Политика «украинизации» - форма и содержание

Одним из главных направлений «украинизации» стало расширение сферы употребления украинского языка в государственной жизни. 3 августа 1923 для государственных чиновников и партийных функционеров стали организовываться курсы украинского языка; кто не прошел их и не получил соответствующего экзамена, рисковал потерять свою должность. В 1925 г. было введено обязательное употребление украинского языка в государственном делопроизводстве, a1927 p. первый секретарь КП (б) У Лазарь Каганович объявил, что вся партийная документация будет вестись на украинском языке. Параллельно росло количество украинских в партийно-государственном аппарате. В 1923 г. их доля составляла 25-35%, в 1926-1927 pp. - Уже 52-54%.

По количественным ростом стояли важные структурные изменения. Одним из главных последствий «украинизации» было появления новых украинских государственно-партийных, хозяйственных и культурных элит. Их костяк составляли так называемые национальные коммунисты. Они выступали руководящими кадрами политики «украинизации», а армия исполнителей рекрутувалася преимущественно из украинской интеллигенции. Значительная часть ее принимала участие в национально-освободительной борьбе и отмечалась антибольшевистским настроениями. Но она компенсировала свое поражение в революции активной культурнической деятельностью.

Отдельную группу среди представителей национальной элиты составляли украинские эмигранты из Берлина, Вены, Праги и Парижа, которые также поверили в серьезность курса государства на «украинизацию». 1923 Юрий Тютюнник, герой Зимнего похода, вернулся в Советскую Украину и напечатал открытое письмо, призывая своих соотечественников в эмиграции следовать его примеру. В 1924 г. в УССР вернулся Михаил Грушевский. Вслед за Грушевским в Украину отправилась значительное количество эмигрантов, прежде представителей украинских левых партий.

Наибольшее влияние «украинизация» произвела на развитие национального образования. Она совпадала по времени с развертыванием большевиками так называемой культурной революции, одним из главных направлений которой была ликвидация неграмотности. В 1925 г. было введено для детей обязательна четырехклассное, а в 1931 г. - семикласне обучения. Если до революции 1917 г. в Украине вообще не было украинских школ, то в конце 1920-х pp. 97% украинских детей учились родным языком (этот показатель так и не был превзойден за годы советской власти). Доля высших учебных заведений и украинским языком преподавания выросла с 19,5% в 1923 г. до 69% в 1929 г. Рост сети украиноязычных учебных заведений шло параллельно с беспрецедентным развитием научных исследований в различных областях украиноведения. Центром научной деятельности стала созданная еще во времена П. Скоропадского Всеукраинская академия наук (ВУАН).

Резко увеличилось количество украинской прессы. На 1933 г. она ста-родительница 89% всего тиража газет в республике. Возникли украиноязычные стационарные театры. В 1931 г. они составляли три четверти всех театров в Украине. На украинской сцене шли пьесы не только из национального репертуара, но и мировая классика в переводе на украинский язык.

Последствия «украинизации» выходили за пределы исключительно культурной и научной сферы. Она вызвала серьезные изменения в социальной и национальной структуре общества. Наличие развитой украиноязычной инфраструктуры (школы, институты, пресса, театры) остановила процесс русификации населения в крупных городах Востока и Юга Украины. Впервые в украинской истории украинского составляли более половины (55% в 1926 г.) рабочего класса. Город начал терять позиции цитадели российской идентичности.

Все это создавало условия для перерастания украинской политической нацией рамок национальной этнической общности. Ведь защищать украинские интересы брались не только этнические украинские, но и представители других национальностей, проживавших на территории Украины. Ни одна из республиканских версий «коренизации» не зашла так далеко, как украинская. За десять лет «украинизации» (1923-1933) украинские превратились в структурно полноценную, урбанизированные и консолидированы нацию - то есть набрали всех тех характеристик, которых им так не хватало во время революции 1917-1920 pp. Они вступали в XX в. как модерна нация. Теперь можно было чувствовать себя современным человеком, делать партийную, государственную, научную и другую карьеру, не боясь потерять национальной идентичности.

«Украинизация» подорвала равновесие сил, которая сложилась в начале 1920-х pp. между коммунистическим режимом и украинским национальным движением. Переход части коммунистов на национальные позиции, творения украинского пролетариата, увеличение доли украинского населения и активная образовательная культурная и научная деятельность старой и молодой украинской элиты создавали серьезную угрозу контроля центра над УССР.

Центр так долго мог смотреть сквозь пальцы на состояние дел в Украине, пока он был занят внутрипартийной борьбой в Кремле после смерти В. Ленина. 3 концу же 1920-х pp, после разгрома разнообразных «уклонов» и «оппозиций» во Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (ВКП (б) - так стала называться РКП (б)) и окончательного укрепления Иосифа Сталина у власти, наметилась резкая изменение во внутренней политике партии, фактически означала возврат к методам «военного коммунизма» и массового революционного террора.