Концепция плановой экономики и индустриализация страны

В конце 1920-х pp. советское руководство вернулось к политике коммунистического штурма, которую оно воплощало в жизнь на протяжении 1918-1921 pp. Отказ СССР 1929 от новой экономической политики означало серьезные изменения прежде во внутренней политике большевиков, которые избрали курс на «построение социализма в одной" отдельно взятой стране ». Олицетворением данного курса стал переход к директивного хозяйствования и принятия в мае 1928 г. первого пятилетнего плана (1928-1932), выполнение которого должно полностью трансформировать советское общество. Основными направлениями построения социализма провозглашались форсированная индустриализация, принудительная коллективизация сельского хозяйства и культурная революция.

Именно политика «социалистической индустриализации» должна была принести успех сталинскому плану «великого перелома». Целью ставилась задача обеспечить преимущественный и первоочередное развитие отраслей группы «А» (топливной, энергетической, химической, машиностроительной и др.). Это позволило бы превратить СССР в мощную индустриальную державу с крупным военно-промышленным потенциалом.

С точки зрения центра, УССР была одним из главных плацдармов, где на базе имеющихся производственных сил должна осуществляться индустриализация Советского Союза. Особенно большое значение придавалось развитию металлургической-добывающей базы Украины. Что же касается технической политики государства, то она заключалась в создании в УССР предприятий-мопополистив, продукция которых предназначалась для нужд крупных регионов, в частности Центральной России.

Еще в декабре 1927 г. XVзьизд ВКП (б) провозгласил приоритет государственного плана над рынком. В съездовских директивах для составления первого пятилетнего плана предусматривалось уничтожить товарно-денежные отношения в ближайшем будущем. Говорилось, что товарооборот постепенно превращаться в продуктообмен, а торговый аппарат уступит место аппарата «социалистического распределения продуктов».

Первый год пятилетки начался с октября 1928 Страна вступала в пятилетку незаметно. Но в конце 1929 г. руководство ВКП (б) круто повернуло руль государственного корабля. Поворот в экономической политике характеризовался принудительной продразверсткой, запретом торговли, введением карточной системы снабжения городского населения, инфляционным выпуском бумажных денег, раскулачиванием самых крестьянских хозяйств и принудительным объединением собственности всех других категорий крестьянства в коллективных хозяйствах.

Продиктован И. Сталиным темп роста промышленного производства был огромным - 37,7%. Однако эти темпы остались на бумаге, хотя промышленность бесперебойно получала нужно финансирование. Даже официальные данные показывают, что среднегодовой темп промышленного роста за годы пятилетки (кроме первого) составил только 15,7%. Особенно высокие темпы развития тяжелой индустрии были запланированы для Украины. Так, задание по добыче угля повысили с 27 до 80 млн. тонн (а фактически были подняты «на гора» 45 млн. тонн), план выплавки чугуна - с 2,4 до 6,6 тыс. тонн (фактическое выполнение - 4, 33 тыс. тонн) и Т. др. Следует также учесть, что официальные данные вследствие инфляции и повторного подсчета валовой продукции были завышены.

Капиталовложения в основные промышленно-производственные фонды УССР возросли с 438 млн. рублей в 1929 г. до 743 млн. в 1930 p., 997 млн. в 1931 г. и до 1229 млн. руб. в 1932 г. (в сопоставимых ценах 1928 p.). Такая финансовая ливень позволила за четыре года (1929-1932) удвоить производственные мощности крупной промышленности. Одной из первых в УССР начала строиться Штеровская ГРЭС. Первая ее очередь мощностью 20 тыс. кВт была введена в эксплуатацию еще осенью 1926 В 1931 г. крупнейшая электростанция Донбасса достигла мощности 157 тыс. кВт. Тогда же начал работать первый турбогенератор Зуевской ГРЭС мощностью 50 тыс. кВт. Через год строители ввели в строй еще два агрегата, в результате чего мощность электростанции возросла до 150 тыс. кВт.

И символом советской индустриализации был Днепрогэс. Его начали строить весной 1927 Каждый из пяти турбогенераторов первой очереди, которые поставляла американская фирма «Дженерал электрик» (GeneralElectric), имел мощность 62 тыс. кВт. Фирма заявила, что турбины и генераторы для Днепрогэса является ее высшим достижением, превышающей самые достижения мировой техники. В октябре 1932 p., когда первая очередь электростанции была введена в эксплуатацию, строители начали монтаж шестого генератора.

В металлургию пошла четверть капиталовложений, имевшихся в распоряжении промышленности. Почти половину этих огромных средств поглотило строительство трех заводов полного цикла - «Запорожсталь», «Криворожсталь» и «Азовсталь». Завод инструментальных сталей, находившийся сначала в составе Запорожского металлургического комбината, позже стал предприятием под названием «Днепроспецсталь». 3 его построением осенью 1932 г. в Украине появилась электрометаллургия. В химической промышленности УССР были построены «Донсода», Рубежанский комбинат, Горловский азотно-туковый завод, ряд коксохимзаводов. Менее интенсивно развивалась легкая и пищевая промышленность.

Если сопоставлять результаты индустриальной гонки утвержденным на первую пятилетку задачами, приходится констатировать провал многих проектов и пятилетнего плана в целом. Однако в начале 1933 И. Сталин объявил о досрочном выполнении пятилетки в 4 года и 3 месяца (т.е. с октября 1928 p. noкинець 1932 p.). Поэтому 1933 стал рассматриваться как первый год второй пятилетки (1933-1937).

Замечательные мобилизационные свойства директивного планирования были единственным преимуществом экономики командного типа по сравнению с рыночной. Одновременно «пролетарское государство» беззастенчиво эксплуатировала рабочий класс - прежде методами принуждения и запугивания. Использовался также и искренний энтузиазм трудящихся, их доверие к власти, вера в «светлое будущее». Материальные стимулы, наглядно продемонстрировали свои преимущества в период новой экономической политики, были заменены стимулами моральными, политико-идеологическими. Экономические трудности (причем всегда подчеркивалось: временные) объявлялись неизбежными и вполне естественными.

В ночь с 30 на 31 августа 1935 забойщик шахты «Центральная - Ирмино» ОлексийСтаханов с помощью двух помощников-крепильщиков добыл 102 тонны угля при норме 7 тонн (рассчитанной только на забойщика. Государство использовало это для пропаганды социалистических соревнований (такзваний «стаханивськийpyx»), aтакождлятого, чтобы пересмотреть нормы выработки в сторону их увеличения на 35-45%.

Благодаря героическому труду трудящихся и широкому использованию принудительного труда заключенных в Украине количество предприятий тяжелой промышленности выросла в 11 раз, в Донбассе было открыто 100 новых шахт, налагодиливипуск продукции тракторный и турбогенераторный заводы в г. Харькове, металлургические комбинаты в Запорожье, Кривом Роге, Мариуполе. Удельный вес тяжелой промышленности по валовой продукцией возросло до 92%; вдвое увеличилась численность рабочих. Накануне Великой Отечественной войны украинские просторы были основной металлургической, угольной и машиностроительной базой СССР. По уровню развития отраслей тяжелой промышленности УССР опередила ряд стран Западной Европы. Вследствие индустриализации Украина превратилась из аграрной в индустриально-аграрную республику.

Форсированная индустриализация привела к кардинальным изменениям в составе рабочего класса. В крупной промышленности УССР в начале 1929 г. работало 690 тысяч рабочих, а в конце 1932 г. - уже 1275 тысяч (т.е. почти вдвое больше). Более половины прироста рабочих обеспечило село. Однако технические сдвиги, сопровождавших развитие промышленности, требовали ускоренной подготовки квалифицированных рабочих. Чтобы не замедлить темпы, было одобрено решение готовить кадры непосредственно на производстве. Это имело своим следствием частые поломки оборудования. Участились аварии, резко ухудшилось качество продукции.

Политика индустриализации имела и другие негативные последствия. Был взорван развитие сельского хозяйства и отраслей легкой и пищевой промышленности, производительные силы республики размещались нерационально и неравномерно, произошел отрыв сырьевых баз от предприятий-потребителей. Была усилена централизация управления промышленностью, при том проигнорировано экономические механизмы регулирования, состоялось общее огосударствление средств производства, а чрезмерная урбанизация привела к осложнению жилой и продовольственной проблем. Вследствие этого значительно снизился жизненный уровень населения.

С середины 30-х pp. все четче проявлялся курс на милитаризацию народного хозяйства, создание мощного военно-промышленного комплекса. Изменилось соотношение между промышленностью и сельским хозяйством в общей структуре экономики. Резко сократились все виды частного предпринимательства. В государстве утверждалась плановая административно-командная система.

Следует отметить, что вторая после ленинского «военного коммунизма» попытка выйти за «стихии рынка» и построить народнохозяйственную систему без товарно-денежных отношений закончилась так же, как и первая - экономической катастрофой, причем пострадали не структуры тоталитарного государства, а общество. Iнайбильше - его неорганизованная и политически беспомощная часть - многомиллионное крестьянство.