Культурная и духовная жизнь в Украине в 1920-1930-е pp

Однако оставалась еще одна прослойка населения, которая могла (по крайней мере теоретически) составить оппозицию тоталитарной системе. Это была интеллигенция - интеллектуальная элита украинского общества. По логике московского руководства, в Украине речь шла о «предательское лицо националистической интеллигенции».

Однако сначала якобы ничто не предвещало бури. Временный поворот к управлению страной на принципах новой экономической политики в 1920-е pp. начал приносить убедительные результаты не только в области хозяйствования, но и в культурно-духовной сфере. Советская власть вынуждена была приспосабливаться к изменениям в обществе, идя на шаги, значение которых иногда трудно было быстро и однозначно оценить. Один из таких шагов - политика «коренизации», провозглашенная XIIзьиздом РКП (б) в апреле 1923 Перед местным аппаратом относились требования пополнения своих рядов за счет национальных кадров, пользование родным языком в государственных учреждениях и заведениях нерусских советских республик, содействие розвитковинациональнои культуры.

Украинский разновидность этой политики получил название «украинизации». Украинская культура получила хоть и временную, но уникальную возможность для нормального развития и полностью воспользовалась нее. Центром украинизации стал Народный комиссариат просвещения республики, которое возглавляли последовательно Г. Гринько, А. Шумский, М. Скрипник. Наибольшее влияние «украинизация» произвела на развитие национального образования. Немало позитивных изменений произошло в литературе и искусстве. С эмиграции в Украину вернулись М. Грушевский, С. Рудницкий и другие известные деятели науки, образования, культуры. В литературе активно работали П. Тычина, В. Эллан-Блакитный, В. Сосюра, М Рыльский, М. Драй-Хмара, М. Хвылевой, Н. Зеров, М. Кулиш и многие другие. Возникали национальные культурные и литературные организации («Гарт», «Плуг», «Авангард» и др.). В 1925 г. возникла Вольная академия пролетарской литературы (ВАПЛИТЕ), объединившая талантливых писателей, активных участников движения за возрождение украинской духовности. Значительный вклад в развитие национальной музыкальной культуры сделали Л. Ревуцкий, Б. Лятошинский, М. Вериковский. В изобразительном искусстве активно работали М. Бойчук, I. Ижакевич, А. Петрицкий, Б. Иванов, В. Касьян и др. Выдающимся деятелем украинской сцены был Лесь Курбас, который в марте 1922 г. организовал уникальный театральный коллектив «Березиль». Это был новый шаг на пути обновления национального театра. В 1927 г. была создана Киевская киностудия.

Однако в конце 20-х pp. процесс украинизации практически прекратился, уступив место массированному наступлению сталинского режима на национальную жизнь. Первой жертвой целенаправленных атак в республике упало старше дореволюционное поколение украинских интеллектуалов. В июле 1929 г. среди них было проведены массовые аресты. В марте 1930 г. 45 арестованных предстали в Харькове перед судом, обвиняемые в принадлежности к тайной Союза освобождения Украины (СВУ). Были осуждены известные ученые, писатели, культурные деятели: Сергей Ефремов, Михаил Слабченко, Андрей Никовский, Осип Гермайзе, Людмила Старицкая-Черняховская и др. Вместе с ними на скамью подсудимых попали молодые люди, которым закидывалось членство в юношеской организации СВУ - Союзу украинской молодежи. Среди историков нет единства мнений относительно фактического существования СВУ-СУМ. Подавляющее большинство склоняется к мысли, что дело сфабриковали советские карательные органы. Арестованные получили от 2 до 10 лет, а впоследствии были ликвидированы.

В феврале 1931 г. прокатилась очередная волна арестов. На этот раз арестованных обвинили в принадлежности к подпольной Украинского национального центра (УНЦ). Большинство из них было эмигрантами, которые в 1920-х pp. вернулись в Советскую Украину. Руководство Центром инкриминировалось двум ведущим деятелям Украинской Народной Республики периода Центральной Рады - бывшему его лидеру Михаилу Грушевскому и премьер-министру Всеволоду Голубовичу. В частности, М. Грушевского выслали в Москву в марте 1931 г. без права возвращения в Украину (в 1934 г. он умер. В целом же по обвинениям в принадлежности к УНЦ были репрессированы 50 деятелей национальной науки и культуры. В декабре 1934 г. по делу так называемого «Украинского центра бело-гвардейцев-террористов» были приговорены к расстрелу 28 представителей украинской интеллигенции.

Репрессиям подверглись большинство из участников политики «украинизации». 7 июля 1933 p., обвиняемый в причастности к контрреволюционной организации, покончил с собой Николай Скрипник, основной пропагандист украинизации.

Тотальные «чистки» не обошли и театр. 1933 г. было арестовано выдающегося режиссера Л. Курбаса, а организован им театр «Березиль» закрыт. В сталинских лагерях погибли украинские академики - геолог Н. Свитальский, генетик I. Аголь, философ С. Семкивський. Однако даже при этих условиях украинские ученые успели сделать немало полезного. Признание получили работы А. Палладина, Н. Стражеско, А. Динника, М. Луговцев, Ю. Кондратюка и др.

В 30-е pp. yсфери культуры наибольший вред нанес пресс идеологизации. С целью внедрения тотального контроля над творчеством художников в середине 30-х pp. было образовано единые контролируемые Москвой союзы писателей, художников, композиторов и т.д. С их помощью государство подавляла любое отклонение от «линии партии». В течение 1933 от научной работы по политическим обвинениям было устранено 1649 ученых (или 16% от их общего состава. Очередными жертвами репрессий стали I. Кулиш, Н. Зеров, Е. Плужник и много других. В целом за эти годы Украина потеряла около 500 талантливых писателей. Власть стояла на пути творчества таких выдающихся кинорежиссеров, как А. Довженко, I. Кавалеридзе, I. Савченко, I. Пырьева, Л. Лукова т.д. Так, в 30-х pp. Александр Довженко был вынужден покинуть Украину и переехать в Москву.

Пресс большевистского террора буквально раздавил украинскую культурническую элиту. «Чистка» приобрела тотальный характер. Из 85 украинских ученых-филологов были репрессированы 62; несколько сотен украинских кобзарей, которые собрались на свой съезд, были арестованы и расстреляны все до одного. Аппарат комиссариата просвещения, главного проводника политики «украинизации», был полностью замещен на областном уровне и на 90% - на районном. Уволен с работы чуть не 4000 украинских учителей и 210 преподавателей педагогических институтов. 3 259 украинских писателей, которые печатались в 1930 p., после 1938 г. осталось только 36. Из них, по приблизительным подсчетам, расстреляно 17, покончил жизнь самоубийством 8, арестован и сослан в лагеря - 175, пропало без вести - 16, умерло своей смертью - 7. Таких же потери понесли и другие области научной и культурной деятельности.

Крайне сложным было положение церкви. Государство поставило перед собой мсту контролировать или же совсем истребить религиозные учреждения. Речь шла о том, чтобы воспитать атеистами новое поколение. Началось массовое уничтожение материальной основы религиозных общин. В помещениях храмов устраивались школы, гаражи, склады и т.п. В 1930 г. вне закона объявлены Украинскую автокефальную православную церковь (УАПЦ), утворенув жовтни1921р. Вторая пятилетка (1933-1937) была объявлена «пятилеткой уничтожения религии». К середине 30-х pp. в Украине осталось лишь 9% церковных сооружений сравнению с 1913 г.

Таким образом, положение украинской культуры в 30-е pp. полностью отражало общеполитическую ситуацию в стране. Достигнув значительных успехов в 20-х pp, украинская культура попала под жесткий идеологический пресс режима, все больше проявлял себя тоталитарный, антинародный. «Расстрелянное возрождения» - это, пожалуй, наиболее точная характеристика состояния национальной культуры в этот период.

По подсчетам М. Максудов, бывшего советского демографа, который выехал на Запад, прямые людские потери от репрессий в 1927-1938 pp. составляли не менее 4,4 млн. человек. Подытоживая трагический опыт 1930-х pp, нельзя не согласиться со словами Богдана Кравченко: «Наибольшим достижением украинского в это десятилетие было то, что украинские пережили его.