Советская Украина в начале 1920-х pp

Одержав победу в революции, большевики оказались наедине ii обществом, которое, с точки зрения марксистской теории, представляло собой не лучший материал для построения коммунизма. После поражения левых мятежей в Германии и Венгрии 1919 российским коммунистам пришлось распрощаться с надеждами на скорую социалистическую революцию в Западной Европе. Вместо крупной западной промышленности, должна подвести материально-техническую базу под государственную коммунистическую надстройку, Они получили в наследство экономически отсталую и преимущественно аграрной страной. К тому же, в национальном отношении это общество было очень разнородным, и после волны национальных революций на окраинах бывшей Российской империи удерживать его как одно целое стало очень трудно. На Xзьизди Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП (б)) в марте 1921 г. ее лидер, Владимир Ленин, сделал печальный вывод, что советский режим идет к гибели.

Положение в Украине в первые послереволюционные годы хорошо иллюстрировало такой тезис. Отношение украинского общества к российским большевикам и к революционной России было крайне отрицательным. Русские крестьяне, которые во время голода 1921-1923 pp. бежали в поисках хлеба из Поволжья в Украину, рассказывали, что украинская везде относились к ним враждебно. «Вы сделали революцию, - говорили украинские крестьяне россиянам, - идите и живите с ней и не приходите к нам». Враждебное отношение местного населения создавало особые трудности для функционирования большевистского режима в Украине. Так, украинский коммунистическое правительство в Харькове не сумел в начале 1920-х pp. собрать точные данные о величине урожая, поскольку харьковские статисты не могли черпать информацию Непосредственно на месте. Они были евреями, а для евреев, особенно евреев-коммунистов, не было безопасно выезжать в деревню.

Всего, по признанию большевистских лидеров, украинское крестьянство смотрело на них как на касту новых эксплуататоров, которые хотят править и угнетать не хуже старых привилегированных классов. Если крестьянам случалось разговаривать с большевиками, они предпочитали делать это сквозь прицел ружья. К августу 1921 армия Нестора Махно количеством до 15 тысяч человек контролировала отдельные регионы в центре и на юге Украины. Кроме того, в 1921 г. в Украине и Крыму действовало 464 партизанских отряда, насчитывавшие от 20 до 500 человек в каждом. Некоторые из них просуществовали вплоть до конца 1920-х pp.

Большевики могли удержаться у власти, только и впредь применяя террор против местного населения. I действительно, с первого года существования советской власти репрессии не прекращались. Список потенциальных жертв террора был очень большим: так, в секретном циркуляре Государственного политического управления (ГПУ, так с 1922 г. стала называть ся ЧК - Чрезвычайная комиссия) в перечень «враждебных» групп и организаций в Украине вошло около 20 категорий населения - «националисты всех мастей и оттенков », бывшие белогвардейцы, зажиточные крестьяне, торговцы, священнослужители, ученые и другие, одним словом, все, кто поднимался выше пролетарского уровня.

Но репрессии имели свои пределы. Можно было ликвидировать малочисленные партии и запугать интеллигенцию. Но что делать с многомиллионным крестьянством с его глубоко укоренившимся частнособственническим чувством, политически неблагонадежным пролетариатом - одним словом, с мелкобуржуазной стихией, которой большевики не доверяли, боялись и которую считали своего главного врага? В 1920-х pp. советская тоталитарная система была далека от своего завершения, и ее мощностей явно не хватало, чтобы пропустить эту стихию сквозь жернова революционного террора. Ситуация требовала от большевиков готовности идти на определенные компромиссы с обществом. 3 точки зрения революционной этики, такое поведение было равносильно измене. Однако наиболее дальновидная часть большевистского руководства, и прежде Ленин, заговорили о необходимости «передышки», стратегического отступления, что в ближайшем будущем мог бы обеспечить более широкий фронт наступления.

Одним из самых первых и дальновидные компромиссов была отмена крайне непопулярного «военного коммунизма» с присущим ему принуждением, экспроприациями имущества и тотальной централизацией производства. Провозглашенная в марте 1921 г. новая экономическая политика (сокращенно - нэп) улучшила общее хозяйственное положение, частично восстановив свободный рынок и освободив частную инициативу от жестких государственных ограничений. Наиболее же воспользовалось по этому крестьянство, после ликвидации принудительного продразверстки могло продавать продукты своего труда на рынке. Результаты ждать себя не заставили себя ждать: к середине 1920-х pp. были восстановлены довоенные уровни производства зерна и промышленного производства.

Следующим шагом стало создание в декабре 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик. Провозглашенный в Харькове украинское советское правительство фактически был фикцией. Как признавал позднее его председатель Христиан Раковский, большинство членов его партии воспринимала харьковский правительство как тактическую дипломатическую игру. Советская Украина не имела своей собственной армии, валюты, бюджета - то есть большинства признаков независимого государства. Летом 1919 г. была провозглашена военно-политический союз между РСФСР и УССР. По его условиям, пять наркоматов - военных дел, народного хозяйства, железнодорожного управления, финансов и труда - провозглашались общими, а фактически руководствовались из Москвы. Новое соглашение о военном и хозяйственный союз между двумя республиками (декабрь 1920) увеличила число совместных наркоматов еще на два (внешней торговли, почт и телеграфов. По сути, Украиной управляли российские наркоматы, а сама республика превратилась в автономную область РСФСР.