Гетман демьян игнатович и казацко-старшинские семьи

Во второй половине XVII века активным центром борьбы за гетманскую булаву стала Черниговщина. Уничтожение вместе с акимом Сомко полковника черниговского Иоаникия Силыча привело к власти в этом полку новых людей. Непродолжительное время держали местный пирнач ставленники Брюховецкого из Запорожья. После полковникування в Чернигове запорожский казак Степан Красная Башня вернулся к своим собратьям и возглавил запорожский пехотный полк (упоминание 1665.29.04), который вел боевые действия на территории Торговице. В мае 1665 гетман назначил полковником в Чернигов Демьяна Игнатовича, удостоверяющий его сечевые заслуги.

Пережив Брюховеччину, Демьян поддерживал избрание в июне 1668 г. гетманом Петра Дорошенко. Последний после поражения под Серебряным, причиненного российскими отрядами, под угрозой масштабного наступления поляков на Правобережье вынужден был вернуться в Чигирин. С ним ушли из Левобережья Торговицкой, Уманский, Корсунский и Черкасский полки. Угроза действительно была серьезной, так как в июле полякам удалось наголову разгромить под Белой Церковью часть Паволоцкого полка (в плен попали наказной полковник, три сотники, 50 казаков). Дорошенко надеялся, что Сиверские полки, возглавляемые наказным гетманом Демьяном Игнатовичем, удержат рубеже против московских войск.

События июня-декабря 1668 на Сиверщини еще требуют детального и глубокого анализа, но конечный результат их известен: три полка - Черниговский, Нежинский и Стародубский конце декабря 1668 был избран гетманом Игнатовича.

В. Модзалевский считает его «мужиком» (т.е. не казацкого происхождения), «кажется с Карпа» [1249, 78]. Он имел братьев Василия, Савву и Зиновия, последний умер или погиб раньше 13 января 1672 и по нему осталась вдова Мария Яковлевна Зинькова.

Василий Игнатьевич (Шумейко) имел поместья возле села Кудровка Сосницкой сотни. Свой двор в с. Городище Понорницькои сотни 28 февраля 1670 уступил ПустинноРихливському монастырю [700, 38]. Перед арестом он успел бежать в Киев, где по предложению ректора КиевоМогилянського коллегии отказался скрыться на Запорожье, мотивируя это своими ссорами с запорожцами [716, 798]. Игумен Братского монастыря В. Ясинский сообщил воеводу киевского Г. Козловского о его пребывании в Киеве, и Шумейко арестовали и отправили в Москву. Василий был женат на вдове Зиновием Жданивною, проживавшая в Чернигове, а после свержения Игнатович [1266, 20] жила, очевидно, во Мне [1249, 78]. 16 декабря 1677 она купила большой двор с огородом, плецем и садом, который стоял на хуторе рядом с землей Ивана Товстенко.

Младший брат Василия Савва Игнатьевич стал полковником стародубским. Среди зятьев Игнатович был Иван Домонтович. С приходом к власти Демьяна Игнатовича, дяди его жены, Домонтович стал атаманом городовым черниговским [1240, 434]. Он активно поддерживал Игнатович и был судьей генеральным, а его сын Иван - военным подписки в ГВК, через одну из дочерей его родней стал род известного черниговского полковника Силыча.

Дочь Демьяна Игнатовича неизвестного имени (возможно, Елена) была дважды замужем. От первого брака было двое сыновей (Петр и Иван) [747, 324]: один стал священником, второй - казаком. Известно, что они продали деревушка полковнику черниговском Якова Лизогуба. Во втором браке была замужем за Иваном Полетикой, а их дочь вышла замуж за некоего Илью [1242, 557 -558].

Появление на полковничьей правительстве Демьяна, а затем его братьев Саввы и Василия свидетельствуют, что эта семья в Гетманщине имела достаточно прочные и давние корни. Это, в свою очередь, требует анализа всех имеющихся фактов для выяснения «феномена» Игнатович.

Демьяна Игнатовича избран гетманом на старшинской раде (НовгородСиверський, 1668). Однако подписание Глухивских статей (март 1669) отвратило от него часть казацкой старшины. Ей удается консолидировать представителей покозачених шляхты против остатков запорожского влияния на Северский регион. В марте 1672 Игнатовича была сброшена с гетманства. Вместе с Игнатовичем испытал репрессии генеральный есаул Павел Грибович, исчез с исторической арены любимец гетмана и его охранник, компанейский (видимо, надворный) ротмистр Павел Зборовский. До избрания нового гетмана после ареста Игнатовича правили триумвират Иван Самойлович, Петр Забела, Иван Домонтович.

Среди местных старшин, которые во время гетманства Игнатовича пользовались значительным влиянием, следует упомянуть Карпа Мокриевича. Ближайшее советником в последнее время гетманства Игнатьевича был Миклашевский [650, 6]. Об Михаила Миклашевского подробнее будет дальше, но его политический взлет начался именно с Игнатовича, когда он был только военным товарищем и дворянином гетмана [1124, 243]. В то время от тестя - сотника глуховского Даниила Рубана - он получил мельницу под Глуховом. После смещения Игнатовича триумвират взял его под свою защиту и покровительство.

Черниговскими наказными полковниками в январе 1668 г. зафиксировано Гавриил Васильевич - бывший сотник Любецкий и Федор Свионтицький. В 1669 г. полк возглавил Иван Лысенко, Константин Стриевський и Иван Пригара были наказными полковниками, причем последний в 1670 г. от гетмана Дорошенко. В 1672 г. полковником стал Игнатович Василий. Обоз возглавляли Савва ВнучкоПосудевський и Лазарь Захарович. Марко Артемович продолжал быть судьей полковым черниговским. Среди есаулов известен лишь Бучинский.

Полковую Черниговскую сотню возглавляли Василий Болдаковський [439, 1], Степан Силыч, Леонтий Полуботок, Матвей Силыч. Болдаковський даже был наказным гетманом от Игнатовича (1670). Среди наказных сотников назван Андрей Чеховский.

Киселевский сотниками были Федор Свионтицький, Герман Михайлович, Василий Тищенко, волынским - Василий Олещенко, седневскими - Ян Голомбецький, Михаил Петличный Савенко, Любецкий - Иван Мокриевич, Стефан Войцехович.

Нежинским городовым полковником был поставлен запорожский конный полковник [714, 87] Артем Мартынович. 22 января 1668 он, подняв антимосковское восстания, ввел в Нежин Батуринскую (сотник Хома Михайлович Гнилозубенко), Конотопа (сотник Леско Лысенко), Новомлинську (сотник Павел Михайлов), Кролевецкий (сотник Максим Ковденко), Спасске, Глуховская (с наказным сотником , потому сотник Филипп Уманец уже 27 января в Глухове взял власть) и Веркиивську (сотник Иван Конисский) сотни. Однако казаки были разгромлены. Вместе с Артемом Мартыновым на Правобережье к гетману Дорошенко сбежал полковой писарь Быховец [1070, 198]. Полком же продолжали руководить Евстафий Золотаренко, а затем Филипп Уманец. На полковничий правительство они держали г. Веркиивку [730, 69].

С наказных полковников известные Матвей Шендюх и Василий игуменский, обозный - Матвей Матвеевич. Судьей полковым тогда стал многолетний сотник мринський, покозачених шляхтич Федор Завадский, писарем [714, 22] Иван Степанович Быховец с Олишевка. В. Шевчук, как и А. Лазаревский ошибается, утверждая, что он происходил из Правобережья [734, 92; 1132, 101]. В действительности он был родом из сотничьих семьи с Олишевка, начал казаковать в Нежине, некоторое время выполнял там функции полкового писаря. С 1667 скупал мельницы под Воронеж на р Эсмани, стал владельцем хутора Грабовского вблизи Олишевка и поселил здесь слободу.

Оставаясь верным гетману Дорошенко, перешел в Чигирин, где был писарем судов генеральных. Вернулся на Левобережье к гетману Игнатовича и с 1669 г. ездил как посланник в Москву. На писарство же полковом его сменил Павел Рачинский. Полковым хорунжим, а потом есаулом был покозачених шляхтич Игнат Пампура [1243, 1].

Сотником полковым зафиксирован Константин Иванович (возможно, Голуб), веркиивським - Иван Семенович Косинский, Ивангородский - Иван Оринка, Федор Билдич, Федор Малюга, Борзнянский - Григорий Проскуренко и Тарас Забила.

В Воронеже сотникував Савва Григорьевич (имел мельницу на р Есмани в три круга мучных и два ступних [1133, 327]). В начале 1669 он вместе с нежинским войтом Александром Турковский, Кролевецкий и нежинскими мещанами был принят в Москве царем. Наказным сотником в этот период видим Андрея Крикуна.

С Коропский сотников известный Федор Яковлевич Химич, новомлинських - Иван Евтушенко, Павел Михайлович, Юсько Матвиенко, батуринских - Григорий Карпович КоровкаВольський. Бывший сотник батуринский Хома Гнилозубенко в августе 1670 уже как военный товарищ от гетмана Игнатовича ездил в Москву, а в январе 1671 побывал там второй раз.

Рождественскую сотню возглавляли сотники Степан Нестерович Соколенко (Нестеренко Степан) и Дмитрий Сафонович, Олишевское - Герасим Рубан, Конотопа - Леско Лысенко, Панько (Демко) Петренко, Петр Суховей, Шаповаловский - Павел Павленко, Петр Павленко, Кролевецкий-Василий Яковлевич Дейнека (Яценко) , Григорий Боярин (1668, 1670, нак.) В Глухове сотникувалы Филипп Уманец, Ясько Михайлович Жураковский, Даниил Семенович Рубан.

В декабре 1671 «Стародубского где полковника Петра Рославченка онъ гетманъ переменилъ, велелъ быть полковникомъ брату своему родному Саве Шумайку, а Петръ Рославченко сидитъ въ Батурине за карауломъ, а за что сидитъ Никто не ведаетъ и бить челомъ Никто за него Петра не смеет» [716, 644]. Зять Рославця Михаил Рубец был сотником Топальской, 24 февраля 1670 получил гетманский универсал с подтверждением имущественных приобретений. Судьей полковым стал бывший сотник наказной Почепский Федор Ходневич (? - 1669 -?) В января 1669 г. вошел в состав делегации, возглавляемой генеральным обозным Петром Забилой, в Москву. После него это правительство занимали бывший полковник Иван Плотный, Самойло Колничий, Андрей Судиенко. В 1672 г. полковым писарем стародубским был шляхтич герба «Гржимали» измененного [1162, 66] Иван Казанович. С есаулов полковых известные Дмитрий Журман и Василий Щербак, хорунжим был Василий БугаевськийБлагодарний.

Сотник полковой - покозачених шляхтич [657, 1] Павел Хромченко - получил универсал наказного гетмана, полковника черниговского Демьяна Игнатовича от 21 июля 1668 с подтверждением купли у Василия Рощиненка сенокосы, бортных дерева и пахотной земли в урочище Семковщина [657, 1 ]. После него сотню возглавляли Михаил Рубец и Михаил Мархаленко.

Топальской сотни возглавляли Иван и Михаил Рубцы, Терех Семенович, в НовгородиСиверському - Захар Стефанович, в Мглине - Исай Лукьянович, Иван Берло, женатый на родной сестре жены Тимофея Алексеевича [1424, 20]. В Почепе сотниками были Наум ноздри, Левко Базилевич, Федор Ходневич, в Погаре - Гаврила Яремиенко.

Прилуцкий полковой жезл получил бывший кошевой атаман Иван Щербина. Возможно, что его родственником был Стефан Щербина, в то же время полковник Торговицкой. Иван после того, как оставил должность кошевого на Сечи, стал сотником воронкивським Переяславского полка. Отличился при подавлении восстания Переяславского полка 1666 г. в награду получил полковничество прилуцкое. Впоследствии держал «сторону Дорошенко, а когда над последним стал превозмогать Многогрешный, то Щербина затворившись в своей Прилуки, пробовал отсидеться, надеясь, что его патрон победит Московского сторонника. Но Дорошенко скоро разочаровал Своих приятелей и Щербина, сдав Многогрешному Прилуку, совсем полком шум, величеству в винах Своих добили челом »[1133, 9].

Следующий полковник Иван Маценко происходил из Варвинщини, где еще в 1649 г. фиксируется казак Грицко Маценко. Иван стал кумом полковник Горленко (потому, видимо, был сотником варвинских), а затем и есаулом полковым (1668-1669). Впоследствии возглавил полк (1669-1671). Полковой есаул Яков Трофимович был у него наказным полковником.

Маценко сменил бывший полковник киевский Семен Третьяк (? 1629-1674 -?), Который по ходатайству гетмана П. Дорошенко вернулся в Гетманщины из сибирской ссылки [1424, 11]. Полковым обозным был Григорий Филиппович. Василий Севастянович вернулся на правительство полкового писаря, а потом его сменил Семен Ракович, полкового судью Бурого сменил бывший местный полковник Лазарь Горленко [1140, 248]. Есаулами были Иван Маценко и Яков Трофимович, хорунжим Семен Федорович Портянко. С сотников известны: полковой Федор Семенович, красноколядинський Даниил Жаркое, Сребнянский Даниил Тимченко.

Гадяцким полковником Иаков Тищенко, видимо, выходец из Рашивськои сотни [823, 434]. На правительство полковника держал городок Рашевка, город Камышин, села Гримьячку, Остаповка, Березовую Луку [641, 3]. Полковым писарем был Федор Тихонович Трощинский, есаулом - Кирилл Мартынович, хорунжим - Андрей Метла. Иван Безрученко возглавил первую, а Федор Иванович Донец второй Гадячскую сотню. Оба старшин со времени возникновения Гадяцких сотен были в ее рядах [823, 430, 432].

Рашивську сотню возглавил представитель местной сотничьих династии Григорий Вербицкий (Пидсиненко). В Зинькове сотником стал также представитель старинной местной семьи Иван (или Иова [823, 412]) Борисенко, а в Опишне - представитель одной из древнейших козацькостаршинських семей Украине Ярема Воронченко. Новыми в козацькостаршинському среде были сотники котельвський Каким Краснянский, Лютенские Михаил Борохович [1146, 314], Веприцкий Сенчанский.

«Мятежный» Переяславский полк имел Родион ДумитрашкаРайча, но в марте 1669 г., в противоположность ему, переяславским полковником от П. Дорошенко был назначен Иван Момот. В 1671 г., вместо Думитрашко, Игнатович назначил черниговчанина и генарального старшину Константина Стриевського. В Переяславе полковым обозным был Леско Локоть, писарями - Фома Тризна, вернувшийся из ссылки, а также Савва Прокопович, Павел Михайленко, хорунжим - Федор Забужский. Панько Кулун возглавлял полковую сотню, а Антон Козловский - Березанская. Покозачених шляхтич [778, 114] Петр Романенко стал сотником полковым Перяславские при полковникування ДумитрашкиРайчи и был им в течение 1669-1671 гг, тогда же произошло сближение Романенко и Думитрашко.

От Василия Дворецкого в Киевском полку власть взял Константин Солонина. В 1670 г. он ее потерял и полковником стал Филипп Олещенко. Но на следующий 1671 пирнач на 11 лет получил вновь Солонина. Бывший кошевой запорожского пехотного полка (6 марта 1669 присутствует в Глухове при избрании Игнатовича гетманом) Афанасий Савенко в 1672 г. выбирал Самойловича уже как обозный полковой киевский. По полкового судью правил Роман Жила, писарями были Андрей Васильевич и Петр Домонтович. Трофим Пiдтереб, Самiйло Тригановський и какие Гавриил (Жила?) И Николай, Иван Тихий, Семен Жила были в это время полковой есаул.

Киевскими сотниками известные Григорий Олефирович и Андрей Волошин, Козелецкий - Гаврила Жила, Моровска - Емельян Деревянко и Яков Васильевич, Остерский Ясько Святовец, Максим Жук, Василий Губа, Трофим Пiдтереб, Иван Дворецкий, Бобровицкий - Онисим Коробка, гоголевским - Иван Кононович.

Еще в апреле 1670 Полтавский, Лубенский и Миргородский полки держали сторону Дорошенко [716, 130]. Костя Кублицкий продолжал возглавлять Полтавский полк. В его окружении - Иван Россоха и Филон Гаркуша, которые были наказными полковниками. Однако этого же года полковничий пернач находится у Федора Жученко, который 15 мая принял присягу царю и Игнатьевич [716, 215].

Полковой обоз Полтавский возглавлял Никита Буцкий, который фиксируется в реестре полковой сотни еще в 1649 г. [823, 407]. Видимо, его родным младшим братом был и обозный Олекса Андреевич Буцкий. По Жученко ответственность за обоз от Буцких переходит к бывшему полкового судьи Петра Мисенко.

Во главе полкового суда стоял Ярема Марченко. Его преемником был Фесько Андриенко Буцкий, ранее упоминался как шляхтич в Полтаве (1647), казак полковой сотни Полтавской (1649 [823, 408]), затем в Переволочной (1664). Он же Федор Андриенко Бут (Бутко), который в 1669 г. был полковым есаулом полтавским. В дальнейшем судебными делами правили Петр Мысенко, Юрий Туболець, Демьян Гуджол, Клим Чорнушенко. Есаулами полковыми были Стефан Петрашенко, Федор Бут (Бутко), Юрий Тубулець (иногда одновременно выполнял функции и полкового судьи), Иван Россоха, Иван Браилко, Савва Игнатенко. Полковую канцелярию возглавляли Тишко Ганусович, Ильяш Туранский, Степан Войцехович, Иван Кириллов.

Основоположник семьи Войцеховичей седневский житель (1657) Иван, видимо, был женат или женил своих сыновей на дочери какого-то значительного старшины полкового полтавского. Об этом свидетельствует тот факт, что все три его сына каким образом были связаны прежде всего с Полтавщиной. Так, Степан Иванович первым из трех братьев стал полковым писарем полтавским (1671), что позволило ему позднее возглавить и ГВК. Богдан Иванович Войцехович сначала был писарем полковым полтавским (1672), а уже потом сотником седневскими Черниговского полка (1680) [1240, 192]. Третий брат Даниил (Даниель как он подписывался в документах) Иванович сначала был писарем в полку, затем длительное время работал в ГВК, а позже стал сотником Орлянский Полтавского полка. Полковую хоругвь держал Дорош Дмитриевич Петрашенко.

В полковой сотни сотникувалы Леско Черняк и Герасим Прогонський, в Больших Будищах - Роман Филин, в Кобеляках - Иван Кулага (Кулга), в Переволочной - Яцко Кабардянський.

Лубенский полк возглавляли Григорий Гамалия (от Дорошенко), а также Филипп Плис [715, 202]. Ще у грудні 1671 р. Плис був присутній на уряді в Лохвиці, очевидно, як засланий від боку полковника [772, 154]. Його майно — «двор зо всеми будинками и з лисами и сеножатями, озерами, езами, з полями и садами, так по той стороне Сули реки, яко и по сей стороне будучими» 22 липня 1672 р. гетьман Самойлович віддав полковому писарю Хомі Тризні, який повернувся з Сибіру [1246, 1]. Потім полковникували Іван Федорович Сербин і Андрій Корнійович Нестеренко. Полковий обоз очолював Яків Засядько, суд — Іван Кулябка, Матяш Папкевич [772, 156], канцелярію — Леонтій (Свічка?), полковими осавулами були Степан Петровський і Леонтій Свічка [630, 11].

Полкову сотню очолювали Януш Михайлович, Пилип Плис, Сава Кирилович. У Пирятині змінилися три сотники: Андрій Козодавський, Остап Додока, Гапон Заборовський, який став сотником завдяки впливу батька Лукаша Заборовського. Останній був спочатку відомий як писар полковий чернігівський, а потім — генеральний бунчужний (? — 1669.02. — 03. — ?) і генеральний писар (1672) [716, 689] за гетьмана Дем'яна Ігнатовича. Шлюб сестри Гапона Марини з Іваном Сохацьким, обозним полковим лубенським, зміцнив вплив останніх.

Костянтинівським сотником був Яцько Переяславець. Рід Переяславців відомий у Балаклійській сотні Полтавського полку, де ще у 1649 р. покозачилися Дем'ян і Курило [823, 424]. У Чигириндубраві сотниками були Децик Лукашенко і Іван Луненко. З Корсунського полку перейшов до Ромен представник старинної козацької родинни Ілляшенків Максим (? — 1649–1690 — ран. 1708), він став місцевим сотником.

Городиську сотню очолював Яцько Скоробагатий. Боротьба угруповань у Лохвиці спричинила постійну зміну сотників. Юська Яковича у 1669 р. змінив Юсько Отрок. Наступного року сотником став Демко Випреск, а потім — Юсько Котляренко. Василь Котляренко сотникував у 1671 р., а Юсько Отрок наступного 1672 р. У цьому ж році знову став сотником Юсько Котляренко.

У Миргороді за цей період було два полковники: Григорій Гладкий і Михайло Кияшко, два писарі: Макар Морокевський і Олександр Нестеренко, відомі три полкові осавули: Острогка, Дорош Чорниш, Петро Логвиченко. Полкову сотню очолював Василь Козленко. У Білоцерківці сотникували Сингир і Роман Левченко, у Яреськах — Лесько Хвостик. Гетьман особливу увагу у полку приділяв родині Постоленків, намагаючись привернути на свій бік старого колишнього полковника Дем'яна Постоленка, надавши йому як значному військовому товаришу 22 січня 1672 р. підтверджуючий універсал на с. Савинці.

Після усунення колишній гетьман Ігнатович був засланий разом з дружиною, донькою, синами, племінником (у Єнисейський повіт в Селегінський острог), братом (у Красноярський повіт), радником — полковником ніжинським Матвієм Гвинтовкою з дружиною Іриною, синами Євдокимом і Федором (у Якутський повіт), генеральним осавулом Павлом Грибовичем [747, 324] (до Томського повіту).

За гетьманування Ігнатовича відомі 240 старшини з 213 родин (3 Ігнатовичі, Раковичі, Жили, Марченки, Мартиновичі, 2 Солонини, Силичі, Рубці, Рубани, Павловичі, Олещенки, БутиНестеренки, Мокрієвичі, Лисенки, Левченки, Котляренки, Заборовські, Забіли, Жученки, Домонтовичі, Дворецькі, Рославці).

Із 213 родин вдалося чітко ідентифікувати за прізвищами 188. Зберегли уряди 63 родини (33,5%), повернули 28 (14,9%), нові — 97 (51,6%), втратили уряд 83. Серед родин, які повернули свій вплив за гетьмана Ігнатовича, слід відзначити Бутів, Тризн, Третяків, Силичів, Себастьяновичів, Панкевичів, Підтеребів, Золотаренків, які репрезентували переможених Брюховецьким і репресованих старшин. Разом з Брюховецьким втратили важелі впливу і зійшли з політичної арени Пісоцькі, Постоленки, Обіди, Незамаї, Мозирі, Маковії, Корсунці, Корнелевичі, Животовські, Витязенки, Сохи, Холоди, Цесарські, Шамрицькі, ШимониШимановські, Ярмолаєнки та інші. Вперше за Ігнатовича на старшинських урядах зустрічаємо Берл, Биховців, Болдаковських, Борковських, Бороховичів, Браїлко, Голубів, Жил, Засядьок, Кияшок, Новаковичів, Парпурів, Раковичів, Судієнків, Товстолісів, Трощинських, Химичів, Черняків, Шираїв та інших.