Аракчеев и голицын

Начав с 1812 p., когда царь Александр был очень занят, сначала войной с Наполеоном, а позже с преодоления революции в России и Западной Европе, целой империей правила в его имени Государственный Совет во главе с графом Н. И. Салтыкову. Поскольку этот Совет совсем не вивьязувалася из своих задач, в частности в области поставок для армии, 24 декабря 1815 Александр I, занявшись внешней политикой, назначил своего любимца графа Алексея Аракчеева заместителем Салтыкова и ответственным за деятельность Совета. Одновременно он передал Аракчееву всю внутреннюю администрацию империи, который в своей реакционной упорства пытался превратить государство в казарму. Это, очевидно, должно было вызвать определенную реакцию не только на низах и среди интеллигенции, но даже в аристократических кругах.

Алексей Аракчеев (1769-1834) был любимцем царя Павла й, а после получил большую привязанность и его сына Александра I и поэтому стал чрезвычайно влиятельным человеком в империального правительстве. Через следующие 10 лет, т.е. до смерти царя Александра I, Аракчеев был главным лицом, словно бы наместником самого царя, и отвечал за все внутренние дела империи. В настоящее время Государственный Совет потеряла всякое значение в правлении империей и министры не имели прямого доступа к царю, а только через Аракчеева. Некоторые историки утверждают, что в лице Аракчеева "скопилось жестокость и жажда власти, связанные с сильным чувством долга службы царю Это оказалось в притворной скромности и безразличия к вознаграждению Его современники утверждают, что Аракчеев был не только жесток, он не раз проявлял признаки зверства и грубости, подобно, как это было у царя Павла I. Став всемогущим за Александра I, Аракчеев был жесток против всех своих подчиненных. Но хуже всего было то, что никто не мог поколебать царского доверия к нему и потому какие любые жалобы и петиции не находили со стороны царя должного отклика. Напротив, Александр И всегда поддерживал все мероприятия Аракчеева.

С особой Аракчеева связаны также военные поселения, где он обнаружил всего своего полицейского деспотизма.

Второй важнейшей лицом в Российской империи был князь Александр Голицын (1773-1844), личный друг и приятель Александра I, которому он также безгранично доверял. В 1803 г. Александр И именовал Голицына председателем Святейшего Синода Русской Православной Церкви, а в 1817 г. главой Министерства Духовных Дел и Народного Просвещения. Он также был председателем Библейского Общества, задачей которого было делать перевод Библии на языках народов Российской империи и распространять ее среди них. Белорусский историк Митрофан Довнар-Запольский утверждал, что А. Голицын, несмотря на то, что считал себя деистом и увлекался философией, в действительности был невеждой как в философии, так и в религии. Его ближайшим советником был карьерист М. Г. Магницкий, который считал, что университеты являются рассадниками вольнодумства и поэтому их надо публично уничтожить. Правда, университеты остались, но их свободу очень ограничили.

При правлении Голицына среди профессоров университетов проведено чистку и всех "неблагонадежных" отстранен от их должностей. За преподавателями университетов и других высоких школ усилен контроль. В 1821 г. издана инструкция, в которой подробно указывалось на задачи и количество изложений каждому предмету. Отдельный Указом 1822 г. запретил любые тайные общества в России, усиливал цензуру прессы и научных изданий и т.д. Следовательно, реакция воцарилась во всех участках народной жизни. Как с лицом Аракчеева связанные военные поселения, так с Голицыным связана дело образования и науки. Благодаря этим двум лицам и, очевидно, безграничном доверию к ним самого царя, в Российской империи наступила реакция худшего сорта.