Развертывания национально-освободительного движения в приднепровье

Вскоре после вступления на престол Александр II амнистировал многих членов Кирилло-Мефодиевского братства. В некоторых срок наказания закончился сам. В 1857 г. в Петербург съехались бывшие братчики - II. Кулиш, Н. Костомаров, В. Белозерский и Т. Шевченко, образовавшие легальный кружок украинских, что сам собой убрал имя «украинского общества», или просто «громады». К нему присоединились еще несколько десятков людей, благосклонно относились к идее возрождения былой славы Украины. За исключением Шевченко, все громадовцы сошлись на том, что кружок заниматься не политикой, а лишь культурнической деятельностью - нести просвещение в темные массы украинского народа. Для этого прежде всего нужен был журнал - газета или журнал. С большим трудом в конце 1860 Василий Белозерский получил от правительства разрешение на издание двуязычного (на русском и украинском языках) журнала «Основа», выходивший 22 месяца и сделал большое дело в распространении национального сознания среди украинского - как восточных, так и западных. В нем печатались произведения украинских писателей, исторические разведки, полемические и публицистические произведения громадовцев по поводу болезненных вопросов жизни украинского. «Основа» боролась за развитие украинского языка, его признание, отстаивала распространение литературы, издания книг для народа.

После смерти Т.Г. Шевченко, произошедшей при подготовке первых номеров «Основы», идейным вождем, вдохновителем и организатором петербургской украинской общины стал его давний друг и единомышленник Пантелеймон Александрович Кулиш (1819-1897). Родившийся в семье потомков казацкой старшины в городке Воронеж на Сумщине, Пантелеймон Кулиш учился на философском факультете Киевского университета, но за участие в деятельности Кирилло-Мефодиевского братства был репрессирован царем. С тех пор, перейдя основном к занятиям литературой и историей, он ведет сложные и болезненные поиски пути для развития национально-освободительного движения, пытается определить будущее место украинского в семье европейских народов. От одной крайности он прибегает к другой, от призыва к немедленному обретения Украиной независимости - до преклонения перед царизмом.

В петербургской общине Кулиш получил деньги от богатых украинских помещиков Г. Галагана и В. Тарновского на основание типографии и развернул издательскую деятельность. Им напечатано альманах «Хата», «Букварь Южнорусский» Т. Шевченко, произведения Котляревского, Квитки, ряд своих исследований, художественных произведений и украинскую «Грамматику».

Выдающейся фигурой петербургского кружка был и Николай Иванович Костомаров (1817-1885) - известный украинский историк, литератор и публицист. Сын крепостной и помещика из села Юрасовкы (Воронежской области), Костомаров окончил Харьковский университет, преподавал в гимназиях и университете Киева, был профессором Петербургского университета. Как и всех кирилло-мефодиевцев, Николая Костомарова наказали - ссылкой в Саратов, где он занялся научными студиями по истории и литературой. Одна за другой выходили его многочисленные труды, в которых он стремился обосновать историческую необходимость украинского освободительного движения.

Именно в то время шла подготовка крестьянской реформы, и в духе общего либерализма российские власти благосклонно отнеслась к деятельности петербургской общины. Царская администрация даже сделала неслыханное до сих пор - начала выдавать воззвания к Украинская их родном языке. Кулишу поручили перевести законы о земельной реформе украинском языке, а киевская школьная округа даже выдала несколько украинских детских книжек для народных школ.

Общее освободительное подъем, сопровождавший подготовку крестьянской реформы, овладело в конце 50-х pp. i местную украинскую интеллигенцию. Среди ополяченого украинской шляхты Правобережья значительное распространение набрал движение хлопоманов, которых прозвали так за их идеализацию крестьян. Хлопоманы говорили, что необходимо отказаться от шляхетских привилегий, перестать наконец притеснять крестьян, дать им волю и землю, позволить национальное развитие. Чтобы подчеркнуть свои убеждения, они наряжались в украинский наряд, разговаривали на украинском языке, соблюдали крестьянских обычаев, поскольку украинская нация была крестьянской. Особенно активной была группа хлопоманов - студентов Киевского университета, которую возглавлял тоже студент Владимир Бонифатьевич Антонович (1834-1908), родом из села Михновка под Бердичевом. Он тоже был из полонизированной украинской шляхты и считал, что для нее есть два выхода - либо вернуться в лоно родного народа и компенсировать ему долги столетней эксплуатации, или остаться чужаками, которым придется бежать в Польшу. На упреки польской интеллигенции в измене, В. Антонович напечатал в «Основе» свою знаменитую «Исповедь», в котором подтвердил намерение работать на освобождение украинского народа. Его поддержали единомышленники - Фаддей Рыльский, Павел Житецкий, Константин Михальчук и другие.

Одновременно группа студентов и интеллигенции с Левобережья, которые жили в Киеве, воодушевленные петербургской общиной, основали на рубеже 1859-1860 pp. аналогичную Киевскую общину, была полулегальным культурным интеллигентским клубом. Участники общества открыли для неграмотных крестьян и мещан школы, действовавшие в воскресенье, поэтому и назывались воскресными. Накануне польского восстания 1863 г. члены группы Литоновича вышли из всех польских организаций, объявив себя украинскими, и, влившись в киевскую студенческой общины, создали общую общину, охвативший до 300 человек.

По примеру Киева, украинская интеллигенция начала создавать общины по всем значительным городах Украины - в Одессе, Чернигове, Харькове, Полтаве. Черниговская община издавала еженедельник «Черниговский листок», редактируемый украинским баснописец Леонид Глебов. Киевская община издавала рукописную газету «Самостоятельное слово». Участников общин стали звать украинофилами (украинолюбамы) за их восхищение всем украинским.

Общины занимались просвещением народа, организовывали воскресные школы, театральные представления, концерты, вечера, собирали устное народное творчество, выдавали ее, а также печатали памятники истории, литературы, популяризировали произведения украинских ученых и писателей. В целом общины сыграли положительную роль во развития украинской культуры и в подъеме национального сознания.

Однако, в своей деятельности общины не выступали против основ колониального строя и пытались добиться не полных политических прав для Украины, а только культурно-образовательных уступок со стороны царизма. Увлекшись безопасной культурнической деятельностью, участники движения не перешли к развертыванию освободительной политической борьбы. Вот почему радикальные участники движения бросали его и перешли к народникам и социалистов, которые, по сравнению со скромным, узким этнографизм общин, предлагали широкую программу общечеловеческой (а фактически - всероссийской) революционной борьбы, направленной на свержение самодержавия.

Невинный сначала культурно-образовательный украинский движение со временем стал набирать силу и политическую окраску, что вызвало тревога, подозрение, а впоследствии и испуг в правительственных кругах России. В разгар польского восстания 1863 г. в империи разразился психоз великорусского шовинизма. Все нерусское восприняли враждебно и отрицаться. Под горячую руку попали и украинофилы.

Российские ура-патриоты, которых возглавлял публицист М. Катков, начали в газетах безумную антиукраинскую кампанию. Они уверяли царя, что украинофилы подрывают основы империи, разрушают «отечество» и что вся их деятельность - это польская интрига, чтобы обескровить «матушку Расс. Один из царских прихлебателей даже доказывал императору, что украинская готовы создать самостоятельное государство. Так с аполитичного движения создали призрак сепаратизма.

Несмотря на заявления украинского в верности трону, царское правительство не замедлил с репрессиями. В июле 1863 г. министр внутренних дел Петр Валуев издал тайный циркуляр (распоряжение), которым запрещалось издавать на украинском языке педагогическую, церковную и научную литературу, учебники. В нем было написано, что «никакого малороссийского языка не было, нет и быть не может». «Малороссийском наречии» можно было писать разве художественные произведения.

Среди интеллигенции по всей Украине прокатилась волна арестов. Наиболее активных граждан выслали за пределы Украины, а общины распустили во всех городах. Закрыли петербургскую «Основу» и черниговский «Листок». Больше всего пострадали полтавская и черниговская общины, были полностью разгромлены, а их участники наказаны. На целое десятилетие любая украинская деятельность стала невозможной.

Лишь в начале 70-х pp, когда в Киеве снова собрались и окрепли молодые интеллектуальные силы, когда вернулись репрессированы «шестидесятники» появилась возможность снова организовать более-менее сплоченный национально-освободительное движение. Его возглавил неутомимый Владимир Антонович, который уже стал профессором Киевского университета. Вместе со своими коллегами-преподавателями - М. Драгомановым, С. Подолинским, М Зибером и А. Русовым - они образовали тайную Старую Общину, которую назвали так, чтобы отличаться от студенческих обществ, возникших тогда же. Начал оживать общинные pyx i по другим городам. Но провод вел Киев, где действовали наиболее активные деятели, которые снова направили pyx y русло культурной, а не политической работы.

Прежде из общины вышла инициатива основания украинского научного общества, образованному в 1873 p. i получило официальное название «Юго-Западного отдела русского географического общества». В этом же году группа украинских деятелей, которым дали деньги украинская помещица Елизавета Милорадович-Скоропадская и сахарозаводчик Василий Симиренко, основали во Львове вместе с тамошними деятелями Литературное общество им. Т.Г. Шевченко, начало издательской и беллетристические деятельность.

Киевский филиал географического общества развернула широкое исследование истории, языка, культуры, быта украинского народа, издала ряд сборников народных песен, сказок, исследований по этнографии. В Киеве розпочалосядрукування украинских книг. В 1875 г. Старая Громада взяла в свои руки русскоязычную газету «Киевский телеграф» и сделала ее своим неофициальным органом. Достижения украинских громадовцев-культурников продемонстрировал археологический съезд, собранный в 1874 г. в Киеве.

Одним из наиболее деятельных идеологов украинского движения этой эпохи стал Михаил Драгоманов (1841-1895) - известный в Украине историк, этнограф и публицист.

Родился он в Гадяче, в обедневшие помещичьей семье, которая была оппозиционно настроена к царизму. Дядя был участником декабристского движения, свободомыслящие идеи прививал Михаилу отец. М. Драгоманов получил прекрасное образование в Киевском университете, увлекался произведениями Т.Г. Шевченко, А. Герцена, Н. Чернышевского. Некоторое время он работал доцентом в Киевском университете, активно участвовал в работе общества, в деятельности демократически настроенной прогрессивной молодежи.

Вступив в киевской общины, Драгоманов особенно увлекся литературным собирательская и издательской деятельностью. Вместе с Антоновичем они подготовили и издали знаменитые «Исторические песни малороссийском народа». Идеи Драгоманова направлялись к освобождению украинского народа путем повышения его образования, культуры, собственного достоинства, а также приобщение к политической борьбе.

Успехи украинских вызвали ярость и гнев великодержавных шовинистов. Из Украины царю посыпались доносы о том, что украинские ученые, художники и писатели создали южную организацию, которая действует на руку врагам России - Польши и Австрии. Одним из доносчиков оказался полтавский помещик Михаил Юзефович. Он особо подчеркивал связям киевских громадовцев с Галичиной, что была в составе Австрии.

Александр II создал комиссию, которая рассмотрела все факты доносов и подготовила проект закона. 18 мая 1876 в Эмсе (Германия), где отдыхал царь, было подписано знаменательный Эмский указ. Согласно ему, полностью запрещалась украинская речь в Украине, не разрешалось ввозить украинские издания из Галичины, нельзя было ставить ней театральные представления, петь украинские песни. «Киевский телеграф» и «Юго-Западный отдел Российского географического общества» закрыли, Старую Общину разогнали, а нескольких участников репрессировали. Уволенный с должности «за неблагонадежность», эмигрировал за границу М. Драгоманов, где продолжал бороться с царизмом, издавал сборник, а затем журнал «Громада». Впоследствии он переехал в Болгарию, где до конца дней работал профессором Софийского университета. М.П. Драгоманов выступал против порабощения украинского народа русском и австрийской монархией. Он выдвинул идею федерации свободных общин-общин, которые составят единый союз свободных славянских народов.

В Женеве, выдавая свою «Громаду» на собранные в Украине деньги, М. Драгоманов развернул критику громадовцев, призывая их покинуть просвещение и этнографизм и перейти к более широкой политической борьбы за федерацию Украины в составе России. Драгоманов писал, что все силы должны быть отданы этому делу, поскольку «каждый человек, покинула Украину, каждая копейка, потраченная не на украинское дело, каждое слово, сказанное не на украинском языке, есть растранжиривания народного капитала». Группа В. Антоновича не согласилась с крайними призывами Драгоманова и в 1885 г. прекратила ассигнования «Громады», которая перестала выходить. Но неугомонный Михаил Драгоманов перенес свою пропаганду на грунт галицкого украинского национально-освободительного движения, усилив его своими идеями.

В эмиграцию уехали также С. Подолинский, Н. Зибер, Ф. Вовк и другие. П. Кулиш и М. Костомаров разуверились в возможности что-то сделать для украинского народа в условиях репрессивного российского режима и начали высказывать идеи покорения царизма.

Вплоть до начала 90-х pp. украинское освободительное движение переживает кризис. Единственным легальным рупором Старой Громады стал русскоязычный журнал «Киевская старина», основанный 1882 p. B. Антоновичем на средства того же Василия Симиренко. На страницах журнала продолжалось исследование истории, языка и культуры украинского народа, которое питало украинский дух среди молодежи, студентов, учителей.

На рубеже 1880-1890-х pp. опять начинается оживление в деятельности общин. Особенно активной и многочисленной в этот период становится Одесская община. Здесь, на окраине империи, в свободном, космополитическом городе, притеснения жандармов были слабыми, и можно было наладить украинскую культурническую деятельность. Под скрытым руководством Антоновича, наведывается в Одессу, оживает нелегальная работа одесских громадовцев. Руководит их трудом Михаил Федорович Комаров (1844-1913), более известный под псевдонимом М. Уманец. Родился он на Екатеринославщине в селе Дмитровке (ныне Петропавловский р-н Днепропетровской области), закончил Харьковский университет, жил и работал на Подолье, а впоследствии, до конца дней - в Одессе. Стараниями М. Комарова и Одесской общины удалось издать во Львове первый большой четырехтомной «Словарь украинского языка», который наглядно, окончательно доказал, что украинский язык никакая не «наречне» или диалект, а полноправная европейская речь славянской семьи.

Одесская община печатает украиноведческие труда (на русском языке), поддерживает деньгами М. Драгоманова, берет в свои руки журнал «По морю и по суше. С ее рядов вышли впоследствии выдающиеся деятели украинской революции 1917г.

Характерной чертой «революционных» 80-х pp. XIX в. стало появление украинских организаций политической направленности, которые ставили целью не только просвещение народа, но и подготовку его к революции, к политическому перевороту и, наконец, к образованию самостоятельного Украинского государства.

Первой такой группой стало «братство тарасовцев», образованное 1891 Иваном Липой, Николаем Михновским, Борисом Гринченко и др. На могиле Тараса Шевченко они поклялись, что будут соревноваться за получение Украиной политической свободы. Через два года во львовской газете «Правда» Они опубликовали свою программу - «Кредо веры молодых украинских. В нем отстаивалась идея определения украинских отдельным государственным народом и впервые ставилась цель - завоевание независимости. Однако, «братство тарасовцев», попав в поле зрения жандармов, тоже было вынуждено вести культурническую работу, постепенно растворившись в общинах.

Но нарастание в общинах политических тенденций, идей М. Драгоманова и социалистов заставили их руководителей к действиям. Следовательно, по инициативе В. Антоновича в 1897 г. все украинские общины объединились в одну «Общую украинскую беспартийную демократическую организацию» и образовали исполнительный комитет в Киеве, который координировал деятельность общин всей Украины. «Общая организация» продолжала издательскую деятельность, организовав издательство «Век», устраивала шевченковские праздники, чествования украинских деятелей, организовала фонд помощи репрессированным украинских, проводила съезды общин, но политической деятельностью чины для установления личных связей с главарями народнического движения. Но идей социализма М. Драгоманова народовцы не восприняли. I все же, под влиянием разграничения в приднепровских организациях украинских, происходила поляризация и среди народников - выделялось более энергичное левое и более инертное и склонно к соглашению с правительством правое крыло. Полномочным представительным центральным органом народников стала Народный Совет, созданная в 1885 г.

В ноябре 1890 лидеры народников Александр Барвинский, Кость Левицкий и Юлиан Романчук, поддержанные В. Антоновичем, заключили соглашение с австрийским наместником в Галиции. По ее условиям народовцы брались поддерживать австро-венгерскую и польскую власть в Западной Украине взамен открытие трех украинских гимназий, нескольких кафедр украинистики в Львовском университете и предоставление постоянных мест в парламенте. I хотя правительство не полностью выполнил соглашение, в деятельности народников началась «новая эра» - эра мирного сосуществования с польской шляхтой и поддержки политики Вены.

Идеи М. Драгоманова, который жил в это время в Женеве и был теперь ближе и доступен для галицкой интеллигенции, все больше стали проникать в ее среду и находить себе приверженцев. Его последователи, которые стремились осуществить социальную революцию и в ее результате освободить Украину, считали свою программу третьим решительным, или радикальным путем. Поэтому и называли себя радикалами. Наиболее активными и последовательными сторонниками социалистических идей М. Драгоманова и его «Громады» стали студенты Львовского университета Иван Франко и Михаил Павлык.

Родился Иван Франко (1856-1916) в селе Нагуевичах под Дрогобычем в семье крестьянина. Учился в Львовском и Черновицком университетах. Всю свою жизнь занимаясь наукой, литературой и живя из этой работы, ведя постоянную борьбу за национальное освобождение Украины, Франко пытался отдать долги родному народу, который дал ему образование. «Будучи сыном украинского мужика, - писал он, - вскормлен черным мужицким хлебом и трудом мозолистых мужицких рук, я должен трудом своей жизни заплатить за ее копейки, которые были потрачены мужицкой рукой, чтобы я мог выбраться на вершины, откуда разливается ясное свет, дыхание свободы и человеческих идеалов ».

В 1876 г. Франко с М. Павликом начинают редактировать студенческое издание «Друг», в котором разворачивают критику как «москвофилов», так и народников за низкий уровень их литературы, за консерватизм. Быстро находятся единомышленники, образуя небольшую, но достаточно активное группу радикалов в украинском национально-освободительном движении. В 1878 году, когда Франко и Павлика арестовали и судили за подрывную деятельность, Иван Яковлевич написал стихотворение «Товарищам из тюрьмы», изложив в нем программную цель радикалов.

Остро критикуя деятельность «москвофилов» и народников, Франко писал, что основа обоих этих «партий - одна и та же, а разница между ними чисто формальная. Или одна имеет верх или вторая - для народа пользу из того одна - никакая.

За участие в национально-освободительном движении Ивана Франко трижды сажали, не дали закончить Львовский университет, не допустили до избрания депутатом австрийского парламента и галицкого сейма, не позволили возглавить кафедру во Львовском университете. Но он не оставлял борьбы.

Своеобразным проявлением национально-освободительного движения была организация «Просвиты» - культурно-образовательного учреждения. Первая «Просвита» была основана в декабре 1868 p. y Львове народниками. Основой деятельности «Просвиты» стало распространение образования среди народа его родном языке. Впоследствии она начала издавать учебники, произведения украинских писателей, газеты, организовывать хоры, драматические кружки, библиотеки, театры, народные читальни, что начали конкурировать с кабаком и церковью.

Западноукраинская «Просвита» не имела политического характера, была централизованной и порой даже финансировалась правительством.

В 1894 г. радикалы организовали спортивно-пожарные общества «Сечь» и «Сокол», в которых крестьянские юноши проходили спортивный выучку, учились самодисциплины и патриотизма.

Широкое распространение в Галиции и Буковине получил кооперативное движение, который финансировался «Просвиты» и богатыми украинскими. Такие кооперативы, как «Народная торговля», «Сельский хозяин», «Вера», страховая компания «Днестр» приучали украинского к хозяйственной деятельности, вытесняя из этой отрасли евреев.

В конце XIX в. из разных общественных течений в Западной Украине начинают консолидироваться политические партии. В 1890 г. левые народовцы и радикалы, состоявшие I. Франко и М. Павлик, создали первую украинскую Радикальную партию с программой образования независимого Украинского государства. Радикалы повели борьбу с «москвофилами» и правыми народниками, которые пошли на сделку с австрийским правительством. Они проводили активную работу среди крестьян и национальной интеллигенции, требовали политических свобод, введение общественной собственности на землю, всеобщего избирательного права. В 1899 г. Радикальная партия распалась. Из нее организован Национально-демократическую партию, в которую вошли большинство радикалов, в том числе и профессор Львовского университета МихайлоГрушевський и Иван Франко.

Одновременно с ними зорганизувалося и политически заангажированное духовенство, создало консервативную, ориентированную на Вену, партию - католическо-руский союз.

К началу XIX в. украинская национальная и земельный символика отличалась декоративностью и разнообразием. Разорванная между двумя империями-хищниками, лишенная силой собственной государственности, Украина не выработала единой унифицированной символики. Потребность в ней появилась на украинских землях в 30-40 pp. XIX в. в связи с возрождением национально-освободительного движения. К тому же, развивать ее можно было только на западных украинских землях, поскольку русская монархия ничего подобного не позволяла, держа украинские в «черном теле».

1848 p., когда интеллигенция Галичины создает Главную Русскую Раду, ее деятели, обратившись в военных традиций украинского, к историческому наследию Галицко-Волынского княжества и Русского воеводства, приняли такие национальные символы Галиции: герб - золотой лев на голубом фоне, которому соответствовал голубой флаг с золотым львом.

К этому времени относится и попытка выбрать какую из песен гимном украинского. Сначала галичане пели как гимн патриотическую песню «Дай Бог, в добрый час». В 1848 г. Головна Руська Рада утвердила как национальный гимн галицких украинских стихотворение Т. Гушалевича «Мир вам, братья, всем приносим».

1863 p. y львовском журнале «Мета» появилась стихотворение «Ще не вмерла Украина» с подписью - Т. Шевченко. В действительности же автором был киевский этнограф П. Чубинский. В том же году композитор М. Вербицкий написал музыку, и поэзия стала национальным украинским гимном.

На торжествах украинской интеллигенции и украинских общественно-политических формирований в конце XIX в. рядом с выполнением упомянутых песен-гимнов все чаще поднимается и желто-голубой флаг. Его использует также и церковь - православная и греко-католическая.

Различные политические кружки, партии, организации - как на Восточной, так и на Западной Украине - берут национальную символику на вооружение, чтобы подчеркнуть как свою национальную принадлежность, так и стремления к национальному самоопределению.