Конец истории

КОНЕЦ ИСТОРИИ - понятие, которое сегодня стало для философии истории и исторической науки одним из ключевых. В рамках западноевропейской культуры вопрос о К. и. было нарушено, по сути, впервые еще Августином, а позже уже системно рассмотрен Дж. Вико. Последний в своих «Основах новой науки об общей природе наций» доказывал, что, если речь идет не об отдельной и временной «историю законов и действий греков или римлян», а о «историю, идентичную в умопостигаемые сущности и разнообразной по пути развития», то последняя уже в полном объеме продемонстрировала течение качественных изменений, и «мы получили идеальную историю вечных законов, по которым осуществляются действия всех наций», даже если бы «в вечности время от времени возникали бесконечные миры». Чуть позже проблема К. и. относилась Гегелем, однако пристальное внимание философов и историков она привлекла значительно позже - с нач. XX в. и стала с этого времени одной из краеугольных. Это связано с общим кризисом техногенной "западной" цивилизации. Как и любая цивииизация, техногенная также рассматривает себя как мир человеческой культуры в целом или по крайней мере его центр. Соответственно и к р ы с а цивилизации, с о к р е м а цивилизации техногенной, толкуется как К. и. в целом. Поэтому К. и. - Это в некотором смысле один из архетипов, воспроизводится, хотя и посвоему, в каждой цивилизации. Существует по крайней мере три основные интерпретации К. и.: 1) как ее вершины, достижения человечеством наивысшей точки возможных качественных изменений, и соответственно воплощение в той или иной форме общественного идеала в масштабах всемирной истории. Среди сторонников такой интерпретации - Гегель, Маркс, Энгельс, классический марксизм, А. Кожев, Ф. Фукуяма и др., 2) как прекращение существования человечества вследствие термоядерной войны, несостоятельности решить современные глобальные проблемы техногенного характера или планетарной антропологической катастрофы (Римский клуб. Франкфуртская школа, технофобський направление современной философии истории), 3) как К. и. человечества и переход к Божест

венной теократического истории (В. Соловьев, Тейяр де Шарден, Н. Бердяев, Л. Карсавин и др.). Несмотря на разногласия все три толкования являются линейными и универсалистскими - они сходятся в признании К. и. как единого линейного глобального процесса планетарного уровня. В этом заключается их определенная ограниченность. Ведь актуализация проблемы К. и. является показателем кризиса не так современного общества в целом, как именно цивилизации техногенной, прежде западного образца. Вестернизация, то есть распространение влияния этой цивилизации на другие регионы планеты, намного более интенсивной и масштабной, чем внешнее влияние других, предшествующих цивилизаций. Поэтому кризис обозначенной цивилизации действительно поставила на грань выживания все человечество в целом. Однако утверждать однозначная связь между концом техногенной цивилизации и К. и. вообще достаточных оснований нет. Вопрос остается мере открытым. В исследовательском же аспекте повышения внимания к проблеме К. и. - Это прежде всего свидетельство выявления границ линейного понимания исторического процесса и, соответственно, необходимости качественно иного, нелинейного подхода к изучению истории и рассмотрения ее как полицентричного и нелинейного образования. То есть - как сообщества самобытных исторических индивидов разного уровня (отдельные человеческие индивиды, народы, конкретные общества, культуры, формации, цивилизации), которые в своем онтогенезе воспроизводят основные этапы человеческого филогенеза, актуализируют все новые смысловые оттенки вечных ценностей и инвариантных структур социокультурного движения человечества в целом.

функции политических систем