Манифест 17 октября 1905 г

Это было время, когда все слои общества Российской империи были недовольны. Земские деятели заявляли, что революция может взорваться в любую минуту, потому что даже на войско нельзя возлагать надежд. В начале октября наиболее активными оказались порабощенные народы и вообще национальные меньшинства империи (поляки требовали автономии, евреи - равноправие), одновременно крестьяне требовали земли, чиновники справедливого трактовки и устранение протекционизма, а войско в неудачах на фронте обвиняло правительство.

Чтобы не допустить к вооруженной революции, царь Николай II 17 октября (30 октября н. Ст.) 1905 г. издал Манифест, в котором даровал населению незыблемые основы гражданских свобод, основанных на принципе личной неприкосновенности, свободу слова, совести, собраний и союзов. Одновременно завещал немедленное установление Государственной Думы как законодательного тела империи.

Но свобода совести не относилась ко всем вероисповеданий, а в частности к униятськои Церкви, на Холмщине и Подляшье насчитывала около четверти миллиона верующих.

Манифест 17 октября население восприняло по-разному. Часть радовалась, выражала благодарность царю и отправляла благодарна молебны по церквам, надеясь, что придет конституция и начнется новая эпоха в истории Российской империи, в том числе и Украина. Зато революционные группы считали, что этот манифест является только передышкой в борьбе правительства с революцией, и они отнеслись к нему враждебно. Но была еще и часть населения, скрайньо права, начиная от людей близких к царскому дому, которые считали, что манифест был провозглашен в результате насилия над царем и требовали сохранения царского самодержавия в полной силе.

После провозглашения манифеста по всем городам Украины начались выступления революционеров под красными флагами с митингами, на которых ораторы требовали полного уничтожения монархии. В ответ на это начались погромы революционеров, главным образом евреев, очень активных в революционных кругах. Погромы происходили здебильша при нейтралитете, а то и с помощью полиции. Самые страшные погромы были в Одессе, Киеве, Екатеринославе и Донбассе. Они продолжались несколько дней и их приходилось усмирять с помощью войска. В Киеве, по сведениям медицинской "Скорой помощи", было 23 человека забиты, а 223 ранены.

Провозглашение конституции взбудоражило народные страсти и начали появляться политические партии. Поскольку Манифест был написан довольно неясно, крайние либералы не были им довольны и оформили себе в новую политическую Конституционно-демократическую Партию (сокращенно - "кадеты") и добивались реорганизации России в конституционно-парламентарии монархию с двухпалатным парламентом. Одновременно кадеты требовали свободного развития для всех национальностей Российской империи. Поэтому партия была привлекательной и для либералов в Украину. Во главе этой партии стал историк Павел Милюков (1859-1943).

В Украине она была распространена главным среди интеллигенции, а в частности среди профессоров высоких школ. Влиятельными ее членами были историки Иван Лучицкий и Николай Василенко, барон Федор Штайнгель, украинский экономист Леонид Яснопольский, Антон Карлович и другие.

Центральное место среди политических партий принадлежало "Союз 17 октября" (название происходит от даты царского манифеста), который возглавлял талантливый, но сварливый Александр Гучков (1862 - 1936). Эта партия признавала за свой идеал царский октябрьский манифест и требовала сохранения царской власти и полного единства и неподильносте империи.

Наиболее реакционной шовинистической партией был "Союз Русского Народа", во главе с А. Дубровина, В. Пуришкевичем и Н. Марковым. К нему принадлежали консервативно-шовинистические русские элементы, крупные землевладельцы и помещики, купцы, а иногда и представители высшего православного духовенства. "Союз Русского Народа" ставил своей целью защищать великодержавную политику России и потому вел борьбу с революционными движениями. Поскольку там евреи были наиболее акивним элементом, Союз выступал против них и его члены активно участвовали в еврейских погромах. "Союз Русского Народа" не признавал украинском и белорусов за отдельные народы и поэтому выступал против национальных движений, вел борьбу с поляками и интеллигенцией немонархичних политических убеждений. "Союз Русского Народа" называли "черной сотней", а ее членов-"чорносотснцямы". В Украине черносотенцы были достаточно сильны и опирались на русифицированные украинский круга, главным образом на бессознательные элементов города и деревни .. Они имели свои прессовые органы "За царя и семью" в Киеве, где главным деятелем Союза был М. Мищенко, "Волынская земля" в Почаеве, где деятельностью Союза руководил архимандрит Виталий Максименко, и другие.

Большевики руководствовались в то время теорией Ленина, "пролетариат является руководитель народной революции, которая должна довести до диктатуры пролетариата", а меншевикы и дальше стояли за широкую организацию рабочих типа германской социал-демократической партии. В Украине большевики творили на фабриках совета рабочих депутатов. Среди них с украинским на первое место выбился Григорий ПЭТ-Петровский, первый секретарь Исполнительного комитета Совета рабочих депутатов в Екатеринославе.

Открыто начала действовать и Партия Социалистов-революционеров (сокращенно - эсеры), которая имела свои кружки также и в Украине. В Киеве ее возглавлял А. Козачок, родом из Черниговщины. Для выполнения терог ристичних актов создана "Боевая организация". Были также и украинские кружки есеривцив в Одессе, Радомышле, Борисполе, Симферополе и Киеве. Одним из первых социал-революционеров был Николай Железняк, что преследовался и поэтому должен был бежать в Галичину.

Ведущую роль в киевской организации русских социал-революционеров играл киевский врач жид Фрумкин. Представители еврейской интеллигенции выступали последовательно против украинского национально-освободительного движения и поддерживали концепцию "единой неделимой России" и были врагами отделения Украины от России по финансово-экономическим соображениям.

Самым левым группировкам была Партия Анархистов, организованная в конце XIX в. среди рабочих Одессы. Она возникла под влиянием русского анархиста князя Петра Кропоткина (1842 - 1921), известного теоретика анархизма. Партия отрицала частную собственность, право, внешнее принуждение и государственную власть вообще. Среди анархистов было несколько течений с организациями, кроме Одессы, в Киеве, Харькове, Екатеринославе. Ни одна из тех течений не имела украинского характера, будучи явлением, импортированным из России. Анархистични организации ликвидированы полицией в 1902 г. С провозглашением Манифеста 17 октября они возобновили свою деятельность и занимались главным террористическими акциями против фабрикантов и капиталистов, называя этот террор "экономическим".

Евреи создали свои собственные организации и одной из них был - "Бунд", полное название которой звучало "Общий Иудейский Рабочий Союз в Литве, Польше и России". Основан в Вильне 1897 p., Бунд был автономной частью Российской Социал-Демократической Рабочей Партии и объединял часть еврейских рабочих. По своей политической идеологией Бунд стоял на антиукраинских позициях. Наиболее активным деятелем Бунда Моисей Рафес, родом из Беларуси.

Второй еврейской организацией был Поалей-Цион, который "стоял на положении, что освобождение Украины ... в форме самостоятельного государства является вполне логичным завершением украинского революционного процесса" и поэтому поддерживал украинское освободительное движение. Выдающимся деятелем этой партии был Соломон Гольдельман.

Третью группу составляли консервативные и либеральные элементы жидовства, объединенные в Сионистичний организации. Сионисты занимали в целом нейтральное положение в российско-украинский споре, хотя их проводник Сыркин отличался радикально от Рафес, проводника Бунда, что оборонял российские империалистические интересы в Украине.

Несмотря на провозглашенную конституцию, преследования евреев продолжалось. В пещере на окраинах Киева 20 марта 1911 найден труп двенадцатилетнего парня Андрея Ющинского, что дало основание черносотенные прессе развернуть протижидивську кампанию. Следствие уголовной полиции мало материалы, доказывали, что убийства доконала одна из киевских криминальных банд, но министр юстиции Щегловитов под давлением антисемитских организаций приказал увести дело как ритуальное убийство. Вследствие того главный прокурор Киевской губернии пренебрег материалам полиции и позволил 22 июля 1911 арестовать приказчика кирпичного завода Менделя Бейлиса, которого черносотенцы обвиняли в ритуальном убийстве мальчика-христианина. Следствие длилось более двух лет и вызвало протесты передовых деятелей культуры всей империи. В Петербурге был создан комитет во главе с известным русским писателем Максимом Горьким и Владимиром Короленко для борьбы против антисемитской политики правительства. Комитет выпустил воззвание к гражданству, которую подписало 83 деятелей культуры, и организовал оборону для Бейлиса. Дело получило широкую огласку далеко вне пределов Российской империи. Суд над Бейлисом состоялся 28 сентября 1913 в Киеве. На суде обнаружилось, что некоторые свидетели, застрашени полицией, свидетельствовали фальшиво. В обороне подсудимого стали не только гражданские люди, но также и высокие церковные иерархи разных вероисповеданий. Окончательно 28 октября 1913 суд присяжных после длительных дискуссий вынес единогласно решения, М. Бейлис невинний2.

Революция в Петербурге нашла должный отклик и среди украинской интеллигенции в Украину, где, помимо социального фактора, был еще и политический - русификация. Революционные события позволили сознательным украинским широко развернуть культурную и политическую работу. В некоторых городах основан по галицким образцом общество "Просвита". Стала появляться украинская пресса: "Хлебороб" - 12 ноября 1905 в Лубнах, под редакцией Владимира Шемета, 24 декабря - "Родной Край" в Полтаве, под редакцией Николая Дмитриева и Григория Коваленко; дневник "Громадська Думка" - в Киеве под редакцией Федора Матушевского. Первые два прессовые органы финансировали местные общины, а "общественное мнение" - Евгений Чикаленко и Василий Симиренко. В 1906 г. полиция арестовала нескольких сотрудников "Общественного Мнения" во главе с С. Ефремовым, и издание журнала запретили. За первые три месяца существования газеты ее привлекали к судебной ответственности не менее десяти раз. Но несколько позже в том же году было разрешено возобновить издание журнала под новым названием "Рада", издателем которой был Е. Чикаленко, а редактором Мефодий Павловский. Наибольший размах украинская пресса достигла в пределах Российской империи в 1906 p., в течение которого украинский язык печаталось 16 газет и журналов.

Российская администрация в Украину, не запрещая печатать украинскую прессовые органы, начала преследовать ее подписчиков. Учителям запрещено выписывать "Совет" и инспекторы заявляли: "Или" Рада ", или должность". Когда кто упрямо продолжал выписывать украинский журнал, то его увольняли с работы. Одним из первых административных распоряжений был запрет пропускать на села журнал "Хлебороб". А когда он каким-то чудом добрался в деревню, то его стражники отбирали читателям с рук.

В 1906 г. появилась украинская пресса также и в России, в Петербурге - журнал "Свободная Украина", газеты "Наша дума", "Родная дело" и "Вести из Думы", а в Москве появился первый в России украинская иллюстрированный журнал "Заря".

Вслед за тем на публичной арене появились также украинские политические партии. Некоторые вышли из подполья, как украинская Народная Партии (НУП), или организовались новые, как украинская социал-демократическая рабочая партия (УСДРП), во главе которой стоял талантливый молодой украинский писатель Владимир Винниченко.

После революции 1905 г. наступили лучшие возможности для связей с Галицией, с одной стороны, и организации просветительского жизнь по образу галицкого общества "Просвита", с другой. Но в Украине под российской заимке задачи "Просвиты" вынуждены соответствовать местным потребностям. Если в Галиции главной задачей культурных организаций была внешкольное образование, то в царской России перед украинскими просветителями стояли безграничны задачи. Необходимо было пробудить и раскрыть глаза украинскому народу, на 80 процентов неграмотному, проживавший на 750 тыс. квадратных километpax в составе Российской империи. На эту работу лучше предоставлялась опробована уже просвитянские работа в Галичине. И поэтому уже в октябре 1905 г. в Екатеринославе основана Литературно-артистическое украинское общество "Просвита", которое в скором времени насчитывало 400 членов. Здесь работа проводилась в четырех секциях: драматической, вокально-музыкальной, литературной и библиотечной. Впоследствии открыли и читальню. В 1906 г. начало действовать общество "Просвита" в Одессе, которое имело собственную библиотеку и исторический музей. Мерами "Просвиты" от 1906 г. в Одесском университете профессор Александр Грушевский читал лекции по украиноведению. Эта "Просвита" создала отдельный фонд им. Леонида Смоленского (1844-1905), педагога и учителя истории, одного из руководителей Украинской Одесской Общины, для выдачи книг. Но с появлением книги доцента Одесского университета Ивана Бондаренко "О Гарибальди" власть вскоре закрыла "Просветительство" как нежелательную учреждение.

Больше счастья имела "Просвита" в Каменец-Подольском, которой удалось добиться права ввести украинский язык в начальных и приходских школах. Она сумела также открыть свой филиал в Могилеве-Подольском. Того же года появилось общество "Просвита" и в Киеве, устав которого подписали выдающиеся деятели украинской культуры Борис Гринчскко, Николай Лысенко, Григорий Коваленко и др. Благодаря стараниям Ильи Шрага и Михаила Коцюбинского открылась "Просвита" в Чернигове, где власть встретила его очень враждебно и закрыла уже в 1911 г. По стараниям историка Николая Аркаса организовано общество "Просвита" также в Николаеве, а А. Ертасов (или Степан Ерастов? ) организовал "Просветительство" в Екатеринодаре, которая на территории Кубани в скором времени должна по разным станицах 15 филиалов. Организовать общества "Просвита" не было легко, потому что каждое общество в городе или селе должно было утверждать собственный устав и действовать как самостоятельная организация, а не как в Галичине, где действовало матерное общество во Львове. В связи с тем жизнь каждой организации полностью зависело от местного губернатора. Это указывает на то, как царский режим боялся организованного общества. Так существовали земства без обще краевого центра, то самое применимо и по отношению к обществу "Просвита", не допуская даже к губернский объединений.