Новая экономическая политика

На протяжении 1920-1921 гг, несмотря на более чем миллионную армию красноармейцев, крестьяне массово выступали против изъятия продовольствия и запрета торговли. Протесты нередко принимали форму партизанского движения. В Украине действовали сотни мелких повстанческих отрядов. Крестьянские выступления происходили преимущественно под анархистскими, частично - национально-освободительными, лозунгами, иногда приобретали и откровенно-бандитского характера. Однако проблема крестьянства заключалась в его раздробленности, в отсутствии политических сил, способных сплотить деревню. Против мятежников бросались лучшие части Красной армии. Армия использовалась и для реквизиции хлеба.

Обеспечение продовольствием работников национализированных предприятий было недостаточным. Паек сократился до 100 г хлеба и казался не ежедневно. Голодающие рабочие прибегали к так называемым «итальянских забастовок», т.е. замедляли темп работы, поскольку иначе их немедленно лишили бы трудовой книжки, по которой получались пайки. Численность рабочих крупной промышленности уменьшилась наполовину по сравнению с довоенной.

Из-за недостатка хлеба резко упала добыча полезных ископаемых, прежде всего угля, что приводило к остановке железных дорог. Продовольственная, угольная и транспортная кризиса вконец расшатали материально-техническое снабжение промышленности.

И огосударствление производства продолжалось. 1920 ВСНХ РСФСР решила национализировать все промышленные предприятия с числом рабочих не менее 5 при наличии механического двигателя и не менее 10 при отсутствии последнего.

Введение НЭП чаще всего связывают с восстанием матросов и рабочих Кронштадта (февраль 1921 г.), которое проходило под лозунгами восстановления свободной торговли и отмена режима комиссарские диктатуры. Однако решение об отказе от реквизиционных хлебозаготовок было принято раньше. 18 февраля политбюро ЦК РКП (б) одобрило «Проект постановления ЦК о замене разверстки натуральным налогом». В нем предлагалось еще до начала посевной кампании определять общую сумму налога и средний процент обложения ним посевных площадей, с тем, чтобы крестьяне знали, сколько хлеба потребует государство. После уплаты налога им предоставлялось право использовать остаток урожая на собственные нужды, в том числе продавать на базарах.

Партийно-государственное руководство советской Украины пыталось заблокировать выполнение этого документа. Однако уже на X съезде РКП (б), который открылся 8 марта 1921, доклад Ленина о замене разверстки продовольственным налогом не встретила возражений. Очевидно, Кронштадтский урок подействовал даже на твердолобых.

В резолюции майского (1921) пленума ЦК РКП (б) впервые встречается словосочетание «новая экономическая политика». Она предусматривала систему мер, направленных на ограничение методов директивного управления, на использование элементов рыночного развития и рыночных отношений. Речь велась, кроме внедрения продналога, о денационализации части промышленных предприятий, прежде всего мелких и средних, о допуске частного капитала, поощрения иностранных инвестиций в различных формах, внедрение свободной внутренней торговли, нормализацию финансовой, совершенствование налоговой системы, развитие кредитно-банковой.

Новый курс правительства в промышленности определился со второй половины 1921 г., согласно подписанному В. Лениным «Приказом Совета народных комиссаров о внедрении в жизнь начал новой экономической политики».

Мелкие промышленные предприятия передавались в частные руки на правах аренды, то есть они продолжали принадлежать государству. Тяжелая промышленность, банки, транспорт и внешняя торговля оставались государственными.

Если раньше крупные предприятия работали по нарядам, под них получали сырье, топливо и пайки для рабочих, а взамен бесплатно сдавали всю произведенную продукцию, то, теперь руководители госпредприятий должны были действовать самостоятельно. От них требовалось обеспечение самоокупаемости. Продажа продукции имел возмещать издержки производства. Это назвали сначала коммерческим, а затем хозяйственным расчетом, поскольку слово «коммерция» резало уши большевикам. Когда самоокупаемость не достигалась, государство покрывало убытки из бюджета.

На хозрасчет переводились тресты - группы предприятий, образованные по отраслевому, территориальному или отраслевой-территориальной признакам. Первые тресты появились осенью 1921 г. Некоторые из них были чрезвычайно велики. Однако фабрики и заводы, входившие в состав трестов, не имели статуса юридических лиц и работали как цеховые подразделения, без права выхода на рынок. Почти сразу стали образовываться и синдикаты - организации для закупки сырья, планирования операций и сбыта однородной продукции группы трестов. Деятельность синдикатов, устройство оптовых ярмарок и основания товарных бирж формировали рынок средств производства.

Легализация торговли вывела из подполья предпринимательскую деятельность. За короткое время в аренду было сдано около половины предприятий. Появилась новая буржуазия - промышленники-фабриканты, торговцы-оптовики, биржевые маклеры. Их называли не-пманамы. Частная инициатива быстро выводила страну из разрухи. Но большевики относились к нэпманов крайне предвзято.

Ранее инфляция не беспокоила власть, когда же государство признало за товарно-денежными отношениями право на существование, встал вопрос об укреплении бюджета и денег. В 1922-1924 гг была проведена денежная реформа.

По темпам восстановления крупная промышленность поначалу отставала от мелкой и кустарно-ремесленного. После завершения денежной реформы в бюджете появились соответствующие средства. Особое внимание правительство обратило на возрождение Донбасса. Добыча угля сосредоточили на наиболее перспективных шахтах. В 1925/26 хозяйственном году Донбасс дал почти 20 млн. т угля, что составляло 78% довоенного уровня.

Интенсивнее, чем в других отраслях, происходила концентрация производства в машиностроении. Слиянием десятков предприятий было образовано 32 крупных заводы сельскохозяйственного машиностроения.

С середины 20-х гг по плану ГОЭЛРО (Гидроелектрификации России) начали строить ряд государственных районных (т.е., способных обслужить потребности целого района) электростанций, сокращенно ГРЭС.

С провозглашением НЭПа наступления коммунизма отодвинулось в будущее. Ближайшей целью партии стало социалистическое строительство. При этом подчеркивалось, что между социализмом и капитализмом (т.е. рыночной, в том числе нэповской экономики) пролегает пропасть, тогда как между социализмом и коммунизмом качественной разницы нет.

Однако и внедрение НЭПа не было безоблачным. В 1921 г. юг Украины поразил голод. Причины гибели миллионов людей были связаны не столько с тяжелой засухой, сколько с предыдущей политикой партии. В условиях продразверстки крестьяне сокращали посевы, чтобы удовлетворять лишь собственные потребности. Городские потребители оставались без продовольствия. 12 августа специальным постановлением вводились чрезвычайные меры для изъятия продналога: взятие заложников, круговая ответственность населенных пунктов, массовые расстрелы.

Между тем в 21 уезде пяти южных губерний (Одесской, Николаевской, Екатеринославской, Запорожской и Донецкой) крестьяне не собрали посеянного семени. Хлебных излишков с остальной территории Украины не хватало, чтобы поддержать размещенную в ней миллионную армию, собственные города и рабочие поселки, беженцев из Поволжья, голодающие южные губернии, города центральной России и, наконец, голодающее Поволжье. Голодающие же украинский государство не беспокоили. Газетам было запрещено писать об этом. Несмотря на растущую угрозу для жизни миллионов людей, большевики не обращались за помощью к международной общественности. Она сама предложила ее. Однако в Украины чужеземных спасателей не приглашали.

Только после декабрьской конференции в Украине ЦК РКП (б) вынужден был признать реальность украинского голода. В начале января 1922 председателю Совнаркома УССР позволили обратиться за помощью к международным организациям.

1922 г. Украина засеяла 14,4 млн. десятин против 17,1 млн в предыдущем году. При этом республика вынуждена отчислить из нового урожая более 10 млн. пудов зерна, поскольку центральное правительство заставлял возобновить прерванный войной экспорт хлеба, чтобы получить валюту. Чтобы экспорт не выглядел аморально, было объявлено, что голод прекратился. В действительности же в южных губерниях смертные случаи от голода продолжались до поздней весны 1923

Террор голодом окончательно подавил крестьянское антибольшевистское движение.

Провозгласив НЭП, правительство временно отказался от создания коллективных хозяйств. Постепенно основной фигурой в деревне утвердился крестьянин-собственник. Крестьяне облагались довольно умеренным налогом, а оплатив его, могли реализовать излишки зерна на свое усмотрение. Бедные крестьяне вообще освобождались от налога.

На деньги, полученные за сельскохозяйственным налогом, государственные хлебозаготовительные организации покупали зерно на рынке. Чем успешнее шли дела в сельском хозяйстве, тем больше налоговых средств получала страна. Как монополист в закупке крестьянского хлеба, государство определяло уровень заготовительных цен, завышая одновременно продажные цены на промтовары. Этот искусственно создаваемый перепад получил довольно красноречивое название - «ножницы цен».

Весной 1923 г. экономическая ситуация в стране обострилась. Начались трудности со сбытом промышленной продукции, особенно той, что предназначалась для крестьян. На деньги, вырученные от продажи своей продукции, крестьяне просто не могли покупать слишком дорогие для них промышленные товары. Уменьшение поступления средств в промышленность привело к тому, что на многих предприятиях перестала выплачиваться зарплата. В связи с этим рабочие нередко устраивали забастовки.

Несколько меньшего масштаба кризис поразил хозяйство УССР и в 1925 г.

Всего тенденция к развитию рыночных отношений была неустойчивой. Все больше бедняков освобождались от налогов. Зато зажиточные хозяйства переоподатковувалися и теряли способность наращивать производство продукции на продажу. После исчезновения высокотоварных помещичьих и крестьянских предпринимательских хозяйств село не могло обеспечивать все потребности государства в зерне на экспорт. Ограниченными оставались и возможности насыщения внутреннего рынка. Это стало заметно, когда в промышленности начало разворачиваться капитальное строительство, что увеличивало потребление крестьянской продукции, ведь зарплата строителей отоварювалася прежде всего продовольствием.

С переходом к НЭП в начала возрождаться кооперация, в которой большевики видели оптимальную форму привлечения крестьянства к социалистическому строительству, важный элемент смычки города и деревни, средство сочетания частного торгового интереса с интересами государства. В 1921 г. в республике создали единую систему потребительской кооперации для города и села, которая осуществляла заготовку и сбыт продукции. Через несколько месяцев из этой системы отделилась сельскохозяйственная кооперация. Получили развитие ее специальные виды: машинно-тракторные, животноводческие, свеклосахарные и другие кооперативы. В 1925 г. существовало 6712 потребительских и 11320 сельскохозяйственных кооперативных обществ. Всеми видами производственной кооперации было охвачено 1,5 млн., или 30% крестьянских хозяйств республики, а вместе с потребительской кооперацией - более половины сельского населения. Сельхозкооперация Украина сосредоточила в своих руках значительную часть товарной продукции сельских хозяйств: на нее приходилось 37% плановой заготовки зерна, почти половина технических культур.

Вместе создавались и другие производственные объединения крестьян - колхозы. В 1925 г. их было 5489, однако они объединяли лишь 1,2% хозяйств республики, были экономически слабыми, имели не более 30% необходимого инвентаря, в распределении результатов труда практиковалась уравниловка.

К концу 20-х гг всеми видами кооперации, включая потребительскую, охватывалось уже 85% хозяйств. Однако партаппарат, который постепенно прибирал к рукам Сталин , не стремился строить кооперативный социализм, ведь товаропроизводитель-кооператор оставался собственником и работал самостоятельно.

Правительство желал развивать совхозы и колхозы. Освободив от налогов бедняков, партия выращивала себе социальную опору для будущих преобразований на селе. Введение с 1926 г. налоговых льгот и прямой материальной помощи стимулировали появление новых колхозов. Их количество дошло до 12 042 в начале октября 1928 Однако даже основная часть бедноты не спешила к ним. Всего было коллективизировано менее 4% площади крестьянского землепользования.