Москвофилы

Последователи панславизма стали называть себя "твердыми русинами", а поскольку они ориентировались на Москву, их назвали москвофилами, или русофилами, а их движение "москвофильством". Во главе москвофильского движения в Галиции стал Богдан Дидицкий (1827 - 1908), который был его идеологом вместе с Бенедиктом Площанский (1834-1902) и Адольфом Добрянским. Выдающимся представителем галицкого москвофильства был также священник Иван Наумович (1826-1891), настоятель в Збаражском уезде, писатель и посол в галицкого сейма в 1861-1866 pp. В 1876 г. перевел на православие все село.

Сильное угнетение и политическая депрессия вызывали реакцию в форме другой идеологии, противоположной идеологии 1848 г. - москвофильство. Душевным основой москвофильства была уныние, а его внешними побуждениями некоторые яркие события тех же лет, а главное русская армия, в 1848 г. переходила на Венгрию помогать Австрии укрощать восстания. "В той армии было столько своих, понятных населению людей, а то просто украинских братьев. Галичане видели, какая мощная то была сила, перед которой один их национальный враг (мадьяры), без боя сложили оружие Второй национальный враг (поляки) пробовали бунтовать в Варшаве 1830 p., но грозная русская сила не пактувала с ними, как это австрийское правительство, только беспощадно сдавила сопротивление ".

Политического значения набрала москвофильская течение первый раз 1866 p., когда Австрия проиграла войну с пруссами. Тогда разнесся слух, что раньше или позже Австрию ждет судьба Польши и что Галичину заберет Россия. Некоторые москвофилы как Яков Головацкий, Михаил Попель, Богдан Дщицький и др., постановили заранее получить себе симпатии русского царя и начали пропагандировать единство галицких русинов с русскими. "Мы не рутены с 1848 p., мы настоящие русекие", - писали они в журнале "Слово". Иван Наумович, ведущий член москвофильского движения, так и заявил в сойлии, что "книжная московская речь се собственно русская, образована русинами Принимая книжную московский язык, мы берем назад свою собственность".

Москвофилы отрицали право украинского народа на самостоятельное национальное развитие. К тому времени в лагере москвофилов оказалась почти вся галицкая и буковинская интеллигенция, в частности духовенство. Благодаря их активности москвофилы завладели культурно-образовательными учреждениями г. Львова (Ставропигийский институт, Народный Дом и Галицко-Русская Матиця). Ставропигийский Институт принадлежал к числу богатейших институтов в Галичине, но так как он был в руках москвофилов, его деятельность не оставила почти никаких следов в культурной жизни украинского народу2. В 1870 г. москвофилы основали общественно-политическую организацию "Русская Рада", которая имела бы продолжать традиции "Главной Русской Рады". Чтобы противодействовать народовецкого "убрал", в 1876 г. они основали "Общество им. Качковского", с теми же задачами, что и Общество "Просвита". Иронии судьбы было то, что сам Михаил Качковский (1802-1872) по профессии судья и общественный и культурный деятель народовецкого направлении никогда москвофилом не был, а тут его именем назвали общество, преодолевала идеалы, которые он отстаивал.

Москвофилы выдавали несколько журналов: "Слово", "Русская Рада" и т.п. В своих прессовых органах они употребляли "древнерусскую язык", получившую хулу название "язычие", потому что была ужасной мешаниной российско-церковнославянского и украинского языков, которой простонародья вообще не понимало, и употребляли этимологическое правописание. Со временем часть москвофилов стала на службу русификацийнои политики России и проповедовала единство украинского народа с москалями-великороссами. Согласно выявленным уже после войны документами, царское правительство выдавал на москвофильскую акцию в Галичине колоссальные суммы денег, в частности царский военный генеральный штаб делал акцент на отдельном попечении лемками, вдали выдвинутой на запад территории, как возможной военной базы в будущей войне.

В 1908 г. внутри самого москвофильского лагеря наступил раскол на две группы: те, которые называли себя старорусинами и т.н. новокурсникы, ставших на российскую национальную платформу. Они отрицали своеобразии украинского народа, его языка и культуры, повторяя известную уже фразу, украинская никогда не было, нет и не может быть. Москвофилы-"новокурсникы" одолевали украинское национальное возрождение и вполне встали на службу польской администрации и русских шовинистов. На свою пропаганду они получали крупные суммы денег от "Галицко-Русского Общества" под предводительством графа В. Бобринский. Платные агенты распространяли ненависть ко всему, что украинская, агитировали за русское православие и единство украинского народа с русским. Проводниками "новокурсникив" были Владимир Дудикевич, Дмитрий Марков, С. Лабенской и другие.

В 1914 г. на украинских землях Австро-Венгрии состоялось несколько процессов, один в Мармароскому Сиготе на Закарпатье, второй - в Черновцах на Буковине и третий, громче - во Львове против четверых подсудимых: Семена Бендасюк, студента-выпускника прав и журналиста, двух православных священников-москвофилов и одного студента прав с Лемковщины. Этот процесс, известный под названием Первый подсудимого С. Бендасюк, сдвинул не только Австрию и Россию, но и другие государства. Польская администрация старательно приготовила этот процесс и подсудимые были освобождены от вины и наказания. В то образом поляки, с одной стороны, заигрывали на лояльности к Австрии, а с другой - снискали себе приверженность России и всех русофильских народов Австро-Венгрии, чтобы скомпрометировать украинское движение.

Москвофилы вообще, а "новокурсникы" в частности, идя на сотрудничество с поляками, своему народу, благо которого они пытались работать, не дали ничего полезного, за то наделали много вреда. Москвофильский движение тормозил Украинская национально-культурное развитие, но не остановил его и живая украинских течение взяла верх. С концом XIX в. москвофильство замирало, помимо того, что поляки поддерживали его всеми средствами, а из Петербурга через российские дипломатические представительства поступали финансовые субсидии.