Монада историческая

МОНАДА ИСТОРИЧЕСКАЯ (греч. monas (monados) - неделимое) - такое единственное, своеобразие которого заключается в том, что оно одновременно является

все, сумма составляющих, каждая из которых тоже есть образованием монадного

характера; срок, с 20х pp. получает распространение в философии истории, несколько позже - в исторической науке. Употребляется преимущественно сторонниками чисто плюралистического понимания истории. Может служить и разработке такого подхода к изучению исторического процесса, который органично сочетал бы универсалистская видение этого процесса с индивидуализируя. Если сначала семантическим полем Монадологии был универсум (Пифагор и его школа, М. Кузанский, Дж. Бруно), позже - мир живой природы (Г. В. Лейбниц, И. В. Гете), то в XX в. - Мир истории. Уже у Н. Я. Данилевского всемирно процесс предстает как совокупность замкнутых крупных живых индивидов - культурноисторичних типов, обладающих полная гомеоричнисть, «отражение» одного в одном. Подобный подход позднее конкретизируют Шпенглер и, наконец, А. Дж. Тойнби, несмотря на все его критические замечания относительно присущего Данилевскому и Шпенглеру биологизма в толковании цивилизаций. Они также рассматривают историю человечества как своеобразную общность замкнутых макроиндивидив - культур, непосредственно отождествляются с цивилизациями, либо рассматриваются как макроорганизмы монадной природы, последней стадией существования которых есть соответствующие цивилизации (Шпенглер). Такой подход (независимо от того, осознавали это его адепты) объективно спориднював толкование мира истории с монадологичним пониманием мира органической жизни, разработанным Гете.

Но даже у Шпенглера, с его претензией на сознательное применение монадологичного, гетевского подхода, не говоря уже о Данилевского или Тойнби, которые к нему приблизились спонтанно, фиксируется преимущественно одну сторону монадной природы цивилизаций - их самофокусованисть, самодостаточность, доцентровисть. Вследствие этого гиперболизируется момент обособленности, замкнутости и непроницаемости указанных М. и. Момент их «гомеоричности», глубинной сходства, взаемовиддзеркалення, взаемовидтворення, взаемоуособлення и олицетворение каждого в локальные М. и, человечества в целом как своеобразной высшей М. и. остается и доныне без внимания философов истории и историков. Выяснение и освещения этого аспекта - актуальная и важная задача, которая еще ожидает исследователей.

ефективність і легітимність політичної влади