Состав старшины северо-восточной группы полков

На территории бывшего Черниговского воеводства возникли Нежинский, Прилуцкий, Черниговский, позже Стародубский полки. Их территориальное положение, преобладающее влияние и пребывание на руководящих должностях Любецкой, а также остатков черниговской и Стародубской православной шляхты, преобладающие торговогосподарськи связи с Московским государством предопределяли притяжения этого региона к Московскому государству.

Среди обозных в полку есть только упоминание в мае 1655 г. о Ивана без фамилии (возможно, Ребуха). Активный участник казацкой «ребелии» 30х годов Иван Нестеренко Бут, 1638 стал есаулом полковым корсунским, в Освободительную войну вступил казаком Корсунской сотни Марка Бажаненка (1649) [823, 141]. Как один из опытнейших казаков вместе с Золотаренко был выслан для организации казачьих полков на территории Черниговского воеводства и как старинный и почтенный воин получил правительство полкового нежинского судьи (? 1654.08 - 1655.06 -?) Его влияние укреплялось еще и тем, что в полку казачили и его, видимо, родственники: Филипп и Григорий Быть - казаки Нежинского сотни [832, 465, 469].

Вместе с Нестеренко на Нежинского уезда и поместье прибыл покозачених шляхтич [808, 14], казак Демкова сотни (1649) Корсунского полка Самойло Сухопаренко (? - 1629-1660 -?), Который также выполнял судебные функции, будучи наказным судьей полковым нежинским (? - 1656 - 1657.29.04 -?)

Среди писарей того времени сохранились упоминания о трех: Илью Антушкова, Романа Григорьевича, Ивана Шенявського. Есаульская службу несли Кондрат Волковский, Иван Григорьевич, какой Филипп, Конон Мазниченко. Хоругвь охраняли Тимофей Жлутковський и Кондрат Волковский.

Нежинские сотни возглавили Григорий Красножон, Иван Борсук, Иван Нагорный, Григорий Кобылецкий, из местных нежинских казаков выдвинулись Гапон Гамоля, Афанасий сопел и со временем также стали сотниками [823, 469], из Корсуня прибыл и стал сотником Тимофей ЗолотаренкоОникиенко, вероятно, шляхтичами были стоначальники Федор Шкода и Михаил Бердичевский.

Мринський сотник Фесько Завадский (Мринський) не менее десяти лет руководил сотней (? 1649-1655.07 - 1659.09 -?), Не менее шести лет сотникував в Веркиивци Иван Косинский (Колибаба). В Ивангороде Онисько Дорошенко (1649) уступил сотничьих правительством Леско Радиминському (1654).

Среди Бахмачский сотников есть упоминания о Панка Омельяновича (1649) и Павла Тищенко (Тихонова) (1654).

В Конотопе, кроме Ивана Рыбальченко, возглавлявший сотню в 1649 г., известный наказной сотник в феврале 1652 г. Павел Гриценко, как Павлюк Гриценко зафиксирован четвертым в реестре сотни 1649 Семен Быстрицкий начал свою казацкую карьеру сотенным писарем Конотопа, а впоследствии возглавил эту сотню (? 1654-1661 -?) Городовым атаманом там сначала стал Васька Горбач [735, Т. II, 246], а в 1649 г. его сменил Семен Пивовар.

В. Сергейчук считает, что есть основания утверждать: Борзнянский полк созданный ранее Черниговского. Я. Дашкевич, указывая, что полк существовал на протяжении 1648-1649 и 1655 гг, пишет о том, что сотенные города Борзнянского полка неизвестные [985, 12]. У И. Крипякевича находим состав Борзнянскую сотни в 1649-1654 гг: г. Борзна, при ней Кустовцы и Новый Город, пригород с отдельными сотнями, Загоровка, Конашивка, Красиловка, Красновасте (Красностав), Плиски, Обтив, Холмы ( Ховмы), Ядуты [1099, 140]. В 1649 г. в составе Черниговского полка видим не только Борзнянская сотню, а ее казаков в таких образованиях, как «Борзенцев» и «Загоровци» [1099, 480-482]. Я. Дашкевич также указывает на существование в составе Нежинского полка на указанной территории двух сотен - Борзнянскую и Еленовской течение 1654-1663 гг [985, 18].

В состав полка В. Сергейчук относит Батуринскую, Сосницкий, Борзнянском, Глуховская, Конотопа, Бахмач, Ивангородская, НовгородСиверську сотни и Стародубщину. Тот факт, что Мартин Небаба был полковником наказным Борзнянский, Почепский, батуринским и назначал в эти места от себя наказных полковников, свидетельствует о том, что существовали отдельный Борзнянский, Почепский, Батуринский полки. Учитывая это, не следует относить в состав Борзнянского полка НовгородСиверську, Батуринскую сотни, Стародубщину, которые в 1649 г. принадлежали к Батуринского и Почепский полков. Видимо, до тогдашнего Батуринского полка необходимо зачислить Глуховскую и Конотопскую сотни.

Считаем, что к Борзнянского полка входили Борзнянская, Сосницкая [1066, 4], Ивангородская сотни, «Борзенцев» (это казаки, населявшие территорию между Черниговом и Борзною, прежде всего, жители хуторов, деревень и городков будущих Сиволозькои и Еленовской сотен). Бахмача сотня могла принадлежать как к Батуринского, так и к Борзнянского полка.

В самой Борзнянской сотни сотниками были Филипп Мельник (1649) и Петр Забела (1654-1662). Одноименный же полк возглавляли Мартын Небаба как наказной полковник борзнянский, Почепский и других мест (1649.02 - 1649.10), а от него наказной борзнянский Петр Забела (1649.06), позже пехотный борзнянский полковник Самойло Курбацкий (1655.02 - 1655.07), и снова Петр Забела (1655.08).

Первым батуринским сотником, возможно, был Иван Шохов (1648), позднее - Степан Окша (1649) и Савва Мишуренко (1654-1659). Самойло Курбацкий возглавлял сотню Шаповаловский (1654-1659). Кролевецкий сотниками были Мисько (Михаил) Дуль (1650), Федор Попович (1654-1654), Михаил Дуль вторично (1656), Григорий Михайловский (1656-1658). Известные сотники глуховские Юрко Годун, Сахно Вешняк, Филипп Иванович Уманец, возможно, бывший казак сотни Гаркушин Корсунского полка (1649) [823, 135], среди дивицьких - Карп Летошний, Иван Сухмен, который начал войну в составе сотни и в 1654 г. был ее сотником.

Позже вновь сотни возглавили Супрун (1654) в Воронеже, Лаврин Васильевич - в Новых Мельницах (1654), Нестор Соколенко - в Рождественскую (1654), Даниил Коваленко - в Понырко (1654), Василий Реба - в Подлипнет (1654). Сидор Журавский сотникував в Голюнци, Еленовской сотником стал Фесько Скоропад (1657).

Профессор В. Сергейчук установил имя первого полковника черниговского, считает, что это был казак Ивангородская сотни Грицько Бут. Однако в реестре 1649 г. Григорьев Бутов в полку было два: один в Ивангородский сотни, второй записан в полковой общества [823, 478]. Считаем, что не Ивангородский, а черниговский Бут был полковником. Возможно, что это Иван Бутович - шляхтич Черниговского уезда, сын владельца хутора Солоновкы над г. Вербче с почвами Бутовский, Водницькимы, Смяцькимы [1240, 122].

Почти три года полк возглавлял шляхтич Мартын Небаба (1648-1651.7.07). Летом 1649 г. Хмельницкий назначил Кричевского наказным гетманом над 8 полками: Небабы, Головацкого, Шумейко, Виука, Кизимко, Подобайла и др. Они имели «1 июня в Чернигове ... совет, на котором постановили, чтобы и сами быть наготове с оружием, имели пороха по два фунта, также и сухари, чтобы за как Хмельницкий даст знать, выступить» [784, 431]. Возможно, среди этих военачальников упомянут не Виук, а Видук, кто из его родственников зафиксирован в Сосницкий сотни [823, 485]. В таком случае Видук был полковником Сосницким после Яцка Хмельницкого.

По реестру 1649 г. в полку начислялись полковая или полковые Черниговские сотни, Борзнянская, Бахмача, Батуринская, Конотопская, Сосницкая, Ивангородская [823, 477-487]. Летом 1649 г. существовала Лоивська сотня, но при составлении реестра ее уже не было, потому Лоев отошел к территории Великого княжества Литовского [784, 36].

Летом 1651 г. произошла значительная битва Черниговского полка с войсками князя Радзивилла во Лоев, в которой погиб полковник Небаба [784, 32]. Есть свидетельства с февраля 1652 г., что «в северских ... казачьей городках ... казаки державцов и урядников имают и отводят в Борзну к полковнику Степану Подобайло, а Иных изымав бьют и сажают в воду »[947, 30]. Наказной полковник черниговский или, как иногда именовался, старший сотник Степан Данилович Подобайло погиб в 1655 г. под Старый Быхов [1078, 59-64]. Похоронен в построенном на его средства Черниговском ТроицькоИллинському монастыре. Степан Подобайло был сначала два - три года приказным, а затем три года полным полковником. Имел сына Василия, который стал сотником (возможно, черниговским) и по родовому преданию был очень бедным. Поэтому его потомки получили фамилию БидниВасиленкы [607, 159]. Василий, в свою очередь, имел сыновей Акима и Иосифа, которые в 1697 г. получили от полковника черниговского Лизогуба недвижимость, утвержденную универсалом 1712 гетмана Скоропадского. Козак Волынской сотни Каким Бедный владел дворами в сл. Гутници. Их потомки Иван (ок. 1737 -?), Леонтий (ок. 1750 -?), Никита (ок. 1758 -?) Степанович и Каленик Сафонович (ок. 1735 -?) Проживали в Сосницком уезде. Выборные казаки Никита и Федор Бедные владели одним из хуторов близ городка Смелого, «в немъ хозяйски хатъ 5» [607, 159]. Очевидно, братьями Степана Подобайло были сотник Мартын, а также Игнат и Фома из общества полкового черниговского (1649 г.). К сожалению, в отношении этих лиц пока сведений не имеем.

Литовское войско захватило Любеч и направилось на Чернигов, где «много недобитых Черниговского полка, также из Нежина, с Борзны Батурина, Мены и просто со всей Сиверщины укрепилось» [784, 34]. Все же в 1654 г. среди сотенных местечек были Лоев, Любеч, а также созданные Слабин и Седнев.

Сын священнослужителя Иван Аврамович (? - 1670) [1009, 16], вероятно, со старшим братом Андреем встретил Зборовский мир в рядах Черниговского полка [823, 477]. Постепенно ему поручили правительство полкового обозного (1654), за полковничества Подобайла был наказным полковником, а после смерти последнего стал полковником. Из родственников известная дочь Татьяна, которая была второй женой Василия Золотаренко, а после его смерти вышла замуж за Думитрашко Райч [1142, 402]. Сын неизвестного имени находился при Дорошенко, племянник Захар Лучниковський был сотником Брагинским.

Среди наказных полковников черниговских был шляхтич Иван Шахов [1096, 16]. Первый известный судья полковой Андрей упомянутый в апреле 1650 Источники пока не позволяют визнатиты - был это Андрей Перетрач или Андрей Попович. Среди полковых есаулов упомянутые Прокоп (1649), Козьма (Казимир) Савич Картель (ок. 1650), а среди хорунжих - Наум (1649), Иван (1649), Ян (Иван) Савич Картель (ок. 1650).

Профессор Ю. Гаецький считал Мартина Пободайла полковым сотником в 1649 г. [1495, 83]. Имеем память на этом правительстве и об Иване Игровецького (1650). Полковым сотником (? - 1654-1658 -?) За Силыча был покозачених шляхтич Станислав (Стас) Коханенко (? - 1613 - ок. 1686). Киселевский сотню возглавляли Савва (1649), Влас Волк (1650), Тихон Киселевский (1654), Березнянский - Семен Подгайный (1654). Степан Скочко был казаком Ивангородская сотни еще в 1649 г., а его сын Григорий Скоченко возглавил сотню Волынскую (1654) [710, 824]. В Любече в 1656 г. есть упоминания о трех сотников наказных: Петра Водоволенка (Водовозенка), Михаила Михайловича, Герасима и одного полного сотника, каким был Савва Внучка - Посудевський.

Вибельським сотником упомянутый Даниэль (1656), во Мне - Степан Данилович (1654) [620, 48], в Понорнице - Даниил Коваленко (1654) и Матвей ходко (1657), в Синяве - Евсей Дашевич (Дашевский) (1654) и Степан Юненко (1654).

Покозачених Сосницу возглавляли Михаил Жураковский (1649), а затем Иван Красовский (1651). Еще 25 февраля 1633 король предоставил волынку на р Волынца Юрию Красовскому [827, 676]. Видимо, его сын Любецкий шляхтич Иван Красовский стал казаком Сосницкой сотни (1649) [823, 484], а затем и ее сотником (1651), позднее - писарем полковым Черниговского полка. От Красовского сотню принял Савва Филонович (1654), затем сотниками были Демьян Галенко (1656) и некоторое Василий (1657).

До создания отдельного полка в Стародубе наказными полковниками от нежинского полковника были Яков Коровка, Пашка, Афанасий Рубан, Андрей Семенович, Яков Обуйноженко, Тимофей ЗолотаренкоОникиенко, Михаил Яременко, Иван Гуляницкий, Роман Иосифович.

Суд осуществляли Филипп (Андрей) Семенович и Яцко Петрович. Писарями в полку были Яков Молявко и Среда, с есаулов известный Ярмила Кизиченко, а за полковую хоругвь отвечали хорунжие Леон Хмелевский, Тимофей Жлудковський с Почепа [816, 328]. Упоминаются два сотники в Стародубе: СлухановськийПолулях в 1650 г. и Гавриил Рубан в 1654 г.

Покозачених шляхтич Данило Немирич (? - 1608-1654 -?) Получил универсал гетмана Богдана Хмельницкого на почвы и поселок Акишлин над г. Бабинцом. Покозачився и его сын - солдат стародубского замка Матвей Данилович (? - 1628 - ок. 1707). Шляхтич Григорий Чупковець (? - 1627-1648 -?) Вместе с братьями Митко и Петром получил королевскую привилегию Владислава IV в 1648 г. на с. Чупковичи в деле с коморником предельным стародубским Симоном Нестерович. От них и пошли казацкие ветви рода ЧупковцивЗалиських и ЧупковцивРуденкив. Шляхтич Демьян ШкредХмелевський, владевший землями от Владислава IV, и его сын Даниил попали в казацкую среду. Иван Озерский в 1633 г. получил подтверждение на имение Белиця на р Рести, а Осип Озерский уже казаковал.

Новгородским сотником был Василий Андреевич, а позже Яхно Коробка, Михаил Горбовецький. В Почепе сотникувалы Семен Шарой, Крысько Прокопович, Кирилл Великосович, Петр Рославец, Михаил Сидоров, Авдий Рославец, Семен Карпаченок.

Шляхтич Петр Рославец (? - 1623-1676 -?) Стал сотником Почепский (1653, 1654-1657). Известно, что его женой была дочь писаря гродского нежинского Филиппа Васютинский. Его поддерживал младший брат Авдий (? 1634-1678), который стал сотенным писарем Почепский (1654), а затем сменил старшего брата на сотничества (1656).

Правительство городового атамана в Погаре занимал шляхтич Гаврила Авдеевич Ширай (? - 1630 - ран. 1690), позднее атаман и сотник бакланський. За ним была утверждена «отчина ево, яко то за рекою Судостию, так и за слободой Волуйки знайдуючуюся, кроме отчины Готовцевой» [839, 189], а гетман Мазепа вспоминал, что он «от килко десять лет войскових услуг» оказывал армии [839 , 190].

В Топал на сторону повстанцев стал шляхтич герба «Слеповрон» Роман Ромаскевич, возглавивший местную сотню. В Мглине сотникував Никифор Биленин. Среди покозачених шляхтичей там были Лаврин Голяк с сыном Захаром, Тимофей Куриленко, который возглавил сотню Шептакивську (1654-1660).

Погарский сотниками были Павел Шох (1649) и Афанасий Рубан (1654), но фактически территория контролировалась Лаврином Борозной (? - 1624-1698 -?), Который еще в 1648 г. вместе с отцом Иосифом был банитований. Тот факт, что 21 сентября 1656 он получил универсал от Хмельницкого на Горск, Клюсы, Куршановичи, Жоведь, Медведово, Ярцево, Заничи, Бахаевське, пустое Бутовская, Тростянский, Рощиненське, Роевське, Гарцево с мельницей, Хоромное, пустую Бороздну и плец с домами в Стародубе свидетельствовал гетманскую расположение к нему. А то, что в дальнейшем, он упоминается как военный товарищ, подтверждает его покозачення и, соответственно, получение какого казацкого правительства.

Выше приведенными эмпирическими данными исчерпываются наши знания о персональном составе старшины, которая действовала на протяжении 1648-1657 гг Сводные таблицы свидетельствуют, что имеющиеся данные по правобережной и левобережной старшины существенно отличаются. Краткосрочные полки, подавляющее количество которых составлял неказацких контингент, влияния на численность, состав и эволюцию казацкой старшины не имели. Подробных источников, на основе которых возможно было бы сделать более глубокие выводы относительно указанных формирований, в нашем распоряжении нет. Относительно же полков в Беларуси отметим, что «в Беларуси в середине XVII века производилась своя освободительная борьба, причем она упорно пыталась набрать самостоятельных от украинского казацкого движения форм» [1273, 33].

Таким образом, уже за гетмана Хмельницкого в казацкой среде сложилось несколько влиятельных старшинских группировок: старшина коренных казачьих полков, ядро которой составлял клан гетмана, покозачених шляхта, занявшая старшинские правительства, старшины - выходцы из Запорожской Сечи.

Хмельницком удавалось держать и направлять эти группировки для создания Украинского государства через старшину, из которых в реестр внесено 676 генеральных, полковых старшин и сотников с 601 семьи. По четыре Хмельницкой, Дубин, Дорошенко, Бутов, из них три семьи принадлежали к гетманским. По три старшины известны в Войске Запорожском с Донцов, Гладких, Гаркуша, Войтенко, Нечаев, Москаленко, Романенко, Золотаренко, Лисовца - вместе 9 семей. Из них Войтенко - это ответвление гетманского рода Голубей, Нечаи и Золотаренко - близкие родственники Хмельницких. По два представителя Сомков, гирь, Ганджи, лихорадок, Шохив, Хмелецкий, Величек, Довгаль, Дмитренков, Деркачей, Гуляницкий, Гродзенкив, Горбовцив, Горбаненко, Гавриленко, Воропаев, Воронченко, Волков, Бутко, Бурляй, Богаченко, Томиленко, Терещенко, Стародубе , Верещак, Савичи, Подобайло, Пещенкив, НосачиШкуратив, Рубанов, Нагорных, Рославця, Мух, Марташковичив, Мальченко, Лесник, Красовский, Костенко, корсунца, Коробков, Колос, картелей, Зарудный, Жураковский, Дулив были на офицерских правительствах.

Таким образом, четыре семьи имели по четыре старшины, восемь семей - по три, сорок четыре - по два. Главным историографическим задачей дальнейших исследований по персональному составу старшинского корпуса армии Богдана Хмельницкого является углубленное изучение деятельности указанных деятелей и их семей.

Крім того, до реєстру включені чотири Семеновичі, три Васильовичі, Михайловичі, Коваленки, два Антоненки, Андрійовичі, Миколаєнки, Матвійовичі, Федоренки, Федоровичі, Волошини, Поповичі, Ігнатенки, Івановичі. Проте, вважаємо, що це представники різних родин, які мали чи предка, котрий мав імена Семен, Василь і т. д., чи походження з Волощини, а також були священицькими синами. Родинних зв'язків цих старшин не простежується.

Після смерті гетьмана Б. Хмельницького родини, які розпочали національну революцію поступово сходили з політичного олімпу. З 601 старшинської родини за Богдана Хмельницького за Самойловича залишалися на урядних посадах 75, за Мазепи — 64, Скоропадського — 40, Апостола — 31, в останній період існування козацької держави — 37.