Общественно-политический движение 60-90-х годов XIX века

Культурно-просветительские «Громады». Во второй половине XIX в. российская имперская элита начинает терять ритм политической жизни. Если раньше она производила новые идеи и ориентировала общество на выполнение тех или иных задач, то спустя все изменилось не в пользу царизма. Царская власть начала терять уверенность, целеустремленность и способность приспосабливаться к обстоятельствам.

Царь Александр II дал разрешение на возвращение из ссылки членов Кирилло-Мефодиевского братства. Поэтому украинская общественная жизнь начала возрождаться, сначала в Санкт-Петербурге, а затем и в Украине.

Уволенные из ссылки Н. Костомаров, В. Еилозерсь-кий, а впоследствии и Т. Шевченко съехались в Санкт-Петербург, где к ним присоединился П. Кулиш. Эти пионеры украинского движения сплотили вокруг себя более десятка молодых украинский, образовав в столице империи так называемую «Общество». Аналогичные «Громады * украинской интеллигенции к концу XIX в. будут генерировать идеи для украинского общественной и политической жизни.

Первоочередной задачей этой группы было улучшение судьбы украинский и особенно крестьянства. Все, за исключением Т. Шевченко, сошлись на том, что в своей деятельности «Громада» масс быть аполитичной и сосредоточиваться на свету масс. Н. Костомаров и П. Кулиш упорно выступали за ограничение деятельности только областью культуры, избегая всякого радикализма, что вызвало бы гнев властей.

С целью распространения своих взглядов в 1861 г. петербургская группа громадовцев с большим трудом получила разрешение на издание первого в Российской империи украинский журнала, который получил название «Основа». Его основателями были два богатых украинский - Василий Тарнавский и Григорий Галаган. В течение своего короткого 22-месячного существования «Основа» выступила средством общения и будителем национального сознания украинской интеллигенции, разбросанной по всей империи.

На местах в Украине начали создаваться «Грома-ды», выдававшие печатью и распространяли украинские книги, для детей и взрослых открывали школы - обычные и воскресные. Укреплялся, таким образом, украинская культурных движение. В советской историографии «Громады» считались тайными либерально-буржуазными организациями.

Центром общественно-культурной жизни стал Киев. Следует отметить, что царское правительство приложило немало усилий, чтобы здеморализуваты студенческую молодежь Киевского университета. Генерал-губернатор Еибиков мог похвастаться царю, что «молодежь Киева гуляет, но не думает». Но уже через год после Крымской войны молодежь начинает организовываться, появляются нелегальные юмористические журналы польском языке, как «Бигос разгульные», разоблачающих и критикуют недостатки юношества.

Вдохновленная примером киевлян, украинская интеллигенция Полтавы, Чернигова, Харькова и Одессы также учредила свои «Громады», расширяя сеть воскресных школ, пока их количество в Украине не приблизилась к сотне. Члены «Общества» погружались в уже традиционные области этнографии, философии и истории. Вроде мужик-манов они стали одеваться, как украинские крестьяне, соблюдать их обычаев, потреблять их еду, общаться с ними по кабакам, петь их песни.

Громадовцы развили культ казачества и носили красочный казацкую одежду. Причем объектом их идеализации были не казацкие гетманы и старшины, а свободолюбивые запорожцы и гайдамаки, что, по их мнению, символизировало естественное стремление украинского народа - Во II половине XIX в. это романтическое и лишено политической окраски сочетание идеализма, народничества и поклонение всем украинским стало известным под названием украинофильства.

Стоит отметить, что большинство студентов Правобережной Украине составляли поляки и меньшинство - украинский. Так же очень много было здесь польских помещиков, средних и крупных землевладельцев. Они имели довольно большое влияние на местные украинские дела. Демократическая молодежь благородного происхождения изучала жизнь народа и приходила к выводу, что народ не следует отождествлять с польской шляхтой, что его дорогу и что он имеет достаточно сил для самостоятельной жизни. Пламенные произведения Т. Шевченко пробуждают в студенческой массе пыл, и украинский народ находит среди студентов преданных друзей, которые хотят работать для Его добра. За те начинания польская и украинская шляхта набросилась на свою молодежь, прозванная студентов демагогами. Мнения о праве крестьян на волю были названы «манией», а всех сторонников простонародье - «хлопоманами». Эти же «хлопоманы» и творили «Громады». Участники «Общин» отвергают благородные голословные лозунги «подносить народ», и сами идут в народ, считают себя его частью, принимают за свой украинский язык, обычаи и традиции народа. Важнейшей чертой киевской «Громады» было именно то, что она привлекла к себе новую категорию сторонников - студенческую молодежь.

Украинская «Общество» возглавлял Владимир Антонович, который пришел из благородного лагеря в украинском. Свое решение В. Антонович объясняет в «Исповеди»: «Судьба хотела, чтобы я родился в Украине шляхтичем ...

Но я выбрал ... выход, потому что хотя я был испорченный благородным воспитанием, обычаями и мечтами, и мне легче было отречься от них, чем от того народа, среди которого я вырос, который я знал, и тяжелой судьбе которого я видел собственными глазами ...».

Приведенное признание В. Антоновича было не только его, но и других прогрессивных поляков, живших в Украину, символом веры. Они посвятили свою жизнь украинскому народу и своей общественной и творческой деятельностью подтверждали это.

Имя В. Антоновича, как и выдающегося слависта Костя Михальчука, экономиста Тадея Рыльского, этнографа Бориса Познанского и других украинских общественных деятелей польского происхождения, стало известно в европейском научном мире.

«Громада» сначала не имела ни точно определенных организационных форм, ни устоявшейся программы. Деятельность коллектива проявлялась в собраниях и дискуссиях, а единичные члены вели на руку образовательную работу: основывали школы, распространяли популярные издания, читали мещанам «Кобзаря *, порой устраивали лекции. Позже, когда усилилось наступление на украинство со стороны российского и польского, «Громада» стала разрабатывать свою идеологию, вошла в близкие отношения с петербургским центром при редакции «Основы». То есть «Громада» начала выступать как представитель украинского гражданства.

Но даже робкая и умеренная деятельность украинофилов (а тут еще и польское восстание 1863 г.) вызвала гнев царского правительства. Своим циркуляром министр внутренних дел П. Валуев запретил издание печатью книг на украинском языке.

Польское восстание в Украину 1863 Молодежь, которая не вошла в состав «Общин», в 1860 г. объединяет свои гимназические аГмины »в провинциальные организации. Было организовано пять «гмин» - Подольская, Волынская, украинных, Литовская и Коронная. Каждая из них имела по несколько сот членов, а выход из «Гминио считался позором и такого человека не принимали даже в благородные дома. Эти «гмины» объединились в «Огуль», как противопоставление украинский «Громада». Слабыми пока в Украине были организации русских и евреев.

Члены «гмин» считали себя «лоляко-русинами. Они пытались представлять, кроме польских, также и украинские интересы, мол, на протяжении веков произошли большие изменения, и украинский народ уже присвоил себе польскую культуру.

Разница в деятельности «гмин» и «Общин» заключалась в том, что «гмины» имели четкую цель: освободиться от власти Российской империи и федеративно объединиться с Литвой и Польшей в одно государство.

«Громада» же не имела четкой программы действий, она ставила себе целью просвета народа, приспосабливала свою деятельность к требованиям дня.

Восстание поляков началось в январе 1863 г.

И хотя оно вошло в историю как польское восстание, но большая его часть прошла на украинской территории - Большинство боев и стычек этого восстания произошли в Украине, и многие из украинской интеллигенции сыграл в нем доминирующую роль.

Польские источники свидетельствуют, что в начале восстания было всего 10 тыс. повстанцы », плохо одетых, без достаточного количества оружия. Это была преимущественно молодежь, не привыкла к испытаниям, не закаленная в боях. Российское правительство бросило против повстанцев чуть ли не 83-тысячную армию из 120 пушками.

Восстание имело характер интеллигентски-шляхетское. Правда, были изданы специальные прокламации (летучки) к украинскому населению, несколько воззваний и так называемые * Золотые грамоты ». Но народ не пошел на неясные обещания и восстания не поддержал. Безрассудство повстанцев подтверждается многими примерами. Вот один из них: группа киевской молодежи отправилась с оружием в руках на село, чтобы поднять народ. В некоторых селах их встретили с сочувствием. И в незнакомом им селе Соловеевка Радомиського уезда местное население отнеслось к ним враждебно. Крестьяне окружили повстанцев, большинство этих подростков и юношей убили, а остальные их захватил отряд русской армии. Такое враждебное отношение украинских крестьян к польских повстанцев объясняется возрастной неволей Украина под Польшей.

В ходе восстания бои шли в разных местностях Польши, Литвы, Белоруссии. В Украине восстанием было охвачено все Правобережье. Всего за время восстания в боях с российской армией погибло до 30 тысяч повстанцев, русское командование расстреляло более полутора тысяч человек, а 150 тыс. мужчин и женщин сослали в Сибирь.

На Правобережной Украины правительство России закрыл все польские школы, католические монастыри и конфисковал много польских имений. Так героические усилия поляков пошли насмарку. Царизм жестоко расправился с восставшими. Пострадали также и украинский. Поляки пробовали восстановить «историческую Польшу с 1772 года», или, как они говорили, «Польска от можа и до можа». Если бы они встали на позиции равенства украинском и поляков, то повстанцы могли бы найти поддержку среди украинского народа в борьбе против общего врага.

Итак, «Польская по Днепру» не вышла. Иван Франко ко в статье «Наш взгляд на польский вопрос» писал: «Кто просмотрит историю польских восстаний из нашего возраста - в годах 1831, 1846 и 1863, - то вычитает в ней кровавыми буквами написанную историю систематического и неуличимого ослепления ... С трагической роком одно за другим поколения перлося в ту бездонную пропасть и погибали в ней ».

Далеко не все украинский благосклонно отнеслись к польским повстанцам. Крестьяне ответили массовым производством самодельных копий по деревенских кузницах. Киевские же «громадовцы», не зная, как повернется дело, стали призывать на Кожечьяках, на Преорци и Демеевке казачьи курени, чтобы оружием выступить против поляков на случай их победы.

Однако это не помешало царским властям преследовать как повстанцев-поляков, так и верноподданных «громадовцев».

И самодержавие, и российская общественность усматривали в - украинофильство опасность для режима. Царские чиновники доказывали, что воскресные школы - это зловещий заговор с целью пропаганды среди крестьянства украинского сепаратизма. Ношение украинский вышитой рубашки или пение народных песен воспринималось правительством как подрывная деятельность. Военный министр Милютин предупреждал царя о намерениях хлопоманов образовать самостоятельное Украинское государство.

Российская периодическая печать («Вестник Юго-Западной России», «Киевлянин», «Московские ведомости») начали злобную кампанию против украинофилов и их попыток вроде подорвать Российское государство. А русская интеллигенция, которая раньше смотрела на украинофилов как на чудаковатых сторонников красочного регионализма, стала видеть в них настоящую угрозу империи. Причем россияне считали украинскую движение за польскую сговор с целью уменьшения их влияния на Правобережье, а поляки видели в нем маневр русских, направленный на ослабление польских позиций в этом регионе.

«Громадовцы» со всей силы уверяли власть в своей лояльности. В. Антонович и 20 участников киевской «Громады» в открытом письме уверяли российскую публику в том, что их целью является лишь просвещение народа и что всякие «разговоры о сепаратизме является дурацкой шуткой, поскольку нам он не только не нужен, но и бесполезный». Но эти заверения имели незначительные результаты. В июле 1863 г. министр внутренних дел Валуев издал тайный циркуляр о запрете украинских научных, религиозных и особенно педагогических публикаций. Печатать «малороссийским наречием» разрешалось только художественные произведения. Валуев заявил, что украинского языка "никогда не было, нет и быть не может». Вскоре после этого «Громады» был распущен. Перестала издаваться «Основа». Целый ряд украинских деятелей был сослан в отдаленные уголки империи.

Почти целое десятилетие украинофилы ожидали своего часа. В начале 70-х годов ксенофобия 1863 начала развеиваться. Цензура ослабилась, киевляне стали постепенно восстанавливать общинные деятельность. В. Антонович уже стал на это время профессором Киевского университета. Вместе со своими товарищами, а также в сотрудничестве с такими молодыми помощниками, как М. Драгоманов, А. Русов, Н. Зибер, С. Подолинский, В. Антонович тайно создал «Старую Общество» в отличие от новых общин, которые складывались в основном из студентов.

Украинофилы снова сосредоточились на неполитической деятельности.

Она значительно расширилась с образованием в 1873 г. в Киеве отделение Русского Географического Общества. Украинофилы массово записывались в эту полуофициальную организацию и фактически овладели ею.

Под ее прикрытием они начали выдавать архивные материалы, основали музей и библиотеку, собирали документы по отечественной истории. В 1875 г. «Старая Громада» приобрела российскую газету «Киевский телеграф», превратив ее в рупор ведущих громадовская идей.

«Старая Громада» держалась в стороне революционных организаций и не участвовала ни в каких революционных выступлениях. Однако это не означает, что громадовцы избегали влияния на общественную жизнь Украины. Напротив, они вели свою общественную работу очень широко, исследуя развитие политических и экономических обстоятельств, стараясь использовать их для укрепления чувства единства в украинскому народу, прежде всего среди интеллигенции. «Громада» обращала пристальное внимание на развитие земств и городского самоуправления. Целый ряд ее членов активно участвовали в этих учреждениях и тем самым защищали, собственно, интересы украинский. Но наибольшее значение придавала «Громада» развитию науки и образования.

Между членами «Общества» был ряд знаменитых специалистов, которые исследовали разные стороны украинской истории. Исторические исследования накапливались в изданиях Археографической Комиссии, официального учреждения при киевском генерал-губернаторе. В этом учреждении напечатал многие из своих трудов проф. В. Антонович. Кстати, в свое время в этой Комиссии работал и Т. Шевченко.

Но основным центром украинской науки стал Юго-Западный Отдел Русского Географического Общества.

Здесь опубликованы «Исторические песни украинского народа» В. Антоновича и М. Драгоманова, большой сборник этнографических материалов П. Чубинского, сборники сказок и чумацких песен, статистические исследования на основе переписи населения Киева, - все это были фундаментальные научные издания. По инициативе украинских ученых, в 1874 г. в Киеве состоялся археологический съезд. Он дал возможность пересмотреть достижения украиноведения и поднес авторитет украинской науки.

Поле культурной работы временем понемногу расширялся, и она уже приносила очевидные плоды. Украиноведением занимались и получили на этом себе имя в науке: в археологии - В. Антонович, в антропологии - Ф. Вовк, в этнологии - М. Драгоманов, в статистике -

0. Русов, в языкознании - М. Потебня. Н. Костомаров в своих красочных монографиях изобразил героическую борьбу украинского народа за свободу. П. Кулиш пытался дать критический обзор прошлого Украины.

Пользуясь определенного смягчения цензуры, при-мадивци выдали печатью целый ряд научно-популярных изданий. Одновременно «Громада» пристально заботилась о развитии отечественной литературы. Именно тогда в расцвете творческих сил находились писатели - П. Мирный,

1. Нечуй-Левицкий, А. Конисский, драматург М. Старицкого, а композитор М, Лысенко заложил основы под новую украинскую музыку. Успехи в области науки, культуры и искусства еще больше укрепили положение «Старой Громады».

Деятельность «Просвиты». Запрет украинских изданий оставалась большим препятствием развитию национальной культуры. Чтобы обойти ее ограничения, П. Кулиш, А. Конисский, М. Драгоманов и другие установили контакты с украинским в Галиции - «народниками» - и в их прессе пропагандировали свои взгляды, запрещенные в России.

Ведущую роль в общественной и политической жизни Украины имела «Просвита», созданная во Львове в 1868 г. при идейной и материальной поддержке из Великой Украины и непосредственно при организационной участия украинской Галичины.

Она ставила своей целью распространение образования и развитие национального сознания украинского. Основателем и первым главой «Просвиты» был педагог и композитор Анатоль Вахнянин. Первым почетным членом общества с Великой Украиной был избран А. Конисский.

Большую помощь в материальном укреплении общества предоставил третий глава «Просветил Владислав Федорович,« меценат украинскую штуки », независимый, богатый, образованный, человек высокой культуры,« жадный труда, почести и славы ». Він перевів на рахунок «Просвіти» 12 тисяч гульденів, які стали на певний час матеріальною основою товариства.

«Просвіта» створювала хати-читальні в селах і повітах Західної України, видавала друком книги українською мовою для дітей і дорослих, відкривала недільні школи.

Научное общество им. Т. Шевченка (НТШ) — перша Академія Наук України. Перед «Просвітою» почали виникати проблеми, які треба було вирішувати більшими силами. Тому у 1873 р. в основному заходами громадівців — О. Кониського, Д. Пильчикова (колишнього члена Кирило-Мефодіївського братства і приятеля Т. Шевченка), М. Жученка, М. Драгоманова, Є. Ми л орадович-Скоропадської (на її внесок у 6 тис. крб. було придбано друкарню товариства) було створено Товариство ім. Т. Шевченко. На кошти проф. П. Пелеха та мліївського цукрозаводчика В. Симиренка з Черкаського повіту товариство придбало згодом дві кам'яниці у Львові.

У 1882 р. товариство було перейменовано на Наукове товариство ім. Т. Шевченка (НТШ) і стало, власне, першою Академією Наук України. За 66 років свого існування (1873—1939 pp.) НТЩ видало друком понад 1100 наукових та літературних праць.

Переслідування «Громади» з боку царизму. Через цю діяльність та через інші причини самодержавство знову посилило свої підозри щодо громадівців.

Владі стало зрозуміло, що громадівці ведуть антиро-сійську агітацію в Галичині. Більш того, вважалось, що весь їхній рух — не що інше, як австро-німецька змова, або австрійська чи польська інтрига. Царат закидав громадівцям замаскований соціалізм та сепаратизм, шукав їхніх зв'язків з закордонними революційними організаціями. Під впливом усіх цих обставин у травні 1876 р.

Олександр II підписав указ, яким було заборонено друкувати українською мовою всі оригінальні твори і переклади (за винятком історичних документів і белетристики), заборонено сценічні вистави і читання лекцій, наказано не допускати з-за кордону українських видань. Одночасно з цим був розігнаний київський відділ Географічного товариства і припинено видання «Киевского телеграфа».

Цей удар не зламав попередніх планів діяльності «Старої Громади». Уже раніше «Громада» запланувала перенести деякі ділянки своєї роботи за кордон. Знову пожвавилися стосунки з українцями Галичини. Коли ж прийшов указ з забороною українського письменства, «Громада» вирішала відкрити за кордоном своє власне видавництво. З цією місією виїхав спершу до Австрії, а опісля до Швейцарії висланий царизмом з політичних мотивів за кордон М. Драгоманов. За домовленістю з своїми товаришами-громадівцями у Києві він заснував на кошти «Громади» журнал з такою ж назвою. В цьому позацензурному часописі М. Драгоманов сформулював політичну програму українського руху.

Михайло Драгоманов ще у Києві мав значний вплив на ідеологію «Громади». Він визначав основні тези київського центру у словах: «у культурі — раціоналізм, у політиці — федералізм, у соціальних питаннях — демократизм». Виїхавши за кордон, М. Драгоманов органічно увійшов у коло європейських науковців, познайомився з політичними теоріями і почав доповнювати і змінювати давню програму «Громади».

М. Драго манов підкреслював особливо сильно ту думку, що всяка суспільна теорія повинна спиратись на наукові досліди, а не нав'язувати кожному метафізичні погляди. Таким чином, він робив закид марксистам, вважаючи, що вони «рідко коли досліджують, а просто апріорно креслять фігури, часто зовсім фантастичні». Він часто повторював: «неправда — не просвіта». М. Драгоманов докоряв українським ученим, що вони тільки збирають матеріали, а не творять системи: «це ерудиція, не наука». З цих докорів видно, що метод «повзучого емпіризму» був притаманний нашим ученим ще у XIX ст.

М. Драгоманов закликав до більшої рухливості і мінливості в громадському житті. Він радив використовувати будь-яку нагоду для розширення організації, здобувати вплив на народні маси, а особливо на населення міст. Так само М. Драгоманов радив берегти національні сили, не розпорошувати їх на чужі справи — російські чи польські, а боротися за автономію України. М. Драгоманов пробував поєднати, нєортовок-сальний соціалізм з національною справою. Він більше схилявся до європейського анархічного соціалізму, який відстоював свободу особистості. М. Драгоманов висловлював утопічні думки, навіяні французьким теоретиком анархізму П'єром Прудоном. Він уявляв собі, що автономні державні громади якимось чином зіллються в одну федерацію в складі Росії.

При цьому буде знищена стара імперія, а разом з нею буде знищене старе військо, замість нього заведуть громадську міліцію — і розпочнеться новий період громадського життя, «безначальство». М. Драгоманов же був натхненником створення в 1883 р. Української соціально-революційної партії. Діяльність партії планувалося вести на федеративних засадах. Проект програми передбачав кінцевою метою організації досягнення по можливості бездоганного суспільного устрою. Здійснення цієї загальної ідеї планувалось як в інтересах рідної України, так і всіх народностей імперії.

З усього сказаного стає зрозумілим, чому український суспільно-політичний рух у другій половині XIX ст. був таким кволим, роз'єднаним, неорганізованим. Тонкий прошарок «українофілів», об'єднаних у нелегальних громадах 20 міст України, був жорстоко придушений реакцією доби царя Олександра III. В українофільських гуртках забулися ті часи, коли «громадівці» посилали за кордон свого глашатая М. Дра-гоманова з дорученням протестувати перед європейською громадськістю проти заборони української мови в межах Російської імперії. Забулося й те, як революційно і соціалістично налаштовані члени українських «Громад» допомагали російській «Народній волі» боротися засобами терору проти царизму.

У 80-90-х роках XIX ст. поміж «українофілів» запанував погляд, що треба помирити «правительство» з українським рухом і уникати «політики», бо вона, мовляв, «дратує» царську владу і викликає нові утиски проти української культури. «Українофіли» хотіли пристосуватися до самодержавного режиму, доводячи російській адміністрації всю нешкідливість та неполі-тичність українського культурницького руху.

Але всі ці неполітичні спроби «культурників» розбилися об глуху стіну недовір'я і підозри з боку царської влади. Російський уряд добре розумів, що навіть найменша свобода культурного руху потягне за собою національно-політичне усвідомлення мільйонів українського народу і цим створить небезпеку для самодержавства.

З часом більшість «громадівців» замкнулася у своїх кабінетах, відійшла від суспільного життя. Та незаперечним залишається той факт, що піднесення у другій половині XIX ст. в Україні науки, мистецтва і літератури відбулося завдяки, перш за все, культурницькій діяльності «громадівців».

Проте аполітичність українців-громадівців відштовхнула від них їх молодь, їх власних дітей (до речі, лідер Революційної Української Партії (РУП) Дмит - ро Антонович був сином керівника «Старої Громади» Володимира Антоновича).

Молодь краще розуміла нові вимоги часу, нові напрямки розвитку політичного життя в Російській імперії і була налаштована більш рішуче, вважаючи, що свободу українському народові можна здобути лише шляхом політичної боротьби.

Виникнення перших українських політичних партій у кінці XIX ст. Ріст культури привів до пожвавлення політичного життя в Україні.

Серед молоді проявилися два головних напрямки: соціал-рево-люційний і національний. Прихильники першого йшли до лав російської «Народної Волі», прихильники другого — поглиблювали давню ідеологію і розвивали ідеї націоналізму. Український просвітницько-культурницький рух вони бажали перетворити на політичний. Гуртки свідомих українців трансформувалися у «Братство Тарасівців», яке своєю метою ставило самостійну Україну.

До соціал-демократичного гуртка, як дехто з учених вважає, належала і Леся Українка. Правда, більшість істориків стверджує, що поетеса ніколи безпосередньо не брала участь у політиці. Однак Леся Українка була впевнена, що все краще, що у нас відбувається, йде під прапором соціалізму. Очевидно, що на ній позначився вплив її дядька, Михайла Драгоманова.

На західноукраїнських землях, з ініціативи І. Франка і М, Павлика виникла Русько-Українська радикальна партія (РУРП) у 1890 р. Того ж року в Галичині виникла Українська соціал-демократичиа партія (УСДП). Хоча, за іншими даними, тільки в 1892 р. у Львові відбувся І з'їзд соціал-демократів Галичини. Створена невдовзі після цього соціал-демократична партія розпалась у 1899 р. на польську і українську. А в 1905 р. в Галичині виникла єврейська соціал-демократична партія.

Одним із засновників Української націонал-дємо-кратичної партії (УНДП) в Галичині був М. Грушевський. Він приїхав до Львова в 1894 р. працювати на кафедрі історії України і скоро зайняв чільне місце не тільки серед науковців, а й серед українських громадських діячів Галичини.

Укупі з І. Франком він став ідейним натхненником українського національного руху обабіч кордону.

У Буковині соціал-демократія поділилася на п'ять партій за національною ознакою. На Закарпатті соціал-демократи входили до складу угорської соціал-демократичної партії.

У 1900 р. у Харкові було створено Революційну Українську партію на чолі з Дмитром Антоновичем. Вона виставила гасло самостійної України і поширювала нелегальну літературу через друкарні в Галичині і Буковині. Виходячи з дих обставин, Загальна Українська організація також набрала політичного характеру і в 1904 р. стала називатись Українською демократичною партією (УДП).

З кінця 80-х років XIX ст. до 1905 р. в Україні діяла 31 партія. Але тільки 15 з них представляли національно-визвольний рух, і всього лише 7 партій були українськими.