123

С Галицко-Волынской летописи. Начало княжения великого князя Романа (1201 г.)

По смерти же великого князя Романа, незабываемого самодержца всея Руси, который одолел все языческие народы, мудростью ума соблюдая заповедей божьих. ... Он так бросился на плохих, как лев, сердит же был, как и рысь, и губил [их], как тот крокодил, переходил землю их, как орел, а храбрый был, как тот тур, потому он ревностно подражал предка своего Мономаха, погубившего плохих Измаильтян, т.е. половцев, выгнал [хана их] Отрока в ОБЭП за железные ворота, а [хан] Сырчан остался у Дона, рыбой питаясь.

Тогда Владимир Мономах пил золотым шлемом из Дона, забрав землю их всю и загнав окаянных агарян. По смерти же Владимиров остался в Сырчана один лишь музыка Ор, и послал его в ОБЭП, говоря: "Владимир уже умер ... Так возвращайся, брат, пойди в землю свою". Словно ты ему слова мои, пой же ему песни половецкие. А если он не захочет, - дай ему понюхать зелье, называемый евшан.

Тот же не захотел [ни] возвратиться, ни послушать. И дал [Ор] ему зелье, и тот, понюхав и заплакав, сказал: "Да лучше есть на своей земле костьми лечь, чем на чужой славном быть". И пришел в землю свою. От него родился Кончак, что снес Сулу, пешком ходящие котла нося на плечах.

Поэтому Роман князь ревностно подражал [Владимира] в этом и старался погубить иноплеменников. ... Великая смута встала в земле Русской. Остались же два сына его, один [Даниил] четырех лет, а второй [Василек] двух лет.

Летопись русская.