Церковно-религиозной жизни в Украине

Одним из наибольших ударов, которые испытал украинский народ в XVIНет, рядом с разрушением Сечи, было также разрушения Украинской Православной Церкви. После перевода Киевской митрополии под юрисдикцию Московского Патриарха в 1686 p., украинская Церковь начала все более тем больше тратить свои автономные права в пользу московского патриарха. До этого, однако, в большой степени способствовали таки украинские православные иерархи, в частности Степан Яворский и Феофан Прокопович. Это в свою очередь повлияло на укрепление церковной унии на Правобережье, находившееся под Польшей, где число православных приходов постоянно уменьшалось.


Православная церковь под давлением Москвы стала отрываться от вековых традиций украинского народа, во всем подражая Москву. Это имело негативные последствия, поскольку высшие общественные слои и интеллигенция стали искать новые пути для удовлетворения своих религиозных потребностей. В Украине, в частности в больших городах, появились масонские ложи, а среди крестьянских масс - различные религиозные секты, в частности баптисты, известные под названием "штунды".

С начала XVIII в. в Русской Православной Церкви закрепился взгляд, что царь есть и главой церкви. С половины XVIII в. каждый член Святейшего Синода, вместо патриарха заведовал церковью, муссов составлять присяжных /, в текст которой Феофан Прокопович ввел такие слова: "признаю высшим судьей духовным этой Коллегии одинокого всероссийского монарха". Это было уже наивысшей формой цезарепапизма в православной Церкви1. При внедрении этой присяги никто из застрашенои московской иерархии не запротестовал, за исключением единственного украинский Арсена Мациевича, митрополита Ростовского. Он внес ходатайство, чтобы текст присяги изменить таким способом, чтобы председателем Синода считать Иисуса Христа, а не монарха. Но тогдашняя царица Елизавета на это не согласилась. Вследствие того Мациевич присяги не сложил и отрекся членства на Синоде. Когда этим высшим судьей Синода стала одна из Наибольших развратниц Екатерина II, она усилила еще больше ОМОС-ковлення Украинской Православной Церкви и в этом ей помог киевский митрополит украинский Самуил Миславский (1783-1796), который в церквях ввел московское произношение, а в Могилянской Академии выложи на русском языке.

От 1799 г. на Киевскую митрополичью кафедру заседали исключительно москали и для всех них интересы Украинской Церкви были чужды. Но были еще украинский епископы. Все митрополиты были исполнителями воли Святейшего Синода. Внешнее управление Церкви, вдавленные в состав общегосударственной администрации, подальше тратили характер учреждения сугубо церковной и уже не сотрудничало с государством, а служило ей. От 1812 p., т.е. от устранения архиепископа Варлаама Шишацкого, который с приходом Наполеона в Могилев в Белоруссии, стал по стороне Наполеона, епископами Православной Церкви в Украине назначались Синодом исключительно иностранцы, или омосковлени украинский-малороссы.

Приказом от 1801 г. было запрещено строительство церквей "в малоросийском вкусе", т.е. в украинском стиле. Вслед за тем были запрещены мистерии, вертепы, колядки, щедривки и древние обряды, связанные с религиозными представлениями, как пережитки язычества. Запрещено резные скульптуры в церквях и иконы в украинском стиле, как Богородица в короне, либо простоволосая и др. В богослужения запрещено употреблять книги, изданные Киево-Печерской лаврой и вообще печатные во Львове, Луцке, а в частности требник митрополита Петра Могилы. Все богослужебные книги заменены московски-мисинодальнимы. Полиция стала гнать лирников и бандуристов, по базарам пели древние замечательные украинские псалмы. Запрещено употреблять украинский язык в проповедях, ликвидировано церковные братства, а на священников все больше назначали нсукраинцив. Духовная школа была орудием политического и церковного омосковлення кандидатов в священники, а духовенство было обязано перед полицией следить и сообщать о политических движения.

Старые церкви высокохудожественной архитектуры, стиля знаменитого украинского барокко и ампира, с шедеврами резных иконостасов и с другими художественными изделиями, не ремонтировались. Следовательно, те церкви постепенно уничтожались и перестраивались в государственном русскому стилю с невиданными в Украине и чужими для нее "кокошниками" и цибульчастимы куполами. Православная Церковь, некогда основой украинства, под давлением Москвы стала на службу интересов Российской империи и средством русификации украинского народа.

При царе Николае И министр просвещения граф Сергей Уваров выступил с теорией, что основой мощи России есть три принципа: православие, самодержавие и народность. Это официально провозглашено как направляющие будущей политики правительства. Следовательно, в пределах Российской империи не могло быть места для разных народов и религий, и все то мало перетопитися в один православный русский народ.

Тогдашний оберпрокурора Н. А. Протасов использовал Церковь как инструмент для объединения различных народов Российской империи и осуществления националистической политики правительства. Известный русский критик того времени Виссарион Белинский писал, что "Православная Церковь всегда была послушным орудием на службе деспотизма", а "духовенство было объектом всеобщего презрения русского общества и русского народа", который, "если присмотреться поближе, то можно заметить, что он глубоко атеистический народ ".