Социально-экономическое положение и антикрепостническая борьба

Миллионы закрепощенных украинских крестьян были совсем бесправные и достигли в годы правления Николая I положения рабов. Если русские крестьяне главным образом платили денежный оброк, то с 5 млн. украинских крепостных крестьян 99% отрабатывали тяжелую барщину, что достигала 5-6 дней в неделю. Размер ее устанавливал сам помещик. Помимо обычной, отработочной барщины, в Украине были распространены и другие виды этой системы эксплуатации.

Чтобы увеличить производство сельхозпродуктов для продажи, помещики, и без того владели 70% всей земли, забирали крестьянские наделы, а крестьян переводили в дворовые, которые жили при имении, ежедневно работали в поле, выполняли самую разнообразную работу, заданную им.

Широко практиковалось помещиками мисячництво, когда крестьян переводили на постоянную барщину, а за работу платили месячное содержание продуктами. Эта месячная плата была очень скудной и едва обеспечивала крестьянам полуголодное существование.

Многие помещики применяли по крепостных урочную систему отработок. Чтобы держать крестьян на барщине, помещик давал каждому из них определенное задание (урок), но такое, что за день его не выполнишь.

Часть населения украинских губерний - бывшие казаки Левобережья и Слобожанщины - оставались на положении государственных крестьян. За свою землю они платили налоги, отбывали государственные повинности.

Жестокому угнетению подвергались и крестьяне-крепостные Правобережье, где основную массу землевладельцев составляла польская шляхта. Здесь неумеренное барщинное ярмо дополнялось еще и пренебрежительным отношением к православным «схизматиков».

В 1847-1848 pp. царское правительство провело на Правобережье инвентарную реформу, якобы с целью описать помещичьи имения и установить постоянную норму барщины. Но крестьяне, которые надеялись на улучшение своего положения, в итоге ничего не получили. Так называемые «Инвентарные правила» хоть и провозглашали ограничения барщины тремя днями, фактически игнорировали его. Помещики не выполняли инвентарных правил, a крестьянские жалобы суд не рассматривал. В результате царским войскам пришлось подавлять более 200 крестьянских волнений.

Кроме того, крестьяне должны были платить еще и налоги птицей, медом, деньгами и отбывать государственные повинности. Измученный тяжелым трудом и частыми неурожаями и голодом народ вимирав, крепостное население уменьшалось.

Николаевская внутренняя политика приводила к упадку крестьянских хозяйств, к обнищанию крестьян, в свою очередь отражалось и на состоянии помещичьего хозяйства. Ибо если уже нечего было взять от разоренного хозяйства крестьянина, бедные и сам помещик. Значительная масса землевладельцев залезала в неоплатном долгу, закладывала ростовщикам и государству несколько раз имения. В этом тоже проявлялись кризис помещичьего производства и процесс разложения помещичьего состояния, хозяйничал и жил старыми феодальными методами.

Открытие во второй четверти XIX в. широких возможностей выгодной продажи зерна и технических культур как в Россию, так и через черноморские порты - Херсон, Николаев, Одессу - за границу, оживили сельскохозяйственное товарное производство. Усилилось распашка безграничных степей Южной Украины. Здесь посевные площади за первую половину XIX в. увеличились в 25 раз. Выросло и население южноукраинских губерний. Так, количество ревизских душ (мужчин) возросла здесь с 451 тысячу человек в 1801 г. до 1,1 млн. в 1857 г. Значительная их часть была перевезена землевладельцами, которые получили от царского правительства в дар за службу обширные владения и начали хозяйничать по-новому, на рынок.

Увеличение товарной продукции происходило не только за счет расширения посевов на свободных землях, но и за счет улучшения сельскохозяйственного производства, внедрение севооборотов, сортового посева, совершенствование орудий труда. Большие прибыли получали землевладельцы и за счет животноводства, благодаря росту международных цен на шерсть.

Помещики расширяли посевные площади под наиболее ходовые на внутренних и внешних рынках технические и зерновые культуры, внедряли различные машины, переходили от трехполья к многополью. В это время значительно увеличились посевы пшеницы, ржи, ячменя, кукурузы. Украина стала быстро превращаться в житницу не только России, но и Европы.

В 1822 г. в селе Прощинци на Каневщине возник первый сахарный завод. Впоследствии подобные предприятия появились во многих городах Украины. Помещики правобережных губерний начинают специализироваться на выращивании сахарной свеклы, екатеринославские и херсонские - льна, подсолнечника, картофеля, полтавские - конопли и табака. Большое значение приобрело товарное огородничество, особенно в Херсонской (арбузы, дыни) и Черниговской (огурцы).

На юге Украины быстро развивалось товарное животноводство (продажа лошадей, крупного рогатого скота, свиней), и особенно - тонкорунное овцеводство.

Во многих украинских селах развивались различные крестьянские промыслы - дубления кож (Черниговщина), гончарство (с. Опошня на Полтавщине), салотоплення, сукновальство, деревообработка. При помещичьих имениях возникают новые винокурни, гуты, бумажную фабрику, суконные мануфактуры, селитряные и поташем заводы. На них помещики использовали труд не только крепостных, но и вольнонаемных рабочих.

В первой половине XIX в, в Украине развивались не только помещичьи предприятия, но и купеческие и казенные.

В руках помещиков продолжали оставаться сахарного, винокурни и суконные мануфактуры. Купеческие же; предприятия - маслобойки, салотопный, канатные, мыловаренные, кожевенные заводы - работали уже на труде вольнонаемных рабочих.

Росло производство сукна на крупных казенных мануфактурах типа Рашкивськои, Екатеринославской, Путивльской, основанных еще в XVIII в. 3 1825 до 1860 г. число предприятий промышленности в Украине выросло с 650 до 2 800. Начиная с 30-х pp. на большинстве этих предприятий переходят от ручного труда к использованию в производстве различных машин и механизмов. Произошел переход от мануфактуры к заводов и фабрик, из которых уже на середину 50-х pp. было 20 машиностроительных заводов и более полусотни механических мастерских. Сахарного и сукновальни использовали паровой двигатель.

В 1823 г. в селе Мошнах (Черкасщина), принадлежавшее князю М. Воронцову, был построен первый пароход и спущен его на Днепр. А уже в 1860 г. количество днепровских пароходов достигло 17. Появились они и на Днестре.

Одно из ведущих мест в промышленном производстве стали занимать добыча каменного угля и металлургия Донбасса и Приднепровья. Вверх 1850-х pp. в украинских губерниях действовало 11 чугунолитейных, 32 железоделательных и 13 мидноплавильних заводов. Металлургия стапа базироваться на совершенной технологии с применением каменного угля Донбасса. Наиболее известным металлургическим предприятием тех пор стал основанный еще в XVIII в. Луганский литейный завод. Рост угольной и металлургической промышленности было обусловлено потребностями хотя еще и незначительного, но растущей станко - и машиностроительной промышленности.

На базе развития овцеводства в украинских губерниях успешно развивалось и суконное производство, что обеспечивало потребности местного населения и российской армии. Определенного развития достигли полотняная и другие отрасли по переработке сельскохозяйственного сырья.

С развитием промышленности росло и население подроссийской Украины, до 60-х pp. увеличилось с 7,5 млн. человек до 13 млн. Особенно быстро увеличивалось количество жителей промышленно развитых городов юга Украины. После отмены гетманства левобережные городка упадок, а когда Николай I упразднил магдебургское право, и совсем превратились в села. Правобережные же города, заселенные преимущественно евреями, были мелкими ремесленно-торговым центрами, маленькими и грязными.

Таким образом, в течение первой половины XIX в. в Украине развивались производительные силы во всех отраслях хозяйства. Вместе с тем, промышленность Украины отставала в своем развитии от промышленности центральной России - царизм всячески тормозил экономический рост Украины и усиливал ее колониальную зависимость от России.

Произведенные в помещичьих хозяйствах и на свободных предприятиях продукты и товары сбывались в городах на ярмарках и базарах, вывозились за границу, за пределы Украины. Особенно развитой была торговля на ярмарках. Наибольшей популярностью пользовался Контрактовая ярмарка в Киеве, где за один день заключались тысячи контрактов на продажу зерна, табака, продажи ремесленных изделий, аренде земель, имений, лесов. За пределами Украины были известны также Крещенский и Троицкий ярмарки в Харькове, Крещенский в Киеве, Воздвиженский в Кролевце, Ильинский в Ромнах. На них сбывали свои товары не только украинские, но и русские купцы из Нижнего Новгорода, Владимира, Москвы. Вместе украинские купцы вели торговлю табаком, мерлушкой шерстью, сахаром в центральных российских губерниях. Шел процесс дальнейшего формирования всероссийского рынка, усиливалась экономическая зависимость различных частей необъятной Российской империи. Украина все больше превращалась иа рынок сбыта для российских товаров.

Только в первой четверти XIX в. треть товаров текстильной промышленности России была распродана в Украине, а порты Черного моря - Одесса, Херсон, Николаев - стали центрами внешней торговли Российской империи. Транспортировкой товаров к рынкам сбыта занимались чумаки. Чумаки, возникшее еще в XV веке, наивысшего своего развития достигло именно во время, когда рынок начал требовать значительных извозчичья-транспортных средств. Чумаковали главным образом свободные (государственные) крестьяне, мещане, иногда бедные помещики, казаки.

«Визникування свое чумаки проводят обычно валками, состоящих из нескольких десятков повозок (по-Млечном волов. Валка, или фура, имеет своего атамана, который от имени целой вереницы нанимается для визникування, принимает заработки и делает раскладку с участием каждого. Такое общество называется у них артелью. Каждый чумак в своей артели подчиняется в строгом смысле всем условиям и в случае ухода от них карается и даже изгоняется из артели. Атаман решает все споры окончательно, он назначает наказание, и вся артель подчиняется ему безусловно. Дома, получив заработок, чумак ведет обычную жизнь.

В дороге же чумак подвергает себя всяким лишениям: всегда трезвый, умеренный в пище: пшенная каша с салом, или галушки, кусок хлеба с солью - это все его питание. Так описал современник чумацкое жизни и труде.

Сначала чумаки транспортировали соль в Восточную Украину и в Россию из Коломыи и Крыму. 3 началом XIX ст. они возили с верхнего Поднепровья на Юг Украины изделия мануфактур и заводов, зерно, табак, фрукты, а оттуда везли соль, вино, уголь, рыбу. С ростом всероссийского рынка чумаки стали достигать Волги, Дона, Московской и Владимирской губерний. В Украине пути чумаков проходили через Одессу-Екатеринослав-Полтаву-Харьков, из Ростова через Полтаву-Киев в Луцк т.д.

По неполным данным, только в 40-х pp. чумаки перевозили за один год до 600 тысяч маж (телег) различных товаров.

Упадок крепостнической системы хозяйствования повлек изменения и в сословной структуре украинского общества. Наряду с помещиками и крестьянами-крепостными стали появляться представители буржуазии и рабочих.

Истоки украинской буржуазии были разными. В развитие промышленного производства постепенно втягивались дворяне. Помещичьи мануфактуры играли значительную роль в производстве промышленной продукции. Однако ведущее место в росте буржуазии стали занимать выходцы из купечества и зажиточных ремесленников и крестьян, иногда и крепостных, которые откупились от помещиков.

Количество купцов за 20-50-е pp. XIX в. в Украине выросла более чем в 5 раз и достигло в 1859 104 тысяч. Для Украины было характерно, что в состав купечества, как и промышленников, входили выходцы из разных национальностей: украинские, русские, поляки, евреи, греки, молдаване и поселены еще в XVI в. армяне. Присущим для украинской буржуазии стало сочетание торгового капитала с промышленным.

Главными источниками формирования рабочих были разоренные крестьяне, казаки и отпущены на оброк, а также сельские кустари и городские ремесленники. Значительную часть работников помещичьих и казенных предприятий составляли крепостные. Даже на большом Луганском казенном литейном заводе работали преимущественно местные приписные крестьяне. Они составляли в 30-х pp. XIX в. 75% рабочих.

Но росла и количество вольнонаемных рабочих, сельскохозяйственных батраков-наемников, их процент в общем составе работных людей постоянно возрастал. На купеческой промышленных предприятиях они уже составляли 100%. Росла и общее количество рабочих. Если в 1825 г. их число достигало 10 тысяч человек, то в 1859 г. их насчитывалось уже около 100 тысяч, причем 58% из них работали на сахарных. Рабочими были преимущественно мужчины. Постепенно внедрялась и работа на производстве женщин и детей, которые составляли более 30% работающих. Это была наиболее угнетаемые часть работников.

Социально-экономическая напряженность в Украине углублялся стихийной борьбой. Народ выдвигал новых, бесстрашных и отважных вожаков - мстителей за барские обиды и издевательства.

На Подолье (теперь Винницкая и Хмельницкая области), где борьба крестьян и городской бедноты набрала особенно широкого и упрямого характера, повстанческие отряды возглавил Устим Кармелюк (1787-1835).

Родился он в селе Головчинцы Литинского уезда (теперь Кармелюкова Жмеринского района Винницкой области) в семье крепостного крестьянина. Беспросветные нищета, страдания и тяжелый труд стали известными Кармалюковой с детских лет. Устим ходил на ненавистную барщину, а позже скитался среди барских дворовых. Но уже тогда молодой выражал протест против крепостного рабства, за что и попал в немилость господина, в 1812 г. отдал смельчака в солдаты до уланского полка. И храбрый Кармалюк через год не только сам бежал из полка, но и подговорил своих друзей, которые и составили ядро первого повстанческого отряда Кармалюка. В судебном деле сохранились приметы У. Кармелюка, описанные следователем: «Кармелюк, примет таких: 20-ти лет, на рост 2 аршина 6,5 сливок, лицо круглое, нос обыкновенный, волосы, брови, усы и борода русые, глаза голубые, бороду бреет.

В 1814 г. Кармалюка схватили и по приговору военного суда наказали 500 шпицрутенами и отправили в военную часть в Крым. Однако по дороге Кармалюк опять бежал и развернул широкую борьбу против социального и национального угнетения крестьян польскими магнатами и шляхтичами.

Опять арестовав Кармалюка, царский суд приговорил его к смертной казни, но впоследствии заменил ее 10 годами сибирской каторги. Однако и там не оставил он надежд на вожделенную свободу: Кармалюк опять бежал и возглавил на Подолье повстанческий отряд. Борьба продолжалась двадцать лет, охватив около 20 тысяч крестьян, городской бедноты, солдат-беглецов, кувыркаясь и в соседние - Киевской и Бессарабской губерний.

Началось многолетнее соревнование. Восставшие во главе со своим предводителем, преследовали и наказывали злых помещиков, а царские чиновники стремились быстрее подавить pyx i поймать Кармалюка, создав для этого специальную комиссию. Повстанцы, нападая на имения помещиков и богачей, добытое добро раздавали бедному населению.

Численные аресты, тюрьмы, каторга не пугали Кармалюка и его сподвижников. Они снова и снова бежали на свободу и продолжали борьбу. Чрезвычайная популярность Кармелюка среди народа пугала помещиков-шляхтичей, потому давала ему убежище в каждом доме, защита в каждом селе. Чиновникам трудно было бороться с его многочисленными отрядами, действовавшими одновременно в разных местах. I после смерти Кармалюка (в 1835 г. его убил во время облавы из засады шляхтич) имя его продолжало жить среди народа, волна восстаний, поднятых им, катилась на господские головы. Под его влиянием на Харьковщине 1825-1837 pp. состоялся ряд крестьянских волнений, возглавляемых Иваном Звонаренко. Среди народа ходили легенды и предания о Кармалюка. Слепые кобзари воспевали грозного защитника трудового народа, а его современник, Т.Г. Шевченко, вспоминал о Устима как об отважном «рыцаря». Деятельность его стала сюжетом одноименных произведений М. Старицкого, Марка Вовчка, Василия Кучера.

Забитые темнотой крепостные наивно верили в справедливость московского «царя-батюшки» и все надеялись от него свободы. Этим иногда сознательно пользовались руководители беспорядков.

В апреле 1826 г. поднял крестьян села Мошуров (Тальновский район Черкасской области) солдат расквартированного в Умани Днепровского пехотного полка Алексей Семенов, выходец из Орловской губернии. Он провозгласил себя царским офицером по особым поручениям - флигель-адъютантом, которому якобы царь поручил арестовать злых помещиков Киевщины и отправить в Петербург. Крестьянам Семенов провозглашал «Царскую грамоту», им самим написанное. Ею земледельцы освобождались от барщины и произвола господ.

Крестьяне так этого хотели, поверивших самозванцу и пошли Семеновым. Мошуривци, а за ними и жители окрестных сел, отказались выходить на барщину и выполнять другие повинности, собирались большими группами, провозглашали самоуправления и под руководством Семенова шли наказывать помещиков. Злого эконом избили плетьми, злого посессора заковали в кандалы.

Генерал-губернатор войсками подавил восстание, а его участников тяжело наказал. Семенова приговорили к смертной казни, которую заменили битьем шпицрутенами и ссылкой в Сибирь на каторгу. К судебной ответственности привлекли около 150 участников движения, которые тоже понесли физической расправы шпицрутенами и ссылке в Сибирь.

Проводя в 1847-1848 pp. инвентарную реформу, царское правительство надеялось определенным нормирования барщины и других повинностей крепостных усмирить крестьян. А получилось наоборот. Крестьяне восприняли это как возможность полного освобождения от барщины и отказывались подписывать инвентаре с определенными в них повинностями. Жители отдельных деревень прекратили выход на барщину.

В марте 1848 г. выступили жители Ребедайловка Чигиринского уезда. Отказавшись от барщины, они вышли из повиновения помещику, a военной команде оказали решительное сопротивление. Только усиленном отряда войск удалось обуздать хлеборобов и жестоко их наказать.

Но выступления не прекращались и шли под лозунгами поисках «настоящей» царской милости и справедливости. Наибольшего размаха движение приобрело в июне 1848 г. в городке Жаботин и соседних селах (Смелянский район Черкасской области). Отказ от инвентарных правил, невыход на барщину, а потом и неповиновение начальству носили категорический характер. Когда для подавления выступления был послан отряд донских казаков, жаботинци, вооружившись палками, разогнали карателей. Власть в местечке перешла к повстанцам, организовалось самоуправления и самооборона. И войску удалось подавить и это выступление и сурово наказать участников.

Особую окраску царистский иллюзиями получили выступления украинских крестьян, вызванные Крымской войной 1853-1856 pp. Решая конфликт с ослабленной Турцией за господство на Балканах и Ближнем Востоке, царское правительство надеялось на волне военных успехов и шовинистического угара укрепить политические позиции внутри империи. Успехи русских войск в Молдавии и Валахии, разгром эскадрой адмирала П. Нахимова турецкого флота в Синопской битве вызвали определенные надежды успеха. Но вступление Англии и Франции в войну на стороне Турции и высадка их армий в Крыму сделали боевые действия затяжными и обреченными на поражение, несмотря на героическую оборону Севастополя.

В условиях войны антикрепостнические движения крестьян Украины набрали специфического характера. На Киевщине они получили название «Киевского казачества». Поводом к развертыванию стало обнародование указа царя от 6 февраля 1855 p., написанного малопонятной украинским крестьянам на русском языке, о создании так называемого «подвижного ополчения». Среди жителей Украины, особенно Киевской губернии, быстро распространились слухи, что царь издал указ, которым призывает украинских записываться в казаки, как в старые добрые времена Гетманщины и идти на войну, чтобы вернуться с нее свободным от крепостничества. Тот, кто не запишется, останется крепостным навсегда, потеряв право на освобождение.

Весной 1855 покозачення охватило 500 сел 9 уездов (из 12) Киевщины, свыше 183 тыс. человек. Некоторые проявления движения имели место и в других губерниях Украины. Крестьяне самостоятельно составляли списки казаков, к которым записывались десятки и сотни желающих, а следовательно - переставали ходить на барщину, выполнять требования землевладельцев, игнорировали распоряжения правительства. Во многих селах выбрали крестьянское самоуправление. Крестьяне понимали, что свободу нужно защищать, и вооружались, кто чем мог.

Как правило, повстанцы собирались большими толпами на сельских площадях, возле церквей и требовали от попов прочитать им царский указ об их освобождении от рабства и привести к присяге, уже как казаков. Крестьяне были убеждены, что такой указ царя есть, а помещики и чиновники нс желают его объявить. Слухи распространялись быстро еще и потому, что некоторые сельские учителя, врачи, священники поддерживали и подтверждали их своим авторитетом образованных людей.

В отдельных селах и местечках выступления набрали характера кровавых столкновений. Так, в селе Малая Березна крестьяне ударили в колокол и большим оптом, с кольями, топорами, косами ринулись в наступление на отряд карателей. Но грянул залп, и 20 убитых и более 40 раненых остались на площади. Многих из них как «зачинщиков» загнали в усадьбу и выпороли шпицрутенами. Подобная стычка произошла и в Корсуни, где также погибло более 20 и ранено более 100 человек из 4-тысячной толпы, который сделал попытку наступления на карателей.

О размахе «Киевского казачества» свидетельствует не только большое участие крестьян, но и то, что для их обуздания мобилизовано 16 эскадронов конницы, дивизию пехоты, резервный батальон, две роты саперов и другие войска.

He менее трагической стала и судьба украинских крестьян, с такими же наивными царистский иллюзиями отправлялись «в Таврию за волей». Движение распространилось весной и летом 1856 г. в Херсонской и Екатеринославской губерниях. Частично его отзывы проникли и в деревни Харьковщины, Полтавщины, Черниговщины.

Еще весной 1856 в Херсонской и Екатеринославской распространились слухи о том, что якобы начинается заселение и восстановление разрушенного войной Крыма, якобы туда приглашаются крепостные, которые получат там, как переселенцы, землю и материальную помощь, свободу от крепостничества и высокую плату за казенные работы. Слухи нашли отклик в крепостных крестьян, которые начали собираться большими обозами и, захватив с собой на телеги все, что только можно было взять, а то и имущество из помещичьих имений, двигались к Перекопу, чтобы добраться Крыму. Таким поход, несмотря на сопротивление помещиков и чиновников, летом выехало более 19 тыс. крестьян.

В середине 1856 вблизи Перекопа собралась огромная масса людей, стремившихся прорваться в Крым. Царизм бросил против крестьян регулярную армию, которая стояла здесь после войны. Происходили настоящие бои со многими убитыми и ранеными. Ценой этих жертв крестьян удалось разогнать по домам. Наиболее активных отдали в военно-полевых судов.