Возврат к неосталинизму

Первые признаки поворота назад проявились в публичных выступлениях Хрущева в 1957 p., когда он неожиданно заговорил о целом позитивную роль Сталина в истории партии и государства. Подобным образом постановления во времена «ждановщины» были расценены как «верные в принципе». Поворот связан с событиями 1956 p. yПольщи и Венгрии, вышли далеко за рамки разрешенного сверху критики и привели к откровенным антисоветских выступлений, влияя также и на Украину, прежде всего - на соседние Галичину и Закарпатье. Официальная пропаганда даже утверждала, что накануне Будапештского восстания в Венгрию проникли десять групп бандеровцев с Запада, и отмечала схожесть югославского ревизионизма с украинским национальным коммунизмом.

Главным объектом критики в Украине стали «буржуазный национализм» и «сионизм», якобы заключили между собой «нечестивый союз». Одним из проявлений курса свертывания либерализации стала форсированная атеистическая кампания. В результате ее проведения в 1957-1964 pp. половина церковных общин Украины осталась без храмов и духовной опеки, две трети монастырей перестали действовать.

Тяжелый удар украинству нанесла хрущевская образовательная реформа. 16 ноября 1958 ЦК КПСС обнародовал тезисы о реформе образования, должны были стать основанием для дискуссии, какое образование требуется советскому обществу. Московское руководство предлагало родителям самим выбирать, на каком языке должны учиться их дети. Такая формулировка вызвало волну протестов в Украине. В условиях, когда социальный статус и престиж украинского языка был ниже, чем российской, было очевидным, какую школу выбирать родители для своих детей, чтобы облегчить им в будущем продвижения по общественной лестнице. Поэтому в Украине, как и в других республиках, дошло до откровенной оппозиции хрущевской реформе. В республиканской прессе во время обсуждения проекта образовательной реформы не прозвучало ни одного голоса в поддержку позиции Хрущева.

Несмотря на протесты, Верховный Совет СССР 25 декабря 1958 одобрила новый закон о школе. В Литве и Азербайджане Верховные Советы отказались принимать этот закон в предложенной версии и включили пункт об обязательности в школьном преподавании не только русской, но и местной национального языка. Однако Москва, устранив бунтующих чиновников с высоких должностей, добилась своего. Верховная Рада Украины оказалась более послушной. Единственное, на чем настаивал министр Образования I. Билодид, было улучшение уровня обучения на украинском языке.

Последние годы пребывания Хрущева у власти прошли под знаком «закручивания гаек». В 1962-1963 pp. в Москве состоялись встречи Хрущева и других высокопоставленных партийных чиновников с интеллигенцией. Организована с большим размахом голосные кампания ставила своей целью вернуть под партийный контроль тех, кто отбежали рук. Первыми жертвами массированной атаки стали русские писатели и поэты Борис Пастернак, роман которого «Доктор Живаго», напечатанный на Западе, получил Нобелевскую премию, Илья Эренбург (собственно, автор самого термина «оттепель») и киевский поэт Виктор Некрасов. Им, в частности, инкриминировались вредное влияние на молодых поэтов и писателей.

В целом, все положительные возможности «оттепели» на начало 60-х pp. полностью иссякли. Политическая линия реформ пришла в полное несоответствие с существующей системой, не допускала серьезные изменения. Хозяйственная кризис (в 1963 г. Советский Союз впервые начал закупать и ввозить хлеб из-за рубежа) и связанное с ней рост массового недовольства послужили фоном, на котором недовольны либерализацией партийной элите удалось устранить Хрущева от власти. В октябре 1964 г. состоялся «тихий переворот», в результате которого первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета министров отправили на пенсию. Украинские партийные лидеры сыграли не последнюю роль в московском перевороте. Президиум ЦК КПУ намеревалась передать пост первого секретаря более уравновешенный и посредственный кандидатуре, которая не будет претендовать на роль лидера. Этой фигурой стал один из заговорщиков, долгие годы работал в Украине, - член так называемого «днепропетровского клана» Леонид Брежнев.

Падение Хрущева негативно сказалось на политическом положении Украины. Опять вводился отраслевой принцип управления экономикой, и права республики в этой области сразу были ограничены. Остановилась реабилитация лиц, пострадавших от сталинского режима. Началась волна массовых арестов и судебных процессов, усилилась русификация Украины. Но начало этим преобразованиям было подготовлено именно концом правления Н. Хрущева.

В августе 1965 г. в нескольких городах Украины были арестованы около трех десятков человек из круга шестидесятников, почти все - представители интеллигенции. Большинство из них имела прямое или косвенное отношение к изготовлению и распространению самиздата. Цель акции была очевидной - подавить инакомыслие, запугать ту часть интеллигенции, которая еще решалась на несогласие. Против большинства арестованных было предъявлено обвинение в «антисоветской агитации и пропаганде», и весной 1966 во время серии судебных процессов 20 человек были осуждены во Львове, Киеве, Луцке, Тернополе, Житомире и Ивано-Франковске к различным срокам наказания. В результате в лагерях Мордовии оказались ученые М. и Б. Горыни, М. Осадчий, институтские преподаватели В. Мороз и Д. Иващенко, художник П. Заливаха, инженеры А. Мартыненко, I. Русин и др.

Параллельно разворачивалась программа притеснений и преследований тех, кто сочувствовал арестованным, их единомышленников. ЦК КПУ направил местных парторганизаций «закрытое письмо», в котором оправдывались репрессии (их жертв выставляли как «антисоветчиков») и говорилось о необходимости усиления «воспитательной работы» с интеллигенцией. Республикой прокатилась волна открытых партийных собраний с участием общественности, на которых «отщепенцев» осуждали и всячески поносили их единомышленников. Людей, упомянутых в письме, увольняли с работы, исключали из партии и комсомола, выгоняли из институтов. Преследовали даже членов их семей.

Всплеск репрессий в 1965-1966 pp. сопровождался довольно масштабным идеологическим поворотом. Газеты запестрели статьями, направленными против «буржуазной идеологии» и «украинского буржуазного национализма». Жестокой стала цензура. Все это напоминало сталинские идеологические чистки 40-50-х pp, хотя, разумеется, не могло сравниться с ними по масштабам и интенсивности.

Репрессии не были встречены «общенародным одобрением», как в предыдущие годы. В ЦК КПУ, прокуратуры, КГБ, ЦК КПСС отправлялись коллективные и индивидуальные петиции в защиту репрессированных, подписанные основном представителями интеллигенции. Среди их авторов нередко были ученые, художники, писатели. Эти письма нередко распространялись в самиздате, попадали за границу. Очень неприятным сюрпризом для властей стал стихийный протест против запрета празднования памяти Т. Шевченко 22 мая 1967 p. yКиеви. В этот день милиция попыталась разогнать неформальное собрание возле памятника. В ответ присутствуют организовали манифестацию протеста и демонстрацию, которая пришла к зданию ЦК КПУ.

Когда летом 1968 г. войска стран Варшавского договора во главе с СССР вторглись в Чехословакию, чтобы подавить там процесс демократизации, стало ясно: советское руководство окончательно перешло на рельсы неосталинизма. Вместе репрессии и усиление идеологического давления на интеллигенцию вместо желаемого уничтожение инакомыслия дали обратный результат. Это способствовало определенной радикализации политических настроений части бывших шестидесятников, которые, оставшись на свободе, стали сопротивляться режиму.

Вторая половина 60-х pp. стала эпохой подлинного расцвета «самиздата».

политическая идеология и ее виды