Причины появления и источники формирования украинской казаков. Территория их распространения

Происхождение казачества. По поводу происхождения явления, которое приняло название - «казаки», написано огромное количество книг, в которых легко выделить, по крайней мере, две противоположные точки зрения. Польские историки XVI в. {Г. Ф. Миллер и др.) единогласно считают украинских казаков холопами или беглыми-крестьянами. Украинские историки XVIII в. Г. Грабъянка, П. И. Симо-новский и анонимный автор «Истории Русов» считают украинских казаков военной организацией, похожей на рыцарский орден в которой не было социальных различий), направленной на войну с мусульманами (Симоновский П.

Краткое описание о казацко малороссийском народе .- М. - 1841 .- С. 4).

По мнению Л. Гумилева, сама постановка проблемы некорректна. Крестьяне не могли получить спокойствия и безопасности на степных границах, где так легко было попасть в аркан ногайцев и крымчаков. Защита и обучение военному делу были им нужны как воздух и вода ... Научить их могли только князья и их дружинники. С другой стороны, те же князья требовали новых воинов для собственного войска. Следовательно, все должны были охотно принимать к себе тех беглецов, предпочитавших вечной войне на границах перед спокойной жизнью у Витебска или Киева. Коротко говоря, на границах толпились люди, для которых одинаково обременительными были как жесткие порядки Москвы, так и бесправия Польши. Государство предлагало украинский на выбор: оставаться крепостными, идти куда глаза глядят. «И они шли и разложили огонь в приднепровских пустынях, зарево от которого охватила небо всей Польши», - писал князь Любомирский в «Люднощи роль-ные в Польше от XVI до XVIII века».

Для того чтобы адаптироваться в новых условиях и создать семьи, которые возникали при браках с местными женщинами половецкого происхождения и православного вероисповедания, им требовалось около ста лет.

За это время князья Рюриково дома (кн. Дмитрий Вишневецкого-Байда), польские магнаты (Предслав Лянцко-Ронский) и просто беглецы - крестьяне и мещане, способны обучаться военному делу, одинаково превращались в казаков.

Первая, как считает В. Антонович, современная казакам весть о них была в письме великого князя литовского Александра к хану Менгли-Гирея в 1492 г. В нем великий князь обещал расследовать дело нападения на татарских купцов, сделать обыск между казаками и наказать виновных. Из письма ясно, что название «казак» в отношении украинских военных людей была тогда уже общеизвестной и не требовали специального объяснения.

Рост эксплуатации и бесправия усилило борьбу украинских крестьян против феодальных порядков. Она набирала различных форм - от простого непослушания до вооруженных восстаний. Большую тревогу среди феодалов вызвало восстание 1490 Как тогда писали в своих отчетах польские власти, «года 1490 на галицком Подолье стряслась упрямы крестьян против шляхты, унесшей в свои руки все земли. Во главе мятежному стоял казацкий атаман по фамилии Муха ». 10-тысячное войско Мухи получило города-крепости Песня-тин, Коломыю и Галич. Только собрав королевские и наемные войска, и призвав рыцарей Тевтонского ордена, местным феодалам удалось разгромить отряды крестьян. Сам Муха скончался в краковской тюрьме.

Первый украинский исследователь истории казачества проф. В. Антонович считает, что «казаки точное состояние без всякой инициативы государственной власти». А наш современник, американский историк проф. О. Прицак имеет свое объяснение причин возникновения казачества. По его версии, во II половине XV века, после завоевания Крыма и полной исламизации татар, известные нам из генуэзских колоний «казаки» подались на север и сформировали у Днепровских порогов сечевой ячейку, чтобы продолжить прерванную борьбу креста против полумесяца.

Народная колонизация юга Украины. Одной из распространенных форм протеста крестьян в эти времена стали побега. Крестьяне, а частично и мещане, группами и целыми селами переселялись в почти безлюдные тогда восточные и юго-восточные окраины Подолья, Брацлавщины, Киевщины. Это южная Украина, которая представляла собой окраину Великого княжества Литовского. В конце XV в. эта территория Украины от Черного моря до г. Рось была опустошена крымскими татарами и турками и называлась «Дикое поле». Административно южная Украина делилась на уезды: Каневский, Черкасский, Винницкий и Брацлавский.

По данным люстраций (описаний), на середину XVI века, например, в названных выше 4 уездах, а также Киевском и Житомирском существовало 208 поселений, в которых насчитывалось всего 17 тыс. человек населения. Эти данные далеко не полны, но и они решительно опровергают утверждение польских шляхетских историков о якобы полном «запустение» южной Украине. Однако, не-щего на опустошительные татарские нападения, в течение XVI в. и особенно I половины XVII в. здесь происходил непрерывный процесс колонизации - народной и благородной. Вследствие этого в середине XVII в. Киевщина имела довольно значительное население: по одним данным, 420 тыс, а по другим - 1400 тыс.

Побеги крестьян получили в конце XV в. угрожающего феодалов характера. Поэтому отдельные господа и государство употребляли различных мероприятий, чтобы прекратить их. По Судебником великого князя литовского Казимира IV от 1467 p., лицам, подстрекали крестьян бежать, грозила смертная казнь (кара на горло, как тогда говорили). Но побеги не прекращались, а порой даже учащались.

На новых местах беглые крестьяне называли себя казаками - свободными людьми.

Современник хронист Гронд-ский (XVII век), автор сочинения о Украины, так описывал это явление: «Те из русского (украинского) народа,

которые не хотели терпеть ярмо и власть местных господ, шли в далекие края, к тому времени еще не заполнены людьми, и присваивали себе право на свободу, основывали новые колонии, и чтобы отличаться от подданных, принадлежавших русским (украинским) господам, стали называться казаками ».

В самой Польше было два состояния - шляхта и крестьянство. Польское право не знало такого состояния, как казаки. Массовые побеги крестьян привели к тому, что через 50 лет после Стефана Батория в степях и лесных дебрях Украине проживало уже более 500 тыс. человек.

Во II пол. XV века, а особенно в I половине XVI в. на Правобережье Украины - в верховьях Южного Буга, в бассейне рек соби, Синюхи, Роси, Тясмина, а также на Левобережье - вдоль Трубежа, Сулы, Псла и т.д. появилось немало казачьих слобод и хуторов. По словам современника, многолюдные прежде городки и села центральных районов страны совершенно опустели, а на не-люднених пространствах, наоборот, появилось много жителей.

Как отмечает советский исследователь истории казачества В. Голобуцкий, казацкая колонизация южноукраинских степей имела важное хозяйственное значение. Прилагая огромные усилия, казаки распахивали степную целину, заросшую опилками (ковылем высотой до 2 м) и терном, проторили пути, строили мосты, основывали поселения, выращивали сады. Казаки положили начало не только земледелию в степных краях. Они занимались и скотоводством, промыслами - рыболовством, охотой, селитроварение, ремеслом, торговлей. Бывшие «дикие поля» начали втягиваться в экономические связи с более развитыми районами Украины.

Итак, в XVI-XVII веках казацкая колонизация юго-восточной Украине, особенно ниже Киева, возле Черкасс и Чигирина, была уже явлением обычным. Подчеркивая значение ее для экономического возрождения края, французский инженер Г. Боплан (XVII век), проживавший в Украину, писал: «Местная население так далеко отодвинула его (государства) границы и приложила столько усилий для возделывания пустынных земель, что теперь их чрезвычайная плодородие составляет основной источник дохода государства. "

Вслед за казаками катился барский колонизационный поток. Магнатская благородная колонизация Степной Украины, поддерживаемая государством, создала жесткие условия для казаков. Часть их была вынуждена признать власть господ и понемногу превратилась в зависимых крестьян. Но наиболее м дит и свободолюбивые элементы отступали на юго-восток, к порогам, а потом и за Днепровские пороги.

Возникновение Запорожской Сечи. За порогами лежал край с плодородными почвами, буйными травами, богатый рыбой, соль, зверя, птицу. Но колонизация его была связана с большими трудностями, главные из них - соседство воинственных татарских орд. Кроме того, Запор жжя было почти полностью отрезан от центральной Украине: двигаться степью было трудно за недостатком путей и за угрозы нападений кочевников, а дорогу Днепром пересекали ужасающие пороги.

Несмотря на неблагоприятные условия, еще в середине XVI в. не только перед порогами, но за ними были уже казацкие «городки» - укрепления, опорные пункты на случай нападения врагов. Как свидетельствует тогдашний документ (XVI век), казаки «уставичне (постоянно) там живут на мясе, на рыбе, на меду, с пасек, с сапетов (рыбных промыслов) и сытят там собе мед, яко дома». Тогда же за порогами появились и казацкие зимовники. В первые времена колонизации зимовник представлял собой небольшую степную жилище - жилище или землянку - с заграждением для скота, стогами сена, позже - более или менее благоустроенный казацкий хутор.

Около середины XVI в. казацкие «городки», или сечи », за порогами объединились в Запорожскую Сечь, своеобразную« казацкую республику ». Возникновение Запорожской Сечи было выдающимся событием в истории украинского народа.

Когда основалось славное Запорожье, дух казачества разлился по всей Украине. Сечь стала центром борьбы украинского народа против феодального и национального гнета. Она сыграла также важную роль в обороне Украины от нападений турок и татар.

Развитие товарно-денежных отношений постепенно втягивал в рыночные связи и крестьянское хозяйство. С ростом барских поместий уменьшался крестьянский надел и увеличивалась барщина. Впоследствии в части крестьян остались одни огороды и дома. Таких звали огородниками. А тех, у кого отбирали на господина и огород, оставив только дом, называли халупниками, или кладовщиками. Были и такие, которые не имели даже домов, - бездельник, как тогда говорили. Уже в XVI в. немало было крестьян, нанимались на работу к своим соседям. Польский современник писал: «Крестьянин не ищет долго наемника, если он ему нужен, потому что имеет его у себя дома (в деревне)».

Социальное расслоение среди крестьян начинается сравнительно рано, хотя и сдерживается всячески феодалами.

Социальное расслоение казачества. Более благоприятные для социального расслоения условия существовали у казаков. Казачество, к тому же никогда не было слоем однообразной в социальном отношении. Экономическое неравенство в среде казачества возникла одновременно с его появлением, поскольку от феодально-крепостнического гнета в запорожском крае бежали разные по своему экономическому состоянию элементы.

На новых местах социальное неравенство не только сохранялась, но и росла. Наличие наемников у богатого казачества в I половине XVI в. не вызывает сомнения. Так, в грамоте Жигмонта И от 14 августа 1544 говорится, что черкасский староста взимает незаконные сборы с казаков и их наймитов.

Процесс расслоения состоялся и за порогами - на Запорожье. Австрийский посол, поляк по происхождению, Эрих Лясота писал в 1594 p., что ав числе (казаков) много людей бедных ».

Такие «бедных», - отмечал он, - нанимались на работу в «зажиточных казаков».

Реестровые казаки. 1572 Жигмонт II Август приказал сформировать небольшое казацкое войско числом 300 человек. Эти казаки вписывались в специальный реестр (список) и назывались реестровыми. В реестр набирали преимущественно зажиточных крестьян и мелких украинских шляхтичей. Во главе реестровых поставлено, по королевскому приказу, старшего (позже его стали называть гетманом).

0 - Апанович пишет, что официально термин «казацкий гетман» или «гетман Войска Запорожского» стали применять именно со времен возникновения реестрового казачества. Во время больших походов и восстаний власть реестрового гетмана распространялось на все казачество.

Реестр имел определенные привилегии. Казаки освобождались от всех повинностей, получали право владеть землей и подчинялись своей старшине, которая должна, в свою очередь, право судить и управлять казаками. За эти льготы реестровые должны были отбывать службу на деньги. Чтобы поощрить казаков, правительство посылало им иногда небольшие суммы денег и сукна.

1578 г., за короля Стефана Батория, реестр был увеличен до 500 человек.

После организации реестрового войска польское правительство считал казака только того, кто был вписан в реестр. По всем остальным казаками он не признавал не только казацких прав, но и самого названия «козак». Реестр отбывал службу в Южном Приднепровье основном за порогами. Здесь он имел выставлять от себя залогу. С этого времени реестровое войско стали называть в официальных актах «Войском Запорожским». Называя так реестровых казаков, польское правительство хотел подчеркнуть, что никаких других казаков - прежде принадлежавших к Запорожской Сечи, - он не признает. Позднее, во избежание путаницы в терминологии, стали называть вольное казачество за порогами - «Войском Запорожским низовым».