Украина в 1907-1914 pp

Разгон царем 3 июня 1907 II Думы получил название третьочервневого государственного переворота, поскольку царь нарушил собственный манифест от 17 октября о согласовании всех законов с Думой. Новый избирательный закон свел на нет почти все завоевания революции. Страна вернулась в условиях самодержавной реакции, которую возглавил премьер-министр правительства Николая II Петр Столыпин.

Он беспощадно расправился с участниками революции, его кровавая десница загнала тысячи крестьян, рабочих, интеллигентов, главарей партий и движений в Сибирь, на виселицы, на каторгу, в ссылку. В украинских губерниях с 1906 г. действовал военное положение, а в 1907-1910 pp. - Состояние чрезвычайной охраны.

В III Думе было 111 депутатов от Украины, из них - 64 помещики, 13 попов, 20 крестьян. Опираясь на такую поддержку, П. Столыпин провел в Российской империи второй после 1861 аграрную реформу, которая имела далеко идущие замыслы. Столыпин стремился создать в империи сельское хозяйство фермерского, американского типа. Но если правительство США, создавая фермерство, способствовал и помогал ему, то Столыпин хотел это сделать в лучших российских традициях - за счет самих крестьян, опять обманув и обворовав их.

Столыпинская реформа началась осенью 1906 p. i заключалась в разрешении крестьянам выходить из общины, образовывать отруб - отдельное земельное владение, основывать на нем собственный хутор (ферму), продавать, покупать, дарить или обменивать землю, мать ее в полной частной собственности. Для финансирования реформы создавался Крестьянский банк, который предоставлял кредиты крестьянам, которые желали создать отруб или хутор или купить у помещика несколько десятин земли.

В Украине, где жила давняя традиция частного единоличного хозяйства, процесс выделения отдельных хозяев со общин был значительным. На Правобережье единоличники составили 48%, а в южных губерниях - 42%. Другой составной частью столыпинской реформы стала переселенческая политика. Побуждая и призывая крестьян переселяться в Сибирь, Дальнего Востока и Казахстана, правительство России не организовал переселенческого движения, в результате чего крестьяне-переселенцы страдали в пути, так и на новом месте. Из Украины этот второй миграционный процесс вымел с 1906 по 1912 г. более 1 млн. человек, и это при том, что большинство тех, кто переселялся, вернулись домой за неподготовленности условий для переселенцев. Один остроумный украинских говорил о местах выселения, предоставленные правительством: «Земли - хоть задавися, леса - хоть повисся, воды - хоть залейся, а хлеба нет, хоть сказися» Ведь на новых местах ни жилья, ни скота, ни тягла, ни инвентаря не было, а кредитов на период становления новых хозяйств никто не давал.

Вторая аграрная реформа в России способствовала развитию отдельных индивидуальных хозяйств, подъему сельскохозяйственного производства в целом. Все больше земли начало переходить из рук в упадок дворянства в руки трудолюбивых и предприимчивых крестьян. И проведена за счет крестьянства, реформа Столыпина еще больше усилила имущественное неравенство, малоземелье и обострила социальную напряженность на селе.

В промышленности правительства Столыпина удалось вывести ведущие отрасли из депрессии и начать медленное хозяйственный подъем. Но реакционная внутренняя политика все больше вызывала нарекания в обществе. Проявлением возмущения великодержавным курсом правительства стало убийство ненавистного П. Столыпина в Киеве, совершенное 1 сентября 1911 социалистом-революционером Багровым, евреем по национальности. Последний факт вызвал еще больший вспышка шовинизма, антисемитизма и обострил украинский вопрос в подроссийской Украине.

С революции украинское движение вышел политизированным, закаленным определенным опытом парламентской и вооруженной борьбы, возмужавшим. В последующие годы он все больше радикализувався, убирая себе социалистические цели, все острее выступая против самодержавия за независимость Украины. Поэтому российское правительство вело с ним решительную борьбу, видя в нем самого и злейшего врага.

В годы столыпинской реакции щедрой рукой рассыпались запреты: прекратили издание большинства украинских газет, закрыли почти все клубы, общества, кооперативные организации, издательства. Травили тех, кто выписывал украинские журналы, нельзя было вновь публично пользоваться украинским языком, петь песни, даже наигрывать национальные мелодии. Вершиной пренебрежения к Украине стала правительственная запрет праздновать 100-летие со дня рождения Т.Г. Шевченко. П. Столыпин приказал губернаторам, в том числе и украинским, разгонять все «инородческие общества». Поэтому украинские официально признали «инородцами».

В Киевском университете по инициативе сына пресловутого Юзефовича начался жандармский и полицейский террор против студентов 1 преподавателей - «мазепинцев». Многие профессора в знак протеста ушли в отставку. Профессор Николай Пильчиков, давний участник освободительного движения, не выдержав травли, покончил с собой.

Хотя в годы реакции большинство надднепрянских «Просвет» закрыли и запретили, а деятелей репрессировали, некоторые из них продолжали действовать. Так, возглавляемая известным украинским деятелем Дмитрием Дорошенко екатеринославская «Просвита» не только распространила сферу своего влияния, но ii смогла даже выдавать периодическое издание «Днепровские волны».

В Киеве действовал Украинский клуб, общество «Родина», выходили украинские журналы, хотя и под бдительным оком цензуры и жандармов. Царизм не решился сразу ликвидировать все завоевания украинского: очень страшной для него была память о 1905

Упадок и политическая жизнь. Многие партии, возникшие в течение 1900-1907 pp, прекратили свое существование под давлением жандармов. Народная партия и «Союз» самораспустились. В глубоком подполье действовала социал-демократическая партия, ее руководители жили в эмиграции.

В новых условиях деятели Радикально-демократической партии - Евгений Чикаленко, Сергей Ефремов, Дмитрий Дорошенко, прекратив деятельность своей партии, выступили с инициативой создания межпартийного национального координационного блока, который бы руководил всем национально-освободительным движением на Приднепровье. К ним присоединились представители других партий и групп - В. Винниченко, С. Петлюра, М. Грушевский и др. В 1908 г. они образовали тайную организацию - Общество украинских поступовцев (прогрессистов - ТУП, с руководящей Советом во главе, которая избиралась ежегодно. Органом ТУП была киевская газета «Рада».

Целью Общество поставило сохранения достижений украинского за прошлые годы и, в рамках возможного, борьбу за дальнейшее завоевание прав и свобод, в частности, распространение украинского языка в школах, вузах, учреждениях, постановка украинского вопроса в Думе. ТУП было единственной политической организацией, которая вела центральный провод в освободительном движении на Приднепровье. Оно координировало работу «Просвет», клубов, мало книжный магазин, издательство, действовало через ученых, земских и депутатов парламента.

Использовав запрет и упадок украинской политической жизни, активизировались российские партии, имевшие свои филиалы и ячейки в Украине. Особенно активными были кадеты, вербовали в свои ряды потенциальных сторонников украинского движения, умеренных деятелей земств, учителей, профессуру, творческую интеллигенцию.

Развернула пропаганду монархических идей в Украине и только что созданная партия октябристов - «Союз 17 октября». Активизировались и черносотенные организации, такие как «Союз русского народа», «Клуб русских националистов» y Киеве и ряд мелких организаций этого же направления.

Российская общественность, как и царское правительство, напуганная тем, что украинськийрух таки существует и заявляет о себе свидомимигромадсько-политическими объединениями, начала антиукраинскую кампанию. Агрессивные шовинистические газеты начали распространять слухи, что украинское движение существует на немецкие и австрийские деньги, лидеры украинских партий купленные правительствами этих стран и являются их агентами. Все российские партии - от крайне правых черносотенцев до крайних левых большевиков - блокировались на совместном почве великорусского империализма в деле уничтожения «мазепинцев, предателей, сепаратистов и националистов», как они называли сознательных украинских.

Несмотря на общий антиукраинский настрой российского общества, были среди него и отдельные исключения, которые поддерживали справедливые требования украинского. Права украинского языка горячо защищал филолог, академик Алексей Шахматов, а теоретик сионизма, одессит Владимир Жаботинский отстаивал в своих произведениях исторические права Украины на автономию.

В предвоенные годы особое распространение и подъема достиг национально-освободительное pyx y Западной Украине, где политическая действительность и материальные возможности были отличные от российских.

Долгое время западные украинские одолевали несправедливую систему выборов в сейм и парламента, обеспечивающей приоритет полякам. Кроме того, грубо фальсифицировались польскими чиновниками и результаты самих выборов: фальшивые бюллетени, измененные списки избирателей, уничтожены ящики с бюллетенями стали обычным явлением со стороны руководства провинции. Однако-j ш украинских подавляли карательные отряды, проливая кровь.

Сопротивление галичан заставил цисарское правительство внедрить в 1907 г. общее избирательное право. Но на очередных выборах в сейм польские власти вновь значительно сфальсифицировала их результаты. Актом протеста и мести за замученных во время выборов крестьян стало убийство в апреле 1908 г. студентом Мирославом Сочинский галицкого наместника Анджея Потоцкого.

3 большим подъемом в Галиции прошла избирательная кампания 1905-1906 pp. Национально-демократическая партия собирала народные веча (собрание), на которые стекалось к 20 тысяч человек, показало политическую сознательность и организованность галичан. На сходах требовали раздела Галичины, национальной автономии, всеобщего избирательного права, украинских высших школ. Широкий размах приобрела и борьба украинских студентов за отдельный украинский университет. их активно поддержали крестьяне, депутаты сейма и парламента. Польское руководство провинции не шло на уступки, и польско-украинская конфронтация набрала кровавой остроты. В аудиториях студенты обеих общин, вооруженные палками, устраивали целые побоища. Дело зашло далеко. В одной из стычек в 1910 г. убили студента-украинских Адама Коцки.

В 1912 г. обострились отношения между Россией и Австрией, угрожавших перерасти в войну. I если в России царь усилил репрессии против украинского, то в Галиции император пошел на компромисс: чтобы привлечь их на свою сторону, пообещал открыть украинский университет, ассигновал «О мира», смягчил избирательный закон. Следовательно, перед 1914 г. галицкие украинских имели 32 депутата в венском парламенте, 62-в галицком сейме (1 / 3 мест), несколько должностей в администрации Галичины. Буковину представляли 5 послов в Вене и 17 (с 53) - в Черновцах. На Западной Украине выходило 80 журналов (66 в Галиции и 14 в Буковине и Закарпатье), действовало несколько издательств, 3 тыс. читален «Просвиты». Работали все украинские политические партии - социал-демократическая, «москвофилы», церковные объединения.

Военизированные пожарно-спортивные (руханка) общества украинского «Пласт», «Сич», «Сокол» розгалузилися по всей Галичине и Буковине, имея тысячи членов и сторонников. Демонстрацией их силы и выправки стал парад участников обществ во Львове в июне 1914 г. (именно в день знаменитого убийства в Сараево, который зажег пожар мировой войны). Значительную роль в общественно-политической жизни Галиции начал играть греко-католический митрополит Андрей Шептицкий (1900-1944). Он способствовал переходу подавляющего большинства духовенства с позиций реакционного «москвофильства» к работе на благо родного народа, его трудом основано в 1905 p. y Львове Национальный музей. Митрополит Шептицкий возглавил клерикальный, греко-католический политическое движение, направив его к созданию независимой Украины. Развитие национально-политической жизни в Галичине и Буковине говорила о политической зрелости местного населения, которое готово было при возможности соревноваться не только за независимость Западной Украины, но и возглавить борьбу всего украинского народа, и прежде всего подроссийской Украины, за создание независимого национального государства. Вот почему накануне мировой войны Восточная Галиция получила титул и славу украинского Пьемонта. Как когда маленький Пьемонт объединил Италию, так и Восточная Галиция, по замыслу украинских лидеров, должна выполнить роль объединительного центра. Во всяком случае, если не силой, то идеей. О Га-личину говорили, что она «имела телом, но большая духом».

В подъеме Галичины в роли украинского Пьемонта большая заслуга восточных украинских. Это и периодические поездки во Львов и постоянные контакты с народниками В. Антоновича, А. Конисского, П. Кулиша, это и миссия М. Драгоманова, что привела к образованию нового течения в освободительном движении, это, впрочем, и многолетняя деятельность Михаила Грушевского в Львове по развитию НТПИ, «Литературно-научного вестника», ставшие общеукраинскими органами. В Галичину шел постоянный поток денег, собранных на Приднепровье для развития украинской жизни, а после 1905 г. - и интеллектуальный наплыв эмигрантов-украинские, сбежавших от репрессий русского царя. Итак, Галичина выступала не как провинциальный центр украинства, а как общеукраинский интеллектуальный и объединительный центр.