Революция и весна народов

После подавления Россией Варшавского восстания много польских повстанцев бежали в Галицию, где призвали к восстанию, но на этот раз уже не только против России, но также и против Пруссии и Австрии. Галичина была переполнена всякими революционными эмиссарами и конспиративными кружками и в этом аспекте считалась, наряду итальянских провинций в составе Австрийской империи, классическим поприщем различных заговоров и революционных приготовлений. В связи с этим польские революционеры пытались склонить на свою сторону крестьян, апеллируя к их патриотизму, не только на польских территориях Западной Галиции, но также и в Украинском Восточной Галиции и обещали им освобождение от барщины. Но австрийская бюрократия в Галиции также не спала и играла на антагонизмах, существовавших между двором и крестьянами и подталкивала их, указывая, что собственно двор является источником всех крестьянских тяжестей и нищеты, и что единственным защитником села есть правительство, которое надо поддерживать и боронити1.

Между 12 и 13 февраля 1846 полиция арестовала во Львове 35 человек, готовых к восстанию, а пару дней позже в Познанском княжестве немцы провели массовые аресты польских революционеров и захватили также начального вождя планируемого восстания Людвика Мерославського, который там находился инкогнито. Весть об этом дошла до Кракова утром 18 февраля, но отменить восстание было невозможно, ибо на барских дворах собирались уже вооружены шляхтичи, которые также подстрекали крестьян. Чтобы предотвратить восстание, правительство выслало в Краков, который был центром польского революционного движения, воинскую часть, однако под воздействием непсревирсних вестей, что в Краков сближаются большие повстанческие отделы, командующий краковской гарнизоном покинул Краков и отступил до Тарнова. Это также имело определенное влияние на то, что поляки, помимо вестей об арестах лидеров восстания в Познани и Львове, таки начали восстание 21 февраля 1846 близ города Тарнова.

Пользуясь отсутствия войск на территории Кракова, повстанчий "Национальный Правительство Польской Речипосполитой" перебрал 22 февраля 1846 власть в Краковской республике, и еще ту самую ночь издал Манифест к польскому народу. В том Манифесте он обещал, что все привилегии, очевидно шляхты, будут отменены, что земля, которая находится в занятие крестьян, станет их собственностью без всякой оплаты, а те, которые примут участие в освобождении Польши, будут награждены землей из государственных имений.

Между тем крестьяне-поляки отказали послушания господам, их не раз уже обманывали, и вместо идти с повстанцами - стали вылавливать польских шляхтичей-бунтовщиков, отнимают у них оружие и доставляли на суд. Шляхта ответила выстрелами в крепостных Мазуров. Разъяренные крестьяне бросались на господ, безжалостно их побивали и избитых, либо чуть живых везли в город, где получали награду за каждого доставленного повстанца. Мазуры не только били и истязали тех повстанцев, которых арестовали по дорогам, но кучами бросились нападать на дворы, уничтожать, грабить и истязать всех мужчин от мала до велика, иногда нанося им страшных мучений.

Во второй половине февраля 1846 г. на помощь австрийцам пришли российские войска, и 3-го марта 1846 Краков упал. Чтобы избавиться революционного центра, Австрия, на предложение России, ликвидировала Краковскую республику в ноябре того же года и аннексировала Краков в Королевство Галиции и Лодомерии. Краков, как "свободный город", перестал существовать.

В Восточной Галиции взрывного материала было еще больше: до социального гнета присоединялся еще и национальный. Но благодаря большому влиянию духовенства, вне двумя исключениями, никаких беспорядков не было. В селе Горожане возле Комарно крестьяне-украинский отказались участвовать в восстании под влиянием местного украинского священника Городиский. "В других местностях Самборского округа нигде до взрыва не дошло, поэтому Горожане может служить как доказательство, что украинский народ в тех сторонах отнесся к восстанию решительно враждебно", - говорит польский историк С Кеневич. В других округах Восточной Галиции был только один вооруженное выступление в селе Нара в Бережанщини, где 60 польских повстанцев напали на военную команду и убили двух гусар. Однако повстанцы вынуждены разбежаться, не получив ожидаемой помощи на мисци1.

Во второй четверти XIX в. устои феодальной системы трещали. Лозунг, брошенное Французской революцией о свободе, равенстве и братстве, доходило и до панщине низов общества Галичины. Обстоятельства жизни и соревнования крестьян и их отношения с помещиками прекрасно описал Иван Франко 1887 г. в своем сочинении "Барские шуточки".

Парижская революция распространилась по всей центральной Европе и охватила Италию, Германию, а впоследствии подошла к Австрийской монархии.

В Вене 13 марта 1848 начались разрухи, которые доставили в кровавых уличных боев и резигнацией правительства. Всевластный канцлер князь Метгерних, главный создатель Священного Союза 1815 p., символ реакции во всей Европе, муссов в одежде нищего бежать из Вены в Англию. Весть о упадок Меттерниха в Австрии достигла Берлина, на улицах которого уже 15 марта появились баррикады. Чтобы избежать кровопролития, прусский король Вильгельм IV провозгласил созыв парламента, который должен проработать для Пруссии конституцию, как гаранта гражданских прав. В Европе наступила Весна Народов.

Созданный в Вене новое правительство провозгласило свободу печати, позволил одиночным краям империи организовать свое войско, т. н. "Народную гвардию", напоследок провозгласил выборы в конституционное государственного парламента, который должен принять законы на основании равенства всех граждан.

На весть о событиях в Вене заворушишася северная Италия, которую еще на Венском Конгрессе в 1815 г. преобразовано в Ломбардская-Венецианская королевство, составляющую часть владений Габсбургов.

Жители города Милане 18 марта начали восстание, австрийский генерал Радецкий пытался задушить. Миланцы обратились за помощью к королевству Пьемонта, вследствие чего король Карло Альберт виповив 22 марта Австрии войну. Тот же день Венеция, город и провинция, которая также была составной частью Австрийской империи, провозгласила себя независимой республикой, во главе с президентом Дэниелем Манин. Эту сложную ситуацию для Габсбургов использовали мадьяры и стали требовать, чтобы Австрийскую империю переорганизовать на конституционную государство, а Венгрии предоставить автономию. Подобные беспорядки возникли в Праге.

Под воздействием всех этих событий вновь зворохобилися поляки в Кракове и Львове. В то время (от 1847 г.) губернатором Галичины был граф Франц Серафим Стадион фон Вартгавзсн, который благосклонно относился к украинским и поддерживал их соревнования за употребление родного языка в школе и администрации. Это, очевидно, полякам не нравилось, потому что им не шла о свободе для народа Галиции, а о создании самостоятельной Польши, по крайней мере на территории королевства Галиции и Лодомерии. Во Львове польская интеллигенция уже 18 марта изготовила отдельное обращение к императору, в котором представила желание восстановить Польшу в федерации с Австрией с императором Фердинандом как польским королем. Они требовали: завести польский язык по всем правительствах и судах, создать отдельное правления для Галичины и краевой Сейм из представителей всех слоев населения. Кроме того, в том обращении требовалось отмены цензуры и амнистии для всех политических заключенных, то есть арестованных поляков за организацию бунтов в 1846 p., заведение школ по всем селам, предоставление больших прав городском правлению, удаление из Галичины всех чужеземцев, очевидно немцев, которые там находились на разных ответственных должностях, а также снос панщини2. Пропагандируя лозунг о "равенстве и братстве всех народов", они заюиикалы и украинский подписать то обращение к императору. Однако, когда Кирилл Винковский, член одинокой тогда украинская учреждения, Ставропигийского Института, именем украинский потребовал, чтобы в том обращении с требованием, чтобы "в школах и правительствах (была) польский язык" добавить еще слово "и русская", т.е. "польская и украинский язык ", то поляки с возмущением закричали:" Здесь нет Руси, здесь есть Польша, а речь русская - это только диалект польского языка ". За то, что Винковский вообще решился ставить такое требование, поляки назвали его предателем и москалем. Это событие отрезвили русинов, готовы были в польские революционные организации, поверив неискренним фразам о равенстве и братстве.

Поляки 13 апреля основали свой Совет Народову, которая совсем игнорировала украинский, и вели себя так, будто Галичина была чисто польская страна, а Рада ее действительным правительством.