Фашистского террора и усиление движения сопротивления

Впервые официально об этом напомнил немцам проводник УЦК в Генеральном Губернаторстве В. Кубийович в письме от 25 февраля 1943 В этом письме В. Кубийович сообщал о массовых случаях издевательств, бесчеловечное обращение, аресты и массовые казни. Набор рабочей силы и вывоза ЕЕ в Германию превращались в охоту на людей. В декабре 1942 г. по всей Галичине были арестованы впечатляющее количество людей, заподозренных в принадлежности к движению Ст. Бандеры. Немцы часто расстреливали целые семьи. «Детей, младенцев, стариков и даже дальних родственников арестованных убивали без всякого суда, как только была хоть малейшее подозрение, что один из членов семьи совершил преступление против оккупационных властей», - писалось в одном из донесений абвера. В нем также указывалось, что до марта 1943 г. на Волыни немцы сожгли 40 деревень. Так было по всей Украине.

Один из немецких рапортов констатировал, что немецкая администрация не пробовала понять украинское население. «Гражданская администрация выкопала глубокую пропасть между украинским и немцами, пропасть, заполненную кровью», - делался вывод в сообщении.

В ответ на это ОУН Бандеры распространила заявление, в котором гласила, что большевистские и нацистские методы по отношению к украинскому народу - одни и те же. Открытка особенно враждебная была относительно немцев и призвала молодежь в боевые ряды ОУН и бороться за украинское государство.

С марта 1942 г. Главная служба безопасности рейха ввела в своих донесениях об ОУН Бандеры рубрику «Украинское движение сопротивления». Донесение РСГА с тех пор постоянно имели такую рубрику, посвященную только национальном сопротивления в Украине.

До времени немцы считали, что ОУН Бандеры - это движение украинский, нелегально прибывших из Галичины, или, возможно, с Рейха. В березни.-апреле 1942 г. они начали осознавать, что это движение распространилось среди молодежи по всей Украине и особенно на Волыни и на Подолье. На Волыни ОУН проводила среди молодежи «тайную подготовку политического и военного характера», эти молодые украинский считались частью революционной националистической армии.

Этого же года Гиммлер напомнил о декрет «Нахт унд Небель» («Ночь и туман»), по которому любое преступление неньчецьких гражданских лиц, направленный против Рейха или оккупационных властей, карался смертью на месте или исчезновением для всех, кто их знал, бесследно, «в ночи и тумане».

В 4-м номере «Бюллетеня» ОУН за апрель 1942 отмечалось, что за девять месяцев войны в Украине не произошло особых изменений. Вместо советского тоталитаризма пришел тоталитаризм национал-социалистический.

Оба они подобны своей главной целью, разная только их тактика. В обоих случаях под привлекательной маской - с одной стороны, социалистический рай, с другой - «счастливое» жизнь в «Новой Европе» - кроется тот самый враждебный нам империализм. «Украинскую нацию деполитизируют, у нее отнимают ее политические идеалы и ее веру в возможность создания своего государства, и всех носителей идеи независимости будут уничтожать». С этого времени стали формироваться вооруженные группы, так называемые группы самообороны ОУН Бандеры.