123

Из "Повести временных лет" Происхождение и расселение славян

There are no translations available.

... Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись по земле и прозвались именами своими - [от мест, где сели, на котором месте. Те, что пришли и сели по реке именем Морава и прозвались морава, а другие чехами назвались. А вот еще те же славяне: белые хорваты, сербы и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами. А от тех ляхов пошли одни, что] прозвались полянами, другие ляхи прозвались] лютичами, другие - мозавшанамы, третьи - поморяне.

Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие-древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиной и назывались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочане - от реки, которая впадает в Двину, именуемой Полота; от сеи [реки] и назвались полочане. Славяне же, [что] сели около озера Ильменя, назывались своим именем - [словенами], и построили город и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле и назвались северянами.

И так разошелся славянский народ, а от его [имени] и получили [свою] название славянской.

Поляне же жили особно по горам сих [киевских], тут был путь из Варяг в Греки и из Греков [в Варяги]:
по Днепру, а в верховьях Днепра - волок до [реки] Ловоти, а по Ловоти [можно] войти в Ильмень, озеро великое Из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское. И по тому морю [можно] плыть до Рима, а от Рима прийти по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда прийти в Понт-море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вытекает из Оковського леса и течет на юг, а Двина из того же леса выбегает и идет на север, и впадает в море Варяжское. Из того же леса вытекает Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине - в Варяги, а с Варягов - и в Рим, от Рима - и к племени Хама. А Днепр впадает в Понтийское море устьями; море слывет Русским. ...

... Поляны, живших особно, как вот мы сказали, были из рода славянского и назвались полянами, а древляне тоже [пошли] от славян и назвались древлянами. Радимичи же и витячи [происходят] от ляхов. Потому что было у ляхов два брата [один] Радим, а другой Вятко. И, придя, сели: Радим на [реке] Сожа, [от которого] и прозвались радимичи, а Вятко сел своим родом на Оке, от него прозвались вятичи. И жили в мире поляне, древляне, северяне, и радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы тогда жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи [и] тиверцы сидели по [второму] Буга и по Днепру; сидели также вблизи Дуная. И было множество их, ибо они находились по Бугу и по Днепру до самого моря, и есть города их и сегодня. Потому называли их греки "Великая Скифия".

[Все племена] должны же свои обычаи, и законы предков своих, и заветы, каждые - свой нрав. Так, поляне имели обычай своих предков, тихий и кроткий, и учтивость к невесток своих, и к сестрам, и к матерям своих и невестки к свекра своих и к деверей большое уважение имели. И свадебный обычай имели: не ходил жених по невесту, а приводили [ее] вечером, а на завтра приносили [для ее семьи том], что за нее дадут. А древляне жили звериным, жили по-скотски: и убивали друг друга, [и] ели все нечистое, и браков у них не было, а умыкали они девиц у воды. А радимичи, вятичи, северяне один обычай имели: жили они в лесу, как вот всякий зверь, ели все нечистое, и срамосливья [было] у них пред отцами и
перед невестками. И приходили они на игрища, на Пляс и на всякие бесовские песни, и здесь умыкали женщин себе, с какой вот кто условился. Имели же они по две и по три жены. Если кто умирал поступали они тризну над ним, а потом разводили большой огонь и, положив на огонь мертвеца, сжигали [его]. А после этого, собрав кости, вкладывали [их] в небольшой сосуд и ставили на придорожном столбе, как [это] делают вятичи и ныне. Сей же обычай держали и кривичи, и другие народы, не ведая закона Божьего, ибо творили они сами себе закон.

Говорит Георгий [Амартол] в летописи, что "каждому народу [дано] закон. У одних есть писан, а во вторых - обычай, те, которые не имеют [писаного] закона, считают отчим законом".

Летопись русская: По Ипатским списком.