Особенности хрущевской «оттепели» в Украине (1956-1964)

Три десятилетия после смерти Сталина в истории Украины можно условий едва разделить на два периода, которые имели существенно отличное историческое содержание. Первый - это времена «оттепели», когда была предпринята попытка частично реформировать тоталитарную советскую систему, превратить ее в более жизнеспособный общественный организм. Второй период стал временем политической и идеологической реакции, прогрессирующего упадка и разложения тоталитарной системы. Украина, которая в эти времена, казалось бы, навсегда заняла место самой мощной провинции великой империи, стала ареной всех этих событий, запрограммировали ее развитие в последующие времена.

25 февраля 1956 на закрытом заседании XXзьизду КПСС в Москве первый секретарь ЦК партии Н. Хрущев произнес тайную доклад, посвященный культовые личности И. Сталина. Она вызвала шоковую реакцию в зале. Перед делегатами предстал новый образ Сталина - жестокого, малокомпетентных тирана, который последовательно создавал свой культ, безжалостно уничтожая оппонентов и вчерашних соратников. Жесткой критике была подвергнута центральная фигура официально насаждаемая десятилетиями системы канонизированных ценностей, идол десятков миллионов людей, символ единства и могущества советской системы. Этот момент можно считать точкой отсчета цепной реакции освобождения советского общества от некоторых наиболее одиозных, реакционных черт, тормозили его развитие, процесса частичной либерализации некоторых сфер жизни общества, прежде духовной. Эти времена получили название «оттепели».

«Оттепель» была вызвана не только личным желанием Хрущева или стечением обстоятельств. Изменений требовало жизни. Западный мир вступал в эру тотальной модернизации, связанной с развитием научно-технической революции. «Соревнования двух систем» потребовало новых темпов, новых импульсов в развитии советского общества, ускорения экономического развития, повышение жизненного стандарта. В интересах самосохранения тоталитарной системы было проведено реформирование определенных ее компонентов и структур, освобождения от бремени надцентрализму, почти полной самоизоляции и духовной скованности. До этого, конечно, добавлялись чисто субъективные стремления части партийно-государственной бюрократии, заинтересованной в изменениях, которые бы расширили сферу ее компетенции за счет устранения от власти выдвиженцев сталинской эпохи, и соображения борьбы за власть между сторонниками Хрущева и ортодоксальными сталинистами в «верхах ».

Теперь, в связи с острой критикой всего, что было связано с культом Сталина, коммунистическое руководство требовало нового оправдания своей власти. Сталинские репрессии, Твердило вас, не вытекали из характера настоящего социализма, наоборот - они были его «искривлением», отходом от «ленинского курса». Освобожден от этих искажений, социалистический строй должен был доказать свою историческую превосходство над капитализмом. Эта идея была положена в основу новой Программы партии, принятой на XXIIзьизди КПСС (17-31 октября 1961 p.). За двадцать лет, уверял Хрущев, Советский Союз догонит и перегонит США по всем показателям общественного производства.

Однако, поскольку достаточных финансовых и материальных ресурсов для одновременного решения всех задач, стоявших перед государством, не было, командная система развязала эту проблему в традиционном стиле: определила ключевое звено в цепи задач и определила соответствующую систему приоритетов. Таким звеном в начале 50-х pp. стала продовольственная проблема, требовавшая радикальных реформ всего процесса сельскохозяйственного производства. В результате в середине 50-х pp. сельское хозяйство именно благодаря приоритетности его развития впервые за долгие годы стало рентабельным. Это был период наибольшего подъема в истории колхозно-совхозного производства в СССР. Валовая продукция сельского хозяйства за 1954-1958 pp. сравнению с предыдущей пятилеткой выросла на 35,3%.

Но, начиная с 1958 p., yсильськогосподарському производстве начался спад. В чем же были его причины? Определенная децентрализация командной системы не означала ни ее уничтожения, ни ее устранения от управления хозяйством. Она в это время еще сохраняла свои ключевые позиции, что вело к усилению административного давления на колхозы, «урезание» приусадебных участков и др. Реформы осуществлялись непоследовательно, противоречиво, волнообразно, в режиме «вперед - стоп - назад», неся на себе солидную печать субъективизма советского лидера.

Хрущев проявлял чрезвычайную нетерпение в осуществлении своего проекта. Он требовал, горящих хозяйственных чудес и с непосредственностью необразованного, но уверенного в себе партийного руководителя выдавал налево и направо советы и приказы, где, что и как выращивать, с какой скоростью водить трактор при пахоте, как писать стихи, рисовать картины и т.д. Его самой большой ошибкой было, однако, фатальное непонимание того, что в действительности произошло на Западе в послевоенные десятилетия. Он старательно высчитывал, сколько тонн железа должна выработать Советский Союз на душу населения, чтобы перегнать США. Ирония заключалась в том, что США, как и другие промышленно развитые страны, в то время развивали новые технологии, не нуждались такого количества металла. На Западе полным темпом шла научно-техническая революция, которая базировалась на использовании новых материалов - полупроводников, пластмассы. Хрущев хотел догнать и перегнать западный капитализм, но не понимал, что бежит в совершенно противоположную сторону.

Heв всем его усилия были тщетными. Именно во времена Хрущева запущен в космос первый спутник (1957) и выведен на орбиту первого космонавта (1961). Это был серьезный вызов Западу. Украина с ее большими ресурсами и мощной топливно-энергетической базой играла большую роль в развитии экономической интеграции стран социалистического лагеря. Целью московского руководства было достичь такого состояния, когда страны «восточного блока» во главе с Советским Союзом составляли бы единый хозяйственный организм. Выразительным проявлением этих планов была строение нефте - и газопроводов, объединяющих СССР со странами «народной демократии» Центральной Европы.

В 1950-1965 pp. в Украинской ССР постоянно росли масштабы добычи нефти и угля, производства электроэнергии, продукции черной металлургии, химической и нефтехимической промышленности и машиностроительного комплекса. Темпы прироста промышленной продукции за эти пятнадцать лет почти вдвое превышали эти же показатели за 1965-1985 pp. В этом смысле годы правления Хрущева были динамичными для развития украинской промышленности.