Экономика галичины

Большое экономическое значение имела для Галичины железнодорожная коммуникация, которая соединяла ЕЕ с другими частями монархии Габсбургов, а также с внешним миром.

С постройкой 1861 железной дороги, которая соединяла Львов с Краковом и Веной, Львов стал важным железнодорожным узлом. Впоследствии продлено железную в Черновцы и Румынии, а также в Броды и Подволочиск. Закончено устройство подкарпатской железной Хыров-Стрый-Станислав и далее через Подолье в Гусятин над Збручем, три линии, Львов-Броды-Радивилов; Львов-Тернополь-Волочиска; и Чертков-Гусятин-Ярмолинцы, пересекали российскую границу и связывали галицкую железнодорожную сеть с Центральными и Восточными землями Украине. В 1870-х pp. Галичину впервые соединены с Закарпатьем. Перед взрывом первой мировой войны на украинских землях Австро-Венгрии было уже с 700 км. железнодорожных путей. Но и здесь польская администрация принимала на работу, за малыми исключениями, только поляков. С ухудшением политических отношений ухудшалось и положение хозяйства страны. Малое количество земли, оставшейся в руках украинского крестьянина, не обеспечивала сельскохозяйственного развития села, в частности его естественного прироста. В 1880 г. рядовое крестьянское хозяйство насчитывало 5 моргов земли, тогда как средняя поверхность барских земель составляла 2400 моргов. В 1900 г. 42,6% крестьянских хозяйств насчитывало менее двух гектаров, а последующих 37,5% - от 2 - 5 гектаров (не целых 4 морги). Чтобы уплатить налоги и удержать семью, малоземельный хозяин попадал в долгая и платил ростовщикам 400 - 500, а не редко и 2000% годовых. В годах 1875-1884 в Галиции злицитовано 23649 крестьянских хозяйств за долги, не раз за несколько гульденов.

Промысла, где мог бы найти работу избыток сельского населения, не было. Единственной относительно большой отраслью промышленности в Галичине были открыты в последней четверти XIX в. источники нефти на Подкарпатье с очагом в Бориславе. Но и здесь количество работников в 1890-х pp. достигла едва три тысячи человек, из которых большую часть составляли поляки, спроваджувани сюда с запада. А на квалифицированных работах работали мазуры, преимущественно из Ясельского уезда. В нефтяном промысле условия труда стали невыносимыми и, как писал польский деятель Игнаци Дашинский, Борислав представлял собой "галицкое ад ... образ нужды, эксплуатации и беззакония". Тяжелые социальные условия в Бориславе обрисовал также и известный украинский писатель Иван Франко в повести "Борислав смеется".

Торговля была исключительно в еврейских руках, а на государственные работы принимали здебильша поляков. В торговле и коммуникации (вне железной) 1900 г. работало едва 5,6% украинский, а в публичной администрации и в свободных профессиях - 13,3%.

Чтобы больше тормозить культурно-образовательное развитие галицких украинская, польская администрация старалась не допускать украинский на ответственные должности, или планово переводила надзирателей-украинский из Восточной Галиции в Западную, а то и к другим коронных краев Австро-Венгрии, лишая украинское население своей сознательной интеллигенции. В Галиции насчитывалось тогда 37155 разного рода чиновников, из которых только 5789 предпринимало украинского языка, а 27711 - польской. Но и это не означает, что все те, которые говорили на украинском языке, были украинский, как и то, что они работали в украинской части Галичины. Согласно вычислениям Вячеслава Будзиновского, посла в австрийский парламент, в западной польской части Галиции работало 1336 надзирателей-украинский.

Дискриминация украинского населения была ежедневным явлением в каждом участке народного хозяйства, в том числе даже тех, кто нуждался в помощи. Например, среди 78 118 человек, живших с различных пособий, государственных или общественных, в 1900 г. на тсрени целого коронного края Галичина только 6280 были украинский, т.е. едва 8%.

На базе уже самих этих приведенных фактов можно утверждать, что автономия Галиции была автономией для поляков, у которых были развязаны руки для проведения политики полонизации украинского населения.

"Несправедливость против русинов является одной из самых печальных наследие, которые нам оставила шляхетская Польша, - писал В. Фельдман в начале XX в .- Она, засимилювавшы горсть бояр и русскую шляхту, с пренебрежением отвергли от общего лона духовенство и русском народе ... шляхетская Польша не смогла ни стравить, ни освободить русинов, безмерные претензии, ничем неподкрепленные, ни правом, ни силой, оставила его настоящее Галичине, и вот теперь, после такого страшного прошлого, по годам спокойной народного труда русинов, выпустила ряд творческих умов .. После произведений целой плеяды писателей, начиная от Котляревского, а кончая Шевченко и Федьковичу, Ян Лям внедрил в жизнь новую формулу, русинов создал ... граф Стадион.

Так как польская дело для москалей есть лишь "интригой", а для немцев "варварской реакцией против цивилизации" - так представляется по сегодняшний день многочисленной массе польского народа русское вопросы, русины, это "eine mindcrwertige Nation", то есть русины это меншвартисний народ " .

После отмены барщины крупные землевладельцы вынуждены пользоваться платными работниками. Неумело ведомые хозяйства стали разрушаться и помещики начали продавать дворовые поля, что и дало начало парцелляции крупной земельной собственности в Галигчини. Но это были единичные случаи. Только в первом десятилетии XX в. проведена частичная парцелляции барских земель. От 1852 до 1912 pp. распара-цельовано 276000 гектаров земли, но украинские крестьяне за неимением фондов закупили только 3800 гектаров, а остальные - 238000 гектаров закупили польские парцеляцийни банки. Те земли польская администрация края распределяла между польских крестьян - Мазуров, которых привезли с запада, чтобы увеличить польский элемент и превратить Галицию в польскую провинцию. Следствием такой колонизационной политики в 1880-1910 pp. иммигрировали в Галичину 318 589 человек неукраинского элемента. Польский министр коммуникации в 1911 г. Станислав Гловбинський утверждал, что в последнем десятилетии, благодаря колонизации, польский элемент в украинском уездах вырос на 22%.

В то же самое время украинские крестьяне, голодные на землю, дошли "до последних пределов нужды". Единственным способом спасения было бегство из края и крестьяне эмигрировали. Согласно статистическим данным, 1901 - 1909 pp. из Галиции в Америку эмигрировало 591 031 человек.

"Галичина - была классическим краем ростовщичества", - писал исследователь экономических отношений Леопольд Каро. В 1803 г. император Франц I издал закон против ростовщичества, который кое-как защищал должников перед недобросовестными кредиторами. Этот закон действовал до июня 1868 p., когда был провозглашен закон о полной свободе процентной нормы и ростовщичества и отменил все ограничения свободы разделения крестьянских почв. А еще в 1860 г. было издано распоряжение, которое отменило закон, запрещавший заскаржуваты долги за алькогольни напитки, превышающих сумму 2 золотых гульденов. После того кредиторы установлялы проценты по собственному желанию. Если кредитором был крестьянин, то процент обычно бывал ниже и составлял максимум 24%, в двух уездах - 30%. Зато евреи принимали 50-150%, в уездах Борщевском - до 200%, в Рогатинском - до 400%, а в Скалатской - до 500%.

Процент начислялся преимущественно от гульдена недельный, по 1 центу (52%) в Городенского уезде; по 1-2 цента (52-104%) в Борщевском, Березовскому, Долинском, Дрогобычском, Городокском и Ярославскому; по 2 цента (104%) - в 21 уезде; в Коломыйском. доходило до 3 центов (156%), а в Ясельскому и Ланцутському до 5 центов (260%). Займы давались обычно на короткий срок, ибо ростовщик предусматривал, что должник не сможет выполнить своих обязательств и он муситиме покупать себе отсрочку подарками в натуре из хозяйства. Все это, очевидно, не засчитывалось до уплаты долга. Между долг рос до такого размера, что у должника не хватало всего имущества, чтобы покрыть долг. Тогда ростовщик приступал к экзекуции - принудительного взыскания заборгованос, или "по милости" к должнику соглашался забрать часть его имущества. Вследствие этого в Галицком уездном суде в 1877 г. было 2750 судебных процессов между ростовщиками и крестьянами. Такое же было и в других уездах. Следует вспомнить, что т. н. рустикальные банки, т.е. банки, предназначенные для крестьянских нужд, также практиковали ростовщичество не хуже евреев.

Но кредит денежный - это еще не полный образ галицкой роста. Была еще заем, которую платили натуралиямы, или частью натурой, а частью деньгами. За ширмой этого кредита лихву доконувала еще больших злоупотреблений. Зачастую проценты от займов отрабатывались, от корцы зерна от одного до двух дней работы. Иногда кредиторы брали от должника в застал его почву. В первых месяцах 1894 г. в Львовском суде было несколько процессов против целой группы ростовщиков и одному из них, Ухелеви Клянову, который побирав от 200 до 400%, доказали 94 случаях роста.

В Галиции, как и на Буковине и Закарпатье евреи арендовали земли у крупных землевладельцев. С 3483 дворовых пространствах 1908 почти половина (1620) была в аренде. А среди арендаторов - 783 аренды приходилось на евреев, что по площади земли составляло 54%. Среди дворовых официалистов находилось уважительное число евреев, как например, гуральщикы, книговоды, даже эконом.

Такой невыносимый состояние вызывало антилихварський движение среди широких масс. Вследствие того в 1877 г. был издан закон против ростовщичества специально для Галичины, который распространен также и на Буковину, а в июле 1879 г. вышел закон против пьянства, шо также касался ростовщического "промысла". Но в некоторых уездах этот закон оставался мертвой буквой. Косивськс староство, например, делало упрек суду, что он, не развив никакой энергичной деятельности в направлении, указанном законом, спивучаствуе в дальнейшей эксплуатации гуцулов ростовщиками, зато в 58 уездах Галичины этот закон дал полезные последствия. Однако до того "много крестьянской земли в Чертковском, Ясельскому, Косовском, Самборском, Залищицком и Збаражском уездах за бесценок перешло к ростовщикам".

Нехватка земли и труда заставлял безземельных или малоземельных крестьян искать по земле там, где она была с избытком, то есть в заморских краях. Так началась эмиграция крестьян за океан в Соединенные Штаты Америки, Канады, Бразилии и Аргентины. Но чтобы поехать к любой из заморских стран, нужно было немало денег и на это могли себе позволить только те, которые имели немного земли и, продав ее, могли покрыть средства путешествия.

Чтобы этой беде помочь и преподнести жизненный уровень украинского крестьянства, народники взялись за организацию экономических учреждений. В 1883 г. они с инициятиви Василия Нагорного и Аполлона Ничая организовали во Львове первую на западноукраинских землях потребительскую кооператива "Народная Торговля" с целью стать центральным складом сельских и маломистечкових магазинов и школить к ним соответствующий персонал и приучать украинское население к торговле. По городам и селам организовывались потребительские кооперативы и кредитные и молочарске союза и для них в 1898 г. создан во Львове центр - Краевой кредитовый союз, Краевой ревизионный союз для потребительских кооператив и Союз таких союзов в 1904 г. и т.д. В 1892 г. адвокат Кость Левицкий (1859-1941), инженер-архитектор Василий Нагорный (1847-1921), адвокат Степан Федак (1861-1937) и другие основали во Львове асекурацийне общество "Днестр" с мстою взаимного страхования от огня и кражи . В Перемышле 1894 с инициятиви Теофиля Кормош, основан первый украинский кооперативный банк "Вера", под влиянием которого встал немало кредитных кооперативных предприятий в Галичине.

Все эти учреждения в скором времени стали очень популярными, поскольку они организовали сбыт крестьянских продуктов, с одной стороны, и доставляли по умеренные ценах различные товары необходимы на селе, с другой. В то образом им удалось уменьшить чудовищную эксплуатацию, которую практиковали жидовские предприятия. Популярность этих учреждений заверенная лучше тем, что все они просуществовали и развивались вплоть до их насильственной ликвидации советской властью осенью 1939 г.