставлено новое название: Кубанское Казачье войско. Далее на восток создано маленькое Терское казачье войско.

После разрешения покупать усадьбы и земли в собственность переселения на Кубань и на целый Северный Кавказ очень оживились. Прибывали преимущественно украинским, которые шли сюда непрерывно. За 10-15 лет на самую Кубань переселилось более 250 тысяч украинцив1. Кубань, залюднюючись, превращалась в новую украинскую провинцию, которая простиралась вдоль берегов Азовского и Черного морей вплоть до города Сухуми. В 1832 г. здесь основан город Анапу, что стало лечебным курортом, и порт Новороссийск, а также ряд новых станиц.

Историк Черноморского войска Иван Попка, описывая быт на Кубани в середине XIX века, утверждал, что церковный "пение в клиросе, веснянка на улице, щедрование под окном, женихання на вечеринках, побеленные дома, и плотина с зелеными ивами, вол в ярме и лошадь под седлом - все это напоминает нам о той далекой кавказской Украины гетманскую Украину Наливайко, Хмельницкого "2.

До 1870 г. всех новоприбывших записывали в казацкие реестры и они становились равноправными гражданами, но в 1870 г. правительство это запретил и состояние казаков заперт. Этот акт следует считать очень вредным для украинцив5. В последующих годах население дальше увеличивалось за счет новых мигрантов, которых названа городовиками, и соотношение казаков к остальным неказацкого населения уменьшалось.

В 1896 г. с территории Кубани, по инициативе высоких петербургских чиновников была отрезана полоса побережья, из которого образовано Черноморскую губернию. Лучшие места этой губернии, черноморское побережье, пригодное на туристические дома и морские ванны, разобрали среды высокие чиновники и вообще влиятельные лица, как т. н. "Культурные участки". Некоторые кубанские деятели сдавали себе дело из того, что только увеличение населения Кубанщини может спасти ее от дальнейшего "растерзание". Но общественность казаков, довольный из своей роли и, пользуясь "вольностями" и "привилегиями", совершенно не думал, что пришло время, чтобы позаботиться о том, "чтобы все переселенцы из Украины владели и пользовались богатствами на своей новой заимка не на военных, но на других, более целесообразно и более крепких основаниях ".

Вообще основы заселения Кубани, Чорноморщины, Ставропильщины и Терека заложили украинском, которые разными способами шли на эти земли неудержимым потоком и во время войны часто принимали участие в обороне этих земель от нападений черкесов, чеченцев, ингушей и др.

Изначально переселения казаков на Кубань правительство вело систематическую политику ограничения прав казачества, ограничивал его запорожские традиции и пытался русифицировать их. Чтобы сохранить кубанцев от украинских воздействий, их высылали на военную службу далеко за пределы Кубани и Украине, в основном на окраины Российской империи, в частности в Польшу, Туркестана, или же на Закавказье. Кубань не имела своего собственного епископа, ни духовной семинарии, а священников присылали конечно россиян. Несмотря на то, "все древние обычаи украинский на Северном Кавказе заховувалися не хуже чем на Украине, а украинский язык и песня по станицам, особенно между женщинами, звучала как по селам над Днепром, Днестром, Саном".

Кроме украинском, там находились также и русские, которые занимали различные должности, как учителя в школах, почтовые чиновники, священники, таможенные чиновники и т.д. Российского простонародья было немного и значительная его часть занималась различным ремеслом, как столяры, каменщики, сапожники, портные. Греки и армяне занимались торговлей.

С енергетичнрих ресурсов Северный Кавказ, куда включается и Кубань, богатый на нефть и природный газ. От Тамани до станицы Холмской простирались залежи железной руды, а круг станицы Лабинский - месторождения марганцевых руды.

На переломе XIX в. на Кубани с большим размахом развилась кооперация, кредитная и потребительская. Потому что железнодорожных путей правительство строило мало, казаки сами организовали три акционные общества и построили три дороги: Черноморско-Кубанскую длиной 420 км, Армавир-Туапсинская - 265 км и Ейске 140 км.

Население Кубани, как и целого Северного Кавказа, делилось на три категории: 1) казаки, имевшие свою самоуправление, получали на 17-м году жизни паевой надел земли, одинаковый во всех станицах, от 4,5 до 15 десятин. За это они почти поголовно служили в армии в собственной одежде, обуви, с собственной холодным оружием (кинжал и сабля) и на собственном коне, 2) городовые, которые не все отбывали военную службу, а те, которые отбывали, получали все военное снаряжение от государства, 3) аборигены (туземцы), которых в армию не брали, даже только в первой мировой войне они создали добровольческую т. н. дикую дивизию, которая была ужасом для населения, где

она находилась.

На Кубани хорошо были поставлены бесплатные т. н. двокласови школы (пятилетние) для казацких детей, с хорошими библиотеками, понимается с русским языком обучения. Городовые допускались в эти школы только за плату, для них были другие приходские одноклас школы (с трехлетним обучением) с меньшей оплатой. Было на Кубани два семинарии, в которых готовили учителей, однако их было мало. Это была сознательная политика правительства, которое присылал учителей из Тверской, Ярославской и других российских губерний1, для т. н. "Обрусение края". Высших школ правительство не позволяло открывать. На Кубани было много неграмотных. Несмотря на большую территорию, с одной стороны, как и достаточно большое количество населения в начале XX века, с другой, на Кубани ке было организовано церковной епархии, ни духовной семинарии. Па целое Северное Предкавказье была едва одна духовная семинария в Ставрополе. Так же не было здесь земств, которые заботились бы о культурном развитии и благосостоянии населения Кубани.

Большую роль в культурном развитии Кубани играли учителя. Адвокаты, врачи, инженеры, судьи и т.п. случались по большим городам и уездных центрах, но это были здебильша россияне, украинской интеллигенции было здесь маловато.

В Екатеринодаре 1863 Вышел первый номер журнала "Кубанские войсковые ведомости" и уже в 16 числе с 13 июля была помещена статья украинском, языке п. с. "Из записок неизвестного, бытовые заметки". С тех пор редакторы "Кубанский войсковых ведомостей" старались, по мере возможностей, публиковать как оригинальные, так переводные произведения украинских авторов. Особенно много украинских материалов было напечатано во времена редакторства Луки Мельникова. В 1899 г. он, между прочим, опубликовал письма Тараса Шевченко Иакову Кухаренко. В 1901 г. Л. Мельников опубликовал целый ряд сочинений украинских писателей, переведенных на русский язык. Того же года он поместил на украинском языке книги "илько", на которое немедленно откликнулась московская власть, обращая редакции внимание на Эмский Указ с 1876 г.

Под конец XIX в. в Екатеринодаре существовала украинская "Громада", которая позже присоединилась к "Общей украинский организации" под руководством проф. В. Антоновича и А. Конисского. В начале XX в. в Екатеринодаре создалась "Черноморская Громада", которую возглавил Степан Ерастов. На самом деле это была клетка украинский Революционной Партии. Но развить Украинский культурно-просветительную работу было невозможно, потому Эмский Указ сохранялся и здесь во всех деталях.

Несмотря на все попытки кубанской общественности, добиться выдачи газеты или журнала на украинском языке таки не удалось. Общественные деятели Кубани, а в частности Степан Ерастов, не раз обращались к министру внутренних дел с просьбой разрешить выдавать на Кубани журнал на украинском языке, но каждый раз такая просьба отвергалось. В 1904 г. Ерастов и Радионов вновь обратились в Министерство Внутренних Дел с официальным просьбой выдавать в Екатеринодаре украинском языке журнал "Поступ", но и на этот раз разрешения не получили. Однако после революции 1905 г. невозможно было удержать в узде украинское печатное слово и Екатеринодарский газета "Новая Заря", редактором которой был Вячеслав Потапенко, одна из первых начала печатать украинскую поэзии. В разных газетах появились произведения Леси Украинский, В. Винниченко, В. Стефаника и др. В газете "Кубанская жизнь" Яков Жарко опубликовал целый ряд своих стихотворений, а в 1910 г. на страницах "Новой Зари" выступил со своими стихами украинский поэт Ал. Кирий. До революции 1917 г. на Кубани так и не было ни одного украинского прессового органа. В 1914 г. начали появляться заметки украинском языке в журнале "Кубанский Край", а с осени 1911 г. до апреля 1912 был украинским отдел в юмористическом журнале "Кубанец". Только после февральской революции в Новороссийске 1 апреля 1917 Вышел первый номер газеты на украинском языке "Черноморская Рада", а в сентябре 1917 г. мероприятием украинского общества "Утро" в Екатеринодаре газеты-пивтижневика "Черноморец".

Несмотря на неблагоприятные обстоятельства для литературного развития, Кубань дала также украинских писателей, как например Яков Кухаренко, приятель Т. Шевченко, Василий Мова-Лиманский и др. На Кубани до революции находились на труды некоторые сознательные интеллигенты Украинская из Приднепровья, а между ними и писатели Николай Вороной, Андриан Кащенко, а также Симон Петлюра, Борис Мартос, Аркадий Кучерявенко и др.

При переписи населения в 1897 г. на Кубани проживало 1 919 000 населения, а в 1914 г. оно возросло до 3051000 (без Черноморской губернии). В то время казаки составляли уже не целых 43% населения, 7% составляли горцы, а 50% разного рода городовые.

Городовые делились на "коренных", которые составили 9% населения и имели свою землю, и "некоренных", которые арендовали землю у господ или казаков, либо работали батраками. Права всех городовых, по сравнению с казаками, были очень ограничены и между ними существовала глубокая социальная и экономическая пропасть, хотя обе группы состояли преимущественно из украинцив1.

Становая неравенство на Кубани между казаками и городовиками, которые упослиджувалися, начиная от гражданских прав и использования школами, кончая на земельном наделе, в течение 50 лет розьятрувало сожительство казаков и городовых.

Неотрадных состояние городовых использовала российская социалистическая интеллигенция, которая выпускала нелегальные листовки против казаков с критикой каждого их негативного шага против городовых, раздувая между ними зависть и ненависть. Последствия этой работы Тверской-Ярославско-пензенского учительства появились после Революции 1905 p., когда депутатом всех четырех Государственных дум казаки выбирали есаула Кондрата Бардижа, казака-украинский, принадлежавший к Конституционно-демократической партии, а городовые выбирали социалистов.