Формация общественно-экономическая

Формация общественно-экономическая (от лат formatio - образование, формирование) - одна из краеугольных категорий марксистской социальной философии. Внедренная К. Марксом, который впервые применил

термин «общественная формация» в своей работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1851 p.). Он рассматривал Ф. с. е. не как канон, а как органон познания, как действенный инструмент решения различных познавательных и практических задач. Это во многом способствовало избежанию формационного догматизма и редукционизма (в который нередко впадают преемники Маркса) и гибком соответствии с тогдашними запросов науки и общественного развития толкованию и применению категории Ф. с. э

Термин «формация», заимствованный Марксом из геологии, в единстве его диахронического и синхронический измерений, удачно «охватывает» общество одновременно как процесс и структуру, формирование и состояние, последовательность и систему.

Избегая однозначного толкования понятия «Ф. с. э », Маркс рассматривает его как полисемантическая и предоставляет ему следующие значения: экономическая структура общества на протяжении всего его исторического существования, одна из трех больших стадий истории человечества - первичная Ф. с. н.э. (доклассовое общество), вторичная Ф. с. н.э. (классовое общество), третичная Ф. с. н.э. (бесклассовое общество); исторический степень (тип) развития общества; исторически определенная совокупность общественных отношений; исторически определенная совокупность производственных отношений. Основные термины: «Ф. с. э »(в частности, когда речь идет о совокупности производственных отношений) и« общественная формация »(напр., когда речь идет о совокупности общественных отношений вообще). Относительно первобытного общества Маркс использовал термин «общественная формация», причем местами - во множественном числе. Он употреблял еще термины «историческая формация», «экономическая формация», «формация общественного производства» и др. Еще на одно определение Ф. с. н.э. - «социальный организм» - наталкиваемся в Ленина. Однако в целом в марксизме, в частности в его советском варианте, постепенно выработалось толкование Ф. с. е, как исторического степени (типа) общества, формационный подход заметно обедняется, вращаясь на формационный редукционизм. Это выразилось в сужении всемирно процесса во всем многообразии его пространственных и временных характеристик до пяти типов Ф. с. н.э. (первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической, коммунистической). После толкования всемирно процесса как монолинийного восходящего пятиступенчатой формационного ряда исследователям становилось все труднее искусственно подгонять под эту схему весь широкий спектр социальноисторичних процессов. Зато это все нагляднее доводилось несостоятельность претензий формационного подхода на всеобщность и монополию на истину как в диахроническом, так и в синхроническом измерениях. В диахроническом аспекте истории культур Америки, Африки. Австралии или Азии не укладываются в формационную линию развития. Да и история большинства народов Европы, на материалах которой преимущественно и создавалась формационной теории, вти

скуеться в схему с большими натяжками. Поэтому по истории большинства регионов планеты Формационная последовательность выступает как универсалистская теоретически возможная модель, которая реализуется у них в лучшем случае лишь частично. В структурном, синхронном срезе формационный подход, давая иногда позволяет выявить существенные закономерности строения, функционирования и развития общества индустриального типа, наконец приводил к неоправданно упрощенного понимания жизнедеятельности общества. В области материального производства многообразие экономических связей сводится к совокупности господствующих производственных отношений, многоукладность рассматривается как явление нежелательное, такое, что подлежит элиминации. В области социальной отношения людей рассматриваются, в сущности, как классовые, другие же мере как маргинальные. В политической сфере делается акцент на державнопартийних образованиях, государство толкуется как орудие чисто классового господства, недооценивается ее социокультурная роль. В области духовной - все разнообразие проявлений духовности пытаются увибгаты лишь в одну, идеологическую плоскость, причем с ориентацией на господство единой идеологии. Во многом адекватно отражая коллизии индустриального общества, с началом переходного периода к обществу постиндустриальному формационный подход сталкивается с серьезными трудностями, преодоление которых ставит его перед необходимостью пересмотра некоторых своих позиций. Вместе с тем следует подчеркнуть, что разработка и использование основанного на Ф. с. э подхода - один из классических этапов в развитии философськоисторичного познания, а сам этот подход при надлежащей коррекции может и дальше оставаться одним из основных направлений постижения исторического процесса. Однако только тогда, когда формационное понимание не отстаивать позицию сектантского противопоставление другим подходам к истории, в частности цивилизационном, а возникать как их дополнения. При таких условиях уже не те или иные социокультурные формирования припасовуються извне формационной последовательности, а, наоборот, формационные особенности проявляются как внутренние, инвариантные характеристики определенного культурноисторичного образования, присущие ему только какой мере и в контексте других архетипные признаков.